Экспедиционный отчет общества "Вятичи" об участии
в слете европейских язычников в Литве

(11-19 августа 1997 г.)

 

          Литовское общество Ромува пригласило русских язычников к себе в гости на слет с 11 по 17 августа. Такие слеты общество проводит ежегодно, и приглашает на них единоверцев из всей Европы. В отчете описано - как происходил этот слет, каковы его итоги, излагается почерпнутая на слете информация.

11 августа

          Максим Васильев, Вадим Казаков (старейшина калужской общины), Виктория, Лаймутис и его жена Лариса выехали из Москвы поездом №5 в Вильнюс в 17.17 десятого августа. Одиннадцатого августа в 0.17 я ( Николай Сперанский) сел в тот же поезд в Орше, Максим выдал мне мой заграничный паспорт с визой, билет был отдан проводнику ранее.

          Утром нас разбудила белорусская, а затем литовская таможня. Таможня занимается лишь тем, что взымает деньги с проводников, которые были ими получены от челноков. Многочисленные тюки следуют из России в Литву без всякого досмотра. Мы заполнили декларации, но никто их не смотрел.

          Вокзал в Вильнюсе, я стоял на этом перроне 23 года назад. Против обещания Лаймутиса никто нас не встречал, и у нас было время обменять деньги и ознакомиться с автоматическими дверьми, которые сами открываются, когда к ним подходишь. Местные деньги - это литы и центы, один лит приравнен к 1500 рублям. Меняли доллары на литы, а на обратном пути оставшиеся литы на рубли. В местном банке за доллар дают рублей больше, чем в России.

          Наконец, появляется наш микроавтобус. Шофер - хороший парень, зовут Вилюс. Мы заезжаем за тремя молодыми женщинами, которые, как позднее выясняется, язычницы и певицы, и едем за сто километров от Вильнюса в деревню городского типа Ушпаляй. В Литве мало лесов, местность холмистая, деревень мало, но зато полно хуторов. Иной раз с холма их видно сразу штук пять. Вдоль больших дорог хутора через каждые пол километра. Заборов нет, подсобные постройки стоят далеко от усадьбы, много коней и свободных пастбищ.

          По дороге останавливаемся у озера с прозрачной водой, купаемся, завтракаем в харчевне, что стоит тут же на холме. Харчевня построена год назад, на почетном месте старинная прялка, звучит музыка - не поп и рок, а национальная, предлагается пиво, подается картошка с сосисками. Лаймутис за всех платит. Рядом второе озеро.

          В Ушпаляй нас останавливают длинноволосые ребята в черных майках с изображениями черепов и скелетов. Выясняется, что это "свои", а я подумал, что это какие-нибудь скандинавы.

          Директор ушпальской школы - молодой человек с бородой, отвел нам комнату в каком-то летнем доме, где стояло семь кроватей с тумбочками, два стола, и ни одного стула, устроились хорошо.

          Мои надежды увидеть западных язычников не состоялись. На слет приглашались многие с запада, но кто - мне так и осталось не известным. Насколько удалось понять ситуацию - все, кто на западе интересовался литовцами у них уже перебывали раза два, изучили их обряд, удовлетворились и поленились приехать еще раз. Если бы они знали, что приедут представители России, то, может быть, кто-то и приехал бы поглазеть на нас, но это не было известно, а если и было, то "продавать" нас как "зрелище" литовцы бы не стали, народ все же деликатный и себя уважающий. С нами заранее был договор, что я читаю лекцию на вольную тему, а Вадим Казаков выступает с информационным сообщением о становлении языческого движения в России и проводит обряд по калужскому образцу.

          На слете от запада был какой-то бывший солдат вермахта - Фридрих, он на старости лет решил проехать по местам своей боевой славы. Была перезревшая, сложная девушка Эдда из Австрии. Ее печатные материалы появлялись в немецком языческом журнале "Хугин Мунин". Через нее Ромува поддерживает связи с западными организациями.

          Были на слете поляки. Главный и старейший из них Станислав Подшебовский из Вроцлова. Он рассказал, что кто-то разгромил язычников в Белоруссии, так что их лидер Федор Кушкуревич прячется в Польше. Вот потому и нет белорусов на слете. По-видимому, разборка носила не политический, а экономический характер - Кушкуревич коммерсант. Казаков сказал мне, что Станислав - "польский Доброслав". Еще от поляков был молодой, красивый, высокий парень в черном. Он бесконца носил на руках какую-то польку. С ними было еще несколько бритых ребят тоже в черном - как выяснилось, у них стригутся при посвящении. Было еще несколько человек из Латвии, да еще мы. Вот и все гости заграничные. Остальные - активные члены Ромовы плюс всякого рода интересующиеся случайные люди от других языческих организаций Литвы. Некоторых из них организаторы слета сами не знали. Просочиться любой агентуре на слет было несложно, слет был абсолютно открытым и пристойным. Всего было человек семьдесят, всех их приютил ушпальский директор, который тоже язычник.

          Городок Ушпаляй был явно удивлен появлению множества праздного народа, среди которого многие ходят в белом или черном, но отношение населения к нам я так и не узнал.

          В 20.00 Йонас Тринкунас - староста слета и глава Ромувы, собрал нас всех для разъяснения дальнейших действий. Оказалось, что завтра вечером будет литовский обряд по случаю открытия слета, всем быть в ритуальной одежде. Предполагается так же выступление поляков и русских - когда, пока еще не ясно, полякам надо срочно ехать на какой-то другой слет. Ежедневно до обеда будут кружки (изготовление украшений, древний танец, биоэнергетика, литовская вера), после обеда лекции и экскурсии.

12 августа

          Перед изложением событий этого дня, хочу записать ряд обрывочных сведений, которые сейчас уже неизвестно когда были получены и неизвестно в связи с чем. Они есть в моих черновых записях, и сами по себе заслуживают фиксации.

          1. От Станислава Подшебовского (он знакомый Вадима, носит перстень со свастикой), стало известно, что в Польше есть четыре языческие организации. Это они сами, "Костел", что смешивает язычество с христианством, "жиды", которых поддерживает Сорос, и "профессора", которые имеют подход к язычеству более научный, чем духовный.

          Вообще, тех язычников, которых поддерживает Сорос никто не любит и в Литве их тоже принимают за "прокаженных".

          2. Народный танец преподавала приятная женщина - Вергиния. Я показывал ей ковш своей работы. Она сказала, что у них, все как и в России, мастера не могут заработать на пропитание, и она сама зарабатывает далеко не преподаванием танцев. Понял, что торговлей.

          3. В Ушпале течет река Швентоя - Святая. Всего в Литве около пятисот мест с названием "святое". Река не широкая, прозрачная вода почти сразу у берега по пояс, мелкого камня дно, длинные водоросли, в них было приятно путаться как в женских волосах. По берегам растет мята. В реке купались каждый день.

          Литовский обряд будет проходить недалеко от этой реки, в месте с названием Крокуле. Там священный источник со священным камнем. Туда приносили дары и ползали вокруг камня на коленях. В Белоруссии была аналогичная традиция - когда приходили на капище с просьбой и жертвой, то сперва обползали на коленях трижды вокруг каменного алтаря или идола, прежде чем осмелиться попросить богов о чем либо. Вставать на колени - это выражение согласия в своей подчиненности, покорности - практиковалось независимо от христианства. Возле Крокуле, у борода через Швентою нищие странники собирались на братчины по каким-то своим праздникам. Это говорит за то, что в Литве был институт странничества, (как в России и в Индии).

          4. В следующем году Галина Лазко от киевской "Громады Православия" предлагает устроить славяно-балтийский слет на Украине. Я предложил Йоносу идею слета в Москве, так, чтобы гости жили по домам у язычников- гостиницы очень дороги. Приличный зал для собраний я предложить не смог, не богато оказалось и с местами для экскурсий. Что есть тематического в Москве вроде громового камня в Коломенском или курганов в Царицыно, каменной бабы у дома Пашковых, языческого раздела в историческом музее? В принципе, за московской общиной остается возможность приглашать или не приглашать следующим летом к себе гостей из за рубежа. Говорить об этом надо с Йоносом.

          5. В Америке существует сильное "кельтское" движение. Оно имеет центр в Рейкьявике. Зарегистрировались они в 1972г., как раз тогда, когда у нас прикрыли Ромуву за языческую деятельность. Изначально Ромува существовала как организация изучающая фольклор и народные традиции, и формально остается таковой и ныне. Группа внутри Ромувы, занимающаяся язычеством, называется Ромово.

          Кельтская организация в Рейкьявике называется Асатру. Она имеет доход от организации свадеб по языческому исландскому обряду. Это языческое венчание имеет юридическую силу, и к ним едут венчаться миллионеры из Америки. Говорят, когда министр в Исландии собрался было отказать в наделении Асатру такой привилегией, и занес руку, чтобы поставить на прошении запись "отказать", грянул гром. Министр опешил и написал - "разрешить".

          Во главе Асатру стоял некий белобородый старец с благородным взглядом, но он умер. Теперь стоит мужик с черной бородой именуемый Йормондур Инги (Инги - фамилия). Лаймутис обозвал его для простоты "Йогуртом". Этот Йормондуру (Ермундур, в другом произношении) ставит целью охватить своим влиянием всю Европу, по крайней мере ту ее часть, где читают Эдду и поклоняются Одину. Он выпустил карту мира, где указана граница в которой сейчас развивается религия Одина, на месте России по этому поводу стоит знак вопроса. Думаю, кельтов в России найти проще, чем продолжателей национальной веры. В Каменце, в 1994г. был съезд язычников, на котором был избран верховный совет с Йормондуру во-главе. Якобы ему принадлежит фраза, что Европу можно объединить только родственными связями. (многое из того, что пишется в этом отчете есть беглая запись беглых, синхронных переводов в основном с литовского, любезно сделанных Лаймутисом и Вацлавом, поэтому возможны неточности).

          6. Помимо Асатру, в Европе существует еще религиозное движение Викка (Wicca), которое, как и Асатру выпускает толстые книги. По объему литературы нам до них ползти и ползти. Правда литература, да магия - это порой все, что у них и есть. Йонас неоднократно отмечал, что славяне и балты отличаются от западного народа тем, что имеют живой фольклор и чувственное восприятие Природы. Этого там как раз нет. Викка характерна тем, что в ней смешаны все древние культы. Это еще не установившаяся система уже сухих взглядов носит общемировой характер, эклектична и не имеет конкретной национальной, местной принадлежности. Это религия европейских ведьм.

          7. В России есть четыре объединения, Это Союз Венедов, Объединение Доброслава, на юге России в Новороссийске и Союз Славянских Общин.

          До обеда я вырубал изваяние. Меня об этом попросил Вадим, да и сам я решил, что чем быстрее дело будет сделано, тем лучше. Обговорили вопрос. Получилось так, что должен быть бог с рогом и мечем. По моим понятиям это Святовит, которому пришло время поклониться здесь, в западных землях, по случаю сбора урожая. Как раз по этому случаю, жрец и прятался за пирогом, и спрашивал: видят ли его? Жрецом в нашем случае был Вадим. Он назвал праздник - спожинки, попросил нас выучить молитву из своей книги, и об имени бога имел какие-то свои представления.

          Мы выбрали длинное бревно из дров, что запас для школы директор, я унес его в местный олешник, что за мельницей, и там молча рубил его часа четыре-пять, оставшись без обеда. Потом накрыл рубашкой и принес в комнату. Вадим нашел что идол недостаточно выразителен, тогда я усилил теневые места квасным суслом. Получилось хорошо. Позднее он был установлен рядом с нашим жилищем на поляне в пятидесяти метрах от закрытой православной церкви и в полукилометре от действующего костела. Народ на слете решил, что идол был привезен из России, нам надоело их разубеждать в этом.

          Вырубать идол пришлось срочно, чтобы поляки присутствовали на русском обряде. К сожалению, этого не получилось. Из за недостатка организации, время нашего действия неоднократно переносили, так что мы совершили обряд вообще за день до отъезда.

          После работы, я пошел под ясень, где этнолог и биоэнергетик Вацлав (Вацловас Микайленис До Гербитавичяус 3-4, 2050 Вильнюс, Литва) рассказывал о литовском язычестве. Там же был и Стасис - приятный пожилой человек из Каунаса, что оказался знаком с моей книгой. Позднее он критиковал мое лекционное выступление.

          Вацлав поведал, что:

          1. Древние понимали энергетический оборот, который происходит подобно круговороту воды в природе. Так в 8 - 10 метрах от дуба они возжигали костер. Костер есть проводник их обращения на небо, место психоинформационного тока вверх, в космос, к богам. Оттуда происходит возвращение - ответ богов в виде аналогичного тока на землю через дуб. Дубы вообще, как правило растут на местах энергетического стока с неба в землю, и усиливают этот сток. Вайделот, стоящий у костра и вопрошающий волю богов, оказывался помещенным в этот энергооборот и познавал все его содержание. Так делались вещие предсказания.

          Дуб, получая энергетический поток из космоса, не только отдает его земле, но и разбрасывает его вокруг себя, поэтому стояние у дуба бодрит. Так же бодрит и стояние у березы, а угнетает стояние у осины и тополя. Ель выполняет ту или иную функцию в зависимости от того, куда ориентированы концы ветвей. Если ветви подняты, то ель - энергетический донор.

          2. Жил был король ужей. Он полюбил (королеву?) Эгле, и она стала его женой. Она родила от него двух сыновей и двух дочерей. Люди узнали об этом и это им не понравилось. Уж вынужден был покинуть свою семью и уплыл в море. Эгле раз в неделю приходила к берегу, произносила заклинание и уж приплывал. Заклинание знали и их дети. Их стали пытать, чтобы выведать заклинание. Младшая дочь не выдержала и сказала. Тогда люди двинулись к берегу, произнесли заклинание и уж выплыл. Его порубили мечами. После этого Эгле превратилась в ель, сыновья в дуб и ясень, дочь в березу, а выдавшая заклинание дочь стала осиной, листья которой все время дрожат.

          Так лес и ужи в нем стали жить своей жизнью, а люди своей и они не могут понять друг друга. Хотя Эгле и превратилась в ель, она продолжает существовать в некоем ином, духовном пространстве как королева ужей.

          Эту легенду мне некогда рассказывал и Лаймутис. Говорят, известна она и на Полесье.

          3. Еще и в 18 веке, в лесах Литвы устраивались облавы - охоты местных дворян на белых стариков, которые были поставлены вне закона. Эти старики были вайделотами - литовскими жрецами. В то время считалось, что если ты говоришь по литовски, то ты язычник. Структура литовского языка такова, что непрерывно надо обращаться к языческим образам. Так, например, если есть возле большого озера малое озерко, то это в литовских языковых формах будет выражено как родственное отношение между старшим - большим и младшим - меньшим озерком. Приличным считалось говорить на польском и немецком. Среди литовцев до сих пор остается ощущение неполноценности своей национальной культуры.

          Старики устраивали тайные святилища, они всегда составляли пару: дуб - огонь, или камень - огонь. В камне обычно имела место выемка или специально сделанное углубление, где накапливалась роса или дождевая вода. (Один такой камень лежит в старом Вильнюсе на своем древнем месте, другие перенесены в столичный музей из деревень - я их там видел).

          4. Языческая вера более совершенна, чем христианство. Ежели у христиан - крест, то у язычников все свято, и это выражается символами, в которых все стороны одинаковы - крест с равными сторонами, т.н. крест Мары, солярные знаки, и др.

          Мировоззрение в котором все уравновешено, находится в гармонии называется дарна. Дарна у Вацлава центральное понятие. Вечный свет плох как и вечная ночь. Хорошо, когда имеет место их удобное совмещение, которое и есть дарна. По дарна нет такого плохого, чтобы не вывело к чему-то хорошему. Нет абсолютного добра и зла, и нет разделения богов на злых и добрых. Дарна, это когда все своевременно и когда во всем соблюдена мера. Когда все само собой в мире происходит естественно и ничто, даже смерть, не рассматривается как насилие. Человек счастлив, когда он пребывает в состоянии дарна. Он знает время, когда он умрет и приглашает по этому поводу родственников. В жизни все у него само собой получается. Задача языческой веры как раз в том, чтобы создавать и поддерживать это состояние. Не во все исторические эпохи это возможно. Но, мир тяготеет к состоянию дарна. Если человек не выполнил своего дела на земле, он переходит в веле, через некоторое время возрождается и продолжает дело. (Так, кто-то сказал, что освобождение Литвы от СССР производили литовские партизаны 1948 года, которые вновь воплотились на своей земле). Дарна - не только покой, но и творческое созидание, и битва с врагами. Всякое дело может совершаться в состоянии дарна или вне его. Состояние дарна - это осознание того, что совершаешь естественное действие, которое надо совершать для бытия мира.

          У христиан (католиков) нет доброго понимания мира, поэтому их стоит жалеть, как заблудших и утративших дарна.

          5. Древние разделяли время года на зиму и лето (Марена и Лада, у литовцев Мара и Лайма). Позднее, появились весна (Леля) и осень ( Может быть, опять Лада, которая, уходя, женит молодых?). В литовской вере четыре основных праздника - на равноденствия и на солнцестояния.

          Весеннее равноденствие - великодень, когда умирает зима и рождается лето.

          В этот день, на землю приходят велы. Велы - духи с неба, подобие наших русалий или южных вил. Как душа входит в тело, так и они ввязываются, впутываются в мир и в нем начинается жизнь. Вербное воскресенье, это праздник велес (т.е. вел-русалий). Распустившаяся верба - свидетельствует о том, что они вернулись, и потому праздник дарна - великодень, вербное воскресение.

          Летнее стояние - Праздник росы, катание по росе. Купала.

          Осеннее равноденствие - прощание с велами.

          Зимнее солнцестояние - кормление предков и домашних ужей кутьей и двенадцатью различными блюдами. В ужах - души предков, дети играли ужами - это дедушки и прадедушки. Ужи ловили мышей, и со-временем их из домашнего хозяйства по требованию костела вытеснила кошка. Уж на груди - помогает от астмы. Ночью они заползали в постели, со змеями спали. (Эгле тоже спала с ужом).

          Предки живут в запредельном - за водой, за горой, живут хорошо и спокойно кто сколько хочет, но это для чистых.

          6. Литовская песня сохранилась как языческая, поскольку ее католики только запрещали, богослужение на литовском не велось. В Клайпеде оказались протестанты. Они быстро переложили веру христову на местный язык и стали сочинять песни на литовском для христовосхваления. В тех краях литовская языческая песня не сохранилась. История учит и тому, какими приемами надо истреблять культуру!

          Йонас говорил мне, что их вера невозможна без песни, смысл этого он передал мне позднее, восемнадцатого августа, в совершенно случайной обстановке, когда вел машину.

          Вацлав практически не говорил о богах, по-видимому он принадлежит к той ветви язычников, которые исходят из народного мировоззрения, в котором нашлось место велам, примерно равным простонародному сознанию, но не оказалось места великим богам, вообще говоря, оторванным от народного быта.

          Перед литовским обрядом было выступление поляков. Им, конечно, из самых простых соображений, стоило задержаться на один день, и выступить отдельно.

          Весь народ собрался на поляне, где через два дня будет установлен наш идол. Его можно было бы и просто вынести, но выяснилось, что поляки народ не столь традиционный.

          17.00. Поляки: девять человек в черном, две девицы, несколько отдельно от всех Станислав, (он один остался на слете до конца). Говорит старший из девяти - красивый и высокий - Вильчан (т.е. волк). Он носит должность казначея всепольского отдела какого-то филиала. Составляют все они воинское братство. Понятие братства наиболее соответствует польскому духу. Зарегистрировались в 96г. Рыцарским орденом они себя не называют. Их оружие: меч, топор, лук. Есть у них какая-то своя борьба. Есть вече, слушают мнение старших. Женщины тоже владеют оружием. Называются они "Объединение родной веры". Началось все из Вроцлова. Сейчас есть организации в Кракове и Познани, где издают журнал. На обложке журнала изображен Свентовид на коне, едет слева направо, держит в руках рог, подпоясан длинным шарфом. Их общество существовало до войны, но после прекратило свое существование. В их обществе много людей старых и молодых, а людей возраста между тридцатью и сорока годами - нет. Они разъезжают по европейским съездам язычников, так были в 94г. в Каменце, были год назад в Дрездене, и теперь, вот, куда-то торопятся.

          Им пришлось создать свои обряды. Основа веры - Триглав. Символ- три дубовых листа, расходящихся радиально, на каждом из них три стрелы - золотая. белая и медная. Это символизирует три мира- земли, богов и людей. Или: рождение, жизнь, смерть. Выходят три стрелы вдоль листьев из одного кольца. Золото - вера, серебро - братство, красное - борьба, кольцо- основа веры. Нет борьбы без братства. Познань, откуда сами ребята приехали, приняла этот символ, а потом уже вступила во вроцлавское объединение (связались со Станиславом).

          4-7 августа этого года в Сувалах, на земле ятвагов прошел съезд славянских язычников ( а кто был от России?) Было на слете 30 человек. Был совершен обряд в честь погибших ятвягов. Через год, в замке ужасов, что на горе в Сувалах назначена новая встреча.

          Помимо мечных действ, они еще занимаются музыкой. Исполняют языческую музыку на современных гитарах. Есть такие музыкальные темы как "Гибель пруссов", "Перун есть мног". так, что перед нами гусляры и бойцы, а девы у них - вокалисты.

          Вильчан с длинными волосами, на шее висят идолы как большие клыки - идол триглава, бога света и кремень.

          19.00 Литовский обряд. Народ собирается на поляне, только у половины есть ритуальная одежда. Черное польское братство вынесло большой белый флаг с красной птицей (?) посередине. На литовках латунные украшения под двенадцатый век, на головах шапочки.

          Идем через Ушпаляй возле кастела через мост за город два километра до большого камня, что лежит у вала городища одиннадцатого - пятнадцатого веков. Кладем на камень руки. Кое кто, как требовал Йонос, прихватил с собой дары, их кладут тут же.

          Этот камень в духовном пространстве есть лодка с двумя Лоуме - речными девами. Они слышат людей и выдают каждому по своей женской прихоти.

          Подымаемся на городище. Сверху вниз трубят в трубы Йонас и еще четверо ребят, звук превращается в мелодию, потом к нему привыкаешь, а потом он обрывается. Солнце к закату - пора на молебен. Йонос и вся Ромова поют песнь, смотря прямо на все еще яркий свет и явно растворяясь в нем. "Солнце ходит вокруг зорьки (звезды Венеры) и любит ее" - может быть такие слова в их песне?

          Содержание песен есть сакральная ценность Ромовы. Сколько раз я не пытался выяснить - каков в ритуальных песнях текст, мне обычно вежливо объясняли, что есть лучшие знатоки. Лучшие же знатоки говорили, что сейчас не время и они сделают это позже, а потом "забывали" это сделать. Этот важный вопрос будет рассмотрен ниже.

          В действительности, содержания и текста как такового может и не быть! Содержание в существенной степени заменяется наборами слов не имеющими перевода, но имеющих чувственное содержание.

          Этот факт дурачит и не удовлетворяет формальное сознание. Сам по себе он чрезвычайно важен. Он означает, что по крайней мере литовское язычество в своей сути строится на невербальных структурах, от чего, например, полностью отказалась современная промышленная цивилизация. Такое невербальное общение сохраняется в сфере искусства, но наиболее насыщено проявляется в общении с детьми до года, которые не умеют говорить или как-то дать указание - что им надо. Потом, когда ребенок взрослеет, его невербальный контакт с миром сперва развивается вместе со словесной активностью, а потом уступает логике, слабеет, уходит вглубь сознания и остается там навсегда, проявляясь как интуиция, чувство. Литовские песни всегда содержат уменьшительно-ласкательные слова и обороты, что явно свидетельствует о стремлении затронуть самый глубинный, опорный, пласт сознания, заложенный в раннем детстве. Подлинная вера опирается именно на этот пласт сознания.

          Спустились с городища по пологому склону, прошли по полю к реке Швентое. Тут совершалось приношение даров реке. Трое женщин с цветами поют о деве, которая у реки жалуется, что ее жгут огнем, делают из нее стрелы. Она срезает и бросает в воду свои волосы. Женщины подходят к воде и бросают в нее цветы. Вскоре после этого, народ решает купаться. Мужики раздеваются донага и ныряют в реку. Хоть и говорили, что в этом месте брод, а глубина реки не меньше, чем в Ушпаляе, брод, видать, размыло. Нахожу задержавшиеся на береговых травах цветы и отправляю их далее по течению.

          Идем к роднику и священному камню. Они на огороженной христами территории с редкими соснами и с каплицей на замке. За решеткой лик к которому не обращаются, и которого как бы нет и не было. Все место без присмотра - у нас бы каплицу давно взломали, а лик украли. Другой лик висит на дубу высоко, он плохо заметен, но тоже удивительно что висит. Здесь же и языческие святыни, тут и будет кульминация обряда.

          Девы - вайделуты долго возжигают костер на сложенном из камней жертвеннике. Часть веток костра образуют "шалашик". Камни взяты тут же из родника. Дев четверо, активно пользуются спичками. Наконец, костер горит и будет теперь гореть семь суток, в течении всего времени слета. Девы поют - все время повторяют что-то короткое огню по очереди, так, что одна кончает, другая продолжает, третья начинает. Вначале не понять- как это делается, да и само то, что звук гуляет по кругу - не доходит сразу. Такая форма пения называется сутартиния, сутартиниос. В огонь бросается зерно. По большому кругу народа, что стоят вокруг ходит чаша с родниковой водой и хлеб - народ причащается. Каждый подает другому чашу противоположной стороной от которой пил с поклоном или словом. Вайделуты идут к камню, кладут на него цветы и зерно, и так же вчетвером поют ему долгую песнь.

          Сумерки, костер на жертвеннике все ярче. Поляки собираются продолжить свой обряд. У огня становятся несколько, но потом остаются трое: Станислав, Вильчан и один из стриженных парней - самый здоровый и злой. По такому случаю, они натянул на свои черные одеяния какие-то белые простыни - как крестоносцы на латы белые одежды. Тут я, наконец, уясняю себе, что Вильчан ходит в волчьей шкуре вниз от пояса и без штанов, так, что колени у него голые, а на ногах что-то высокое, кожаное. Поднесли бело-красное знамя. В руках у троих оказались факела. Станислав гордо и уверенно положил его в огонь, тоже сделали и оба других. Но чудо! Не горят факела, особенно у Станислава. Время идет, все молчат, огонь горит, а факела никак. Напряжение. -Не горит, видать грешен - вырывается у меня тихо в адрес Станислава Подшебовского. Народ оборачивается ко мне с суеверным вопросами на лицах - что я там понял? Вот дурная ситуация! Приходится всех тихо успокаивать. Наконец, два факела горят, третий остается в костре. Поляки достают какие-то бумаги и начинают по ним читать клятвозаговорный текст. От их троицы явно потянуло запахом черной магии. Читали заклятия на огонь. Это, де, сила, которая проводит человека через рождение, жизнь и смерть, Это сила, которая берет за руку и ведет в навь через жизнь..

          Листы текста клали в пламя, брали другие и снова читали. Сожжение текста выглядело красиво. Потом странно пели псалом: "Огонь- наша сила. Вода - наша кровь. Земля - наше тело. Ветер - наш дух."

          После Вадим устроил хоровод с ручейком.

13 августа

          С утра лекция по краеведению: Что есть основа народа, его образа жизни?

          Лекцию читает женщина этнограф. В Литве тоже исчезает этническая культура, как и во всем мире. Деревня рассматривается ею как текст культуры. Как его читать, на что обращать внимание? Направления чтения

          1. Вид, характер ландшафта населенного пункта (ландшафт определяет культуру)

          2. Архитектура, планировка деревни, деревья, огороды, мосты, лодки. Как в этой среде человек взаимодействовал с каждой вещью в течении года?

          3. Характер и типы людей, их функции в обществе. Кто-что делал, как распределены авторитеты, кто за что отвечает?

          4. Традиционные промыслы, новые формы занятий.

          5. Формы общности, социальной организации, как они эволюционируют.

          6. Язык - как говорят, как называются места.

          Все это называют текстом культуры, который читается не один год. Текст этот вписывается в текст области, края, страны. Культура ка вода - ручьи образуют реки. Возможно спроецировать весь опыт народной жизни в мир небольшой территории.

          Это так называемый этнокосмологический подход к изучению культуры.

          Другая лекция была посвящена астрономии в рамках этнокосмологического подхода - роль светил в бытии. От нее остались бредовые записи:

          Описывалась влияние фаз месяца на рост растений, частоту заболеваний, на творчество и логику. Существует ряд добрых молитв, обращенных к "юному королю" - месяцу. Лунный свет, падающий через щель на человека в полнолуние может привести к его помешательству, он же тупит острые предметы.

          Звезды не действуют на землю, а действуют на душу. "После войны не было звезд." - Звезды меркнут с гибелью человека. Подымая взгляд к звездам человек обретает равновесие, и т. д.

          Много обрывков легенд, связанных с небом остались так мною и не понятыми. Что-то о семи звездах созвездия Сенокосца, в него входит солнце 23 апреля, по нему устанавливали время посевов. Всего литовцам было известно четыре созвездия. Языческие данные о небе носят характер материала наблюдательного и поэтического. Типа: пастухи гонят козла вокруг березы, чтобы выпал снег, (чтобы работу кончать, т.к. их оплата не за дни, а за сезон), козел - некое созвездие, появление которого говорит за зимнее время. На лекции не было никакой астрологической чуши! Было сказано, что знаки зодиака не влияют на жизнь. Двенадцатиконечный крест Мары был истолкован как символ звездного неба.

          14.00 Поход на городище Пилякальпис, что означает "Замковая гора". На ней стоял замок "Шеменешки". Он был окружен двумя кольцами сторожевых башен с радиусом примерно 7 и 15 километров. Идем пешком семь километров. Осматриваем разлом геологической породы, сформированной ледником. Литовцы считают себя потомками первых людей пришедших сюда вслед за отступающим ледником. Таявшие ледники образовывали огромные озера и реки, которые и закончили формирование того ландшафта, который мы созерцаем с высокого холма. Холмы, холмы. Приходим на городище, его форма классическая, как и у Труворова в Изборске. Сверху видно километров за десять - пятнадцать. Есть особое ощущение застоявшегося времени, которое трудно описать, и которое возникает в таких местах. Литовцы поют. Кто-то случайно начинает, а другие естественно подхватывают.

          Спускаемся в деревню. Здесь я сталкиваюсь вплотную с Эддой, которая села на завалинку амбара. У нее в качестве оберега мельнир - молот Тора из серебра. Пытаюсь говорить на ломаном английском, пытаюсь понять природу знаков на молоте. Она спрашивает о моем отношении к Луне. Я говорю, что нейтральное и, наверное, зря. Договариваемся о встрече после ужина.

          Вечером, после ужина Эдды не обнаружилось у себя. Позднее она скажет, что была на танцах, которые преподавала Вергиния, но я знаю, что там ее тоже не было. Зато была первая четверть луны. Вероятно она ушла колдовать куда-то на реку. Выяснив, что Эдды нигде нет, я ушел к источнику - посмотреть как вайделуты поддерживают там огонь, захватив с собой, на всякий случай, спички.

          Костер горел. Мне не удалось посидеть в одиночестве. Приехал Йонас с каким-то мужиком, и мы беседовали о том, что всякое проникание имени Христа и христиан в язычество имеет самые дурные последствия и недопустимо из за неизбежной подрывной христианской деятельности. Потом они уехали, но пришла вайделута. Я беседовал с юной девушкой в теле, что имеет джинсы, протертые на коленях. Через несколько дней мне предстоит столкнуться с ней опять уже на празднике пития пива. Ее палатка стоит здесь недалеко на горе.

 

14 августа

          Утром читал лекцию литовец, живущий ныне в Америке по имени Дунзила. Потом выступал я, говорил общие слова о становлении язычества в России, конкретно о "вятичах", читал лекцию о мистериях. Потом выступал Вадим, рассказывал об общинах России. После обеда ходили и ездили за 8 км. смотреть мыс уходящий далеко в озеро. Литовцы отмечают всякие необычные объекты природы, подозревая, что именно там древние и поклонялись богам. По дороге восходили на еще одно городище. Обратно шли с Максимом одни - надоела толпа. Последний раз завернув к озеру, нашли когда-то ухоженный родничок. Потом выяснилось, что с дороги в его сторону указывает гора камней, убранных с поля. Я понял это потому, что в свое время, на Кольском, сложил каменный указатель, направленный в сторону тропы через непроходимый кустарник.

          Лекция Дунзилы о литовских богах:

          В исторический период мы уже не находим кастового разделения на пахарей, воинов и жрецов. (а было ли оно вообще?)

          Из хроники 15в. известно, что в 6 в. некие народы через Готланд вошли в Пруссию с создали там государство, в котором главным жрецом был некто Брутянис, который звался Криве Кривейте, (Судья Судей) Условия этой веры были таковы, что мог быть только один религиозный центр с тремя божествами: Перкуносом, Пеклосом и Патримпасом, владевшими Небом, Подземельем и Поверхностью Земли. Все вместе они являли собой единое божество Диеваса. Центр назывался Ромово. Там рос дуб, на котором были помещены их идолы. Королем того народа был Вайдевутес, его сына звали Литвас. От этого имени и пошла Литва.

          До появления индоевропейцев, в Европе была т.н. матрическая культура. В то тремя было мало железа и женщины руководили во всех сферах. Переходный период в Европе был короток - около 500 лет. На территории Литвы, этот процесс растянулся на тысячелетия. Люди из Готланда со своим троебожием по сути вступили в религиозный конфликт с матрической верой, когда во главе пантеона стоит великая богиня, или несколько рожениц. В Литве до сих пор сохранился фундамент матрической культуры.

          Сегодня просматриваются три группы божеств.

          1. Божественная семья с хозяйством.

          2. Матери- богини.

          3. Надприродные силы.

          1. Семья, это: Перкунос, Сауле (солнце в женском образе). Дочери Сауле - Зорьки, Месяц, (Микулис - охраняет на войне.), звезды. Есть еще дедушка (?) Свет - Диевас - божество небесной горы, он же нищий дедушка, он же Мороз - зимой, он же Патримпас - бог урожая летом. Сауле едет в карете с белыми конями, а зимой на оленях с девятью рогами. Ночью плывет на ладье, разливается по водной поверхности. К Солнцу обращаются в утренней и вечерней молитве.

          Перкунос - небо, дождь, небесный судья. Восстанавливает порядок в семье и хозяйстве. Не начинай пахать до грома! В семье все делают, что делают на земле землепашцы.

          2. Матери - богини. Жалина (Зима) и Лайма (Лето). Лайма вместе с этим одновременно и богиня судьбы, доли, любви, счастья, рождения.

          Гельтина - худая, без мяса. Убивает жалея, исполняя волю Лаймы - судьбы.

          Жемина - Природа-Мать. ( У латышей есть, например, мать молока, чукчи придумали мать парахода - схема мышления похожая)

          3. Надприродные силы. Вельянис - черный подземный бог. Собирает души и ведет на небесные поля. Он же глупый черт, которого всегда одурачивает селянин.

          Лоуме - помогает женщинам, но ее надо остерегаться, как и Вяльниса. Если они делают работу, то не могут остановиться и вредят. Вельянис древнее Паклоса. От Лоуме страдают мужики - их соблазняют распутные бабы. От Вяльнеса - алкаши соблазняют баб, случается насилие.

          Сайтманас - нечто вроде домового.

          Все это боги хаоса, переходного периода к дарна.

          22.00 "Свет мудрых" - так иронически Лаймутис охарактеризовал наше собрание. Продолжался совет и 15 августа.

          В учительском помещении ушпальской школы собрались семеро представителей от Литвы, Латвии, Эстонии, Польши и России. Низко висят лампы с абажурами в клеточку, мягкие кресла, большой стол, тишина. На стенах пейзажи, написанные широкой кистью. Председатель - Йонас Тринкунас.

          Суть его вводного слова следующая: Западные европейцы, собираясь на аналогичные слеты создают всякого рода объединительные документы. Объединение идет туго. Так, попытки объединить языческие группы Германии имели место в течении ста лет (!) Всякое объединение рассматривается вождями групп как утрата их суверенитета и передача части своей власти лицам, которые этого не заслуживают. Тем не менее, европейцы продолжают искать пути к единству, поскольку чувствуют в этом необходимость. В значительной степени, эта необходимость связана с противостоянием христианскому давлению. В последние годы выдвинулись объединения, основанные на национальных и исторических традициях, такие как ANSE (Германия), ASATRU (Исландия), Диипетес (Греция).

          Есть предложение, так же создать объединение балтийских и славянских языческих организаций для взаиморазвития. На данном собрании, мы можем предложить проект такого объединения, а не создать само объединение. Это связанно с тем, что, во-первых, создав проект, и поработав в рамках этого проекта, окажется необходимым его уточнять. Во-вторых, представители не всех стран здесь присутствуют.

          Существенным является то, что западные язычники не чувствуют природных начал и воспринимают язычество как абстракцию в кабинете или пивной. У представителей Восточной Европы понимание язычества более связанно с Природой, с фольклором и праздниками, происходящими в природной среде. Поэтому, кажется естественным, объединение по такому признаку. При этом, западная Европа уже сделала много шагов к объединению.

          Было решено, что нас объединяет:

          1. Природная языческая вера, происхождение, географическое соседство, близость мироощущения.

          2. Сохраненная языческая традиция, связь с Природой, благородные устремления и образ жизни.

          3. Стремление защититься от разрушающего влияния чужеродных религиозных культов и бюрократических структур.

          Основы нашего сотрудничества:

          Единство в понимании необходимости сохранения разнообразия своих национальных традиций. Терпимость и взаимопонимание. Развитие наших культур как общечеловеческого богатства. Осознание опасности увлечения оккультизмом, магией, мифотворчеством, политическими играми, искусственным смешением религиозных традиций.

          Направления деятельности:

          1. религиозная и благотворительная

          2. организационно - информационная

          3. научная и культурная деятельность

          4. экология природы и человеческой души

ОБРАЩЕНИЕ

          Предлагаем создать Европейское Природное Религиозное Объединение (ЕПРО), которое должно стать форумом для всех европейских живых и возрождающихся языческих религиозных организаций и групп. В Объединение так же могут вступать местные и региональные языческие объединения, основанные на национальных и исторических традициях. Наше предложение основывается на проектах, которые выдвигались в последние годы в Германии, Греции, Исландии, Литве. Мы, собравшиеся в г. Ушпаляй (Лива), представители Литовских, Латвийских, Эстонских, Польских, Российских языческих движений, от имени Балтийско - Славянских регионов, объединяемся.

          Для создания ЕПРО, представители балтийско- славянских общин создают Балтийско-Славянский координационный центр в г. Вильнюсе по адресу Йонаса.

 

15 августа

          В Этот день были лекции по ритуальному танцу, по травам, поход к костелу, в стену которого вмурован камень, напоминающий голову ужа. Я, вместо похода, заседал на собрании по созданию ЕПРО. Вечером было наше выступление - обряд спожинки на капище. К идолу от церкви мы с Вадимом приволокли большой плоский камень - жертвенник, еще Вадим выложил из зубчатых камней круг для костра. Вообще, в стране камней - Литве бесхозных камней не оказалось. На палку Вадим насадил навершие - получился посох. Достали зерно. Выучили молитву из его книги.

          Вся эта подготовка была проведена за несколько дней заранее, поскольку время нашего выступления до конца было не установлено. В последний момент, вечером этого дна, весь народ вдруг ушел чествовать какую-то бабушку, у которой сегодня день рождения и которая пишет сказки не о тридевятом царстве, а о об Ушпаляй. Мне показали перекресток, где происходило одно из событий ее сказок - все рядом с ее домом. Такое внимание к самобытному творчеству правильно и прекрасно, но мы лишний раз понервничали.

          Вадим устроил действо по своему калужскому образцу, оно содержало те элементы, которые были на Купале этого года: народ стоял полукругом, всех обсыпали зерном, обходили с караваем хлеба, на него клали руку и наговаривали или просили, обходили с ритуальной чашей, бросались вверх русские монеты (они тяжелее литовских, в тысячу раз дешевле, а литовцем они интереснее), собирались жертвы, клались в костер и на жертвенник, читались молитвы.

          Квас разливал Максим. Вадим сказал ему, что как я покажу тебе пальцем - неси мне бутыль, ибо на капище лишних слов говорить нельзя - вот чудак. Квас Вадим настаивал несколько дней, концентрат привез из России, все окно было заставлено батареей бутылок. Квас народу понравился.

          После этого действа были устроены игрища: "конное ристалище", "бой" мешками на узком бревне, хоровод, где утица убегала от селезня.

          Потом, вечером, в ночи у другого костра была устроена игра в ручеек. Мне досталась Вергиния, и я ее целовал.

          Тогда же вечером через Станислава Подшебовского объяснял Эдде как приготовить квас из сухарей и дрожжей, подарил ей оберег, а мошенник Вадим выменял у нее на древние пуговицы серебряный мельнир, так, что она осталась в моем обереге.

          Данные из лекции по ритуальному танцу: Данные обрывочны, поскольку и сам материал обрывочен и недостаточен, так, что он дополнялся материалами иных культур. Рассматривать древний танец просто как подражание животным - неверно. Это примитивная позиция длительное время безраздельно господствовала в науке. К таковым относятся только охотничьи танцы.

          Вообще, танцевальное движение есть магическое движение. Оно бывает связанным с движением Солнца и небесных светил, и служит вызову сил Природы и побуждению Ее к смене времен года. Танец является неким подражанием богам, обращением к ним. В движениях танца как-то проявляется божество. Везде, кроме как у христиан, боги танцуют.

          Существенной характеристикой таких религиозных танцев является их симметричность, которая сочетается с ритмом музыки и пения. К такой симметрии относятся просто хороводы и хороводы с несколькими участниками внутри большого круга, которые так же сохраняют симметричную фигуру - треугольник, четырехугольник. Группа танцующих может образовывать фигуры типа свастики (современная полька сохранила нечто подобное), так же свастики образуются руками танцующих.

          Танец может отражать процесс мироздания - переход от космического хаоса к системе. Это, в частности, до последнего времени сохранялось у исламских дервишей.

          Танец сочетается с узорами на тканях. Оказывается - древний орнамент на поясах - это как бы ноты по которым можно танец восстановить и через который можно к этому танцу добавить игру флейты. Такой реконструкцией танцев по поясам танцовщиц занимаются в Латвии. Вообще - песня, танец и плетение связанны не только взаимным отражением, но и на магическом уровне. Так была устроена племенная память!

          Хоровод - каждый не индивидуум, а только все вместе единица- высвобождение подсознания. Это и образ солнечного колеса, катящегося по склону неба. Дурной человек в хороводе не должен был быть. Попы с 6 века заменили хоровод на крестный обход церкви.

          Танцы имели гадательный характер. Проход через ворота в хороводе - проход в иной мир - кто-то как-то ошибался в игре - тот считался с отметиной при гадании. Устраивались гадательные танцы и при похоронах.

          Некий танец надлежал отцу семейства, и семья смотрела как это происходит.

          Из лекции по травам: прием лечебных трав сопровождался ритуалами при совместном участии целителя и больного - действие трав дополнялось психическим убеждением больного в том, что началось его исцеление. Использовались сложные комбинации десятков трав, которые явно помогали. Выбрать такие комбинации практически невозможно путем опытного подбора - механизмы выбора этих комбинаций были какие-то иные. Растения называли по травам. Ничего о девяти волшебных травах, типа разрыв-трава, огонь, одолень - трава не говорилось, такого набора магических трав у литовцев, похоже, нет.

 

16 августа

          С утра была лекция местного художника - резчика и экстрасенса. Он режет некие балтские мандалы. Показал мандалу восточную и свои. Говорит, что мандалы для балтов традиционны. Но, восточная мандала зовет внутрь, а его - плоские, никуда не уводят. Это вовсе и не мандалы - действие их совсем другое - это почувствовалось, но об этом не говорили. Некоторые свои деревянные мандалы - обереги он тут же раздал на лекции, я подарил ему один из своих оберегов.

          Он качал маятник над пирамидой с вершиной и без, и говорил, что с вершиной колебания благоприятны. Исследовал биополя своих учеников (школьников). результат: из ста 20 человек - поля сильные, это означает, что они талантливы в чем-то, 61 человек - средние, 3- слабые, 4 - очень слабые, такие люди не самокритичны- трава, 5 - вообще нет человеческого боиполя, их ничего не интересует. Он для себя ясно связал состояние поля и сущность человека.

          Потом мы посетили музей, где есть некоторые деревянные скульптуры, сделанные народом и этим художником. У него есть хорошие работы по дереву, а живопись слабая.

          После обеда посетили конное хозяйство одной старой наездницы, где выращивают и продают скаковых лошадей. Она брала серьезные призы в свое время. Одновременно там музей конного дела и народного быта. Там видели много жерновов и гигантскую ступу - как раз впору для Яги. Ели домашний сыр, пили молоко, заедали творогом.

          Обряд закрытия слета Ромувы:

          Народ снова одел ритуальные одежды и все двинулись снова к огню, что горит у источника в пяти километрах. На этот раз на городище поднялись только желающие. Мы входили в ворота, отдавали дань внимания камню, на котором продолжали лежать цветы и зерно, отпивали воды из священного источника, а потом становились вокруг алтаря с огнем.

          Вайделуты сперва пели песни вокруг камня, т.н. сутартинии, когда четверо поют по кругу - одна начинает, другая продолжает, а третья кончает, и звук ходит как в хороводе. При этом исполняется много раз одно четверостишие. Потом они прошли к костру и пели так же. Песнь их была грустная и о чем-то грустном. В это же время, они стали разбирать костер по веточке, который уже едва тлел. Огонь гасили долго и мягко. Угли собрали в таз. Сейчас у меня есть уголек от этого костра, который был мною вынут из этого таза уже в Ушпаляй. Одновременно с гашением огня по кругу ходил ковш местной работы, кажется с пивом. Когда с костром разобрались, то и алтарь разобрали, а камни положили к источнику, где они лежали. После что-то еще пели и пошли обратно. Сакральное закрытие слета состоялось.

          После в Ушпаляй был пир. Вилюс, не без участия Лаймутиса, привез со своей родины две бочки домашнего пива, сыра, творога и хлеба. Другого ничего не было, кроме некоторых самодельных напитков, которые быстро иссякали. Пиво в банках литовцы называют консервами. Действительно, домашнее пиво замечательное, я впервые выпил пива и, наверное, съел сыра так много. Народ сидел за импровизированным столом из чурбанов - дров для школы, ох и много их сожгли мы вечерами!

          На пиве крепкая пена, с ней ничего нельзя сделать, кроме как снять и отложить в соседний таз, где частично она оседает пивом. Есть ее не вкусно. Народ на веселе. Я спросил Йонаса - где Эдда? Он сказал, что она обиделась и легла спать, т.к. хотела провести какой-то обряд на закрытии, а для этого не нашлось удобного времени. Она обиделась, легла и не хочет вставать. Мы пошли с ним к Эдде, растолкали ее и вытащили вместе с ее медовухой и рогом на пир. Здесь мы медовуху торжественно употребили, а Эдичку поблагодарили, вроде она отошла. Потом с ней у нас дома беседовали Вадим и Станислав.

          Чарку с пояса я подарил молодому человеку - Пранасу, который работает в журнале "Солнечное дерево", он просил меня выслать ему для публикации мою лекцию по мистериям, его адрес: Pranas Vildziunas a/d 2281 3000 Kaunas Lietuva.

          На пиру с столкнулся с той вайделутой, что беседовал у костра. Хмель прибавил наглости и пророческого дара. К ней приставал какой-то длинный местный парень, она обратилась ко мне, чтобы от него избавиться. Я избавил и где-то около часа объяснял ей смысл бытия и какие душевные переливы ждут ее в ближайшие три года и что главное, и что в любом случае надо поддерживать огонь. Она внимательно слушала, я назвал ее Линдой и предложил ей выбрать здесь себе супруга, предложил Максима. Она отказалась. Потом, попросила провести меня к палатке у святилища, где горел костер, но попросила идти не по мосту, а по "обезьяньему мосту" - висячему, через Швентою в другом месте. Мы шли в ночной темноте и тишине через высокие и мокрые травы, там я ее поцеловал. Мы пришли к костру, у которого сидел ее брат. Сказал ей, что эта ночь более не повторится и пошел домой обычной дорогой. Девушке девятнадцать лет, она из Вильнюса, но поехала учиться скульптуре в какой-то маленький городок. Окончила первый курс. Уже в городке, на дороге, меня встретила банда, я ответил им на английском и прошел мимо. С утра все же было дурно, пиво явно перепил.

 

17 августа

          Отъезд ранним утром, все уезжают по разному. Нас опять Вилюс везет в микроавтобусе. В Вильнюсе, против обещаний наших хозяев, билетов на Москву нет. Мы идем осматривать город, покупаем янтарь, завтракаем, подымаемся на башню Гедемина, осматриваем ему памятник, что поставлен у центрального костела. Под костелом, есть раскоп, где вскрыто капище Перуна тринадцатого века, но сегодня воскресенье христово и туда по этому поводу не пускают. Группа уезжает безбилетной в купе проводника. Лаймутиса хватает таможня и трясет- у него просрочена виза. Он откупается от таможни и на первой станции в Белоруссии покупает ведро яблок для народа. Все это происходит без меня, я остался у Йоноса, вместе со мной остались Станислав и Эдда. Эдда как-то на правах друга семьи Йонаса, пребывала более на женской половине, наше общение закончилось в Ушпаляй, она просила прислать фотографию народа из общества "Вятичи".

          Весь остаток этого дня и свободное время следующего, я читал книги из библиотеки Йонаса и беседовал с ним на философские темы.

 

18 августа

          Утром мы с Йонасом и Станиславом едем к костелу осматривать капище Перкунаса. У кассы еще трое желающих - из них одна старая литовка из Америки с пронзающим взглядом, явная ведьма, и какая-то длинная то ли девица то ли парень. Платим, спускаемся в сырое подземелье. Под нами где-то глубоко задавленный источник. Здесь склепы и захоронения литовских князей и княгинь, кого-то еще из них археологи не открыли - не все раскопано. Проходим в святилище. Вот она - смерть Кощеева, на скрыть, не скрыть, сквозь время и каменную толщу проходит смертный грех преступной религии!

          Под благолепным костелом, в каменной глуби каменный пол. От него на метр поднят каменный стол, форма которого пока не определена - он открыт нам одним углом. Это и есть алтарь Перкуноса, на котором горел негасимый огонь, вокруг были каменные стены, а где-то рядом был священный дуб. На всем этом католики неоднократно возводили костел, который регулярно горел и об этом свидетельствует археология - срезы раскопа. Ясно, что первый костел был деревянный с обмазанными известью стенами, он был поставлен на каменном капище, стены которого были разрушены. К слову, местные попы не признают, что разрушали стены капища, а говорят, что это де язычники разрушили первый каменный собор одного князя отступника, который правил не долго, а потом опять вернулось язычество. На полу этого первого костела вы тут, в раскопе, и стоите. - При такой точке зрения остается не ясным: как это князь- христианин в неустойчивом своем положении построил каменный костел, а после, когда католики взяли верх, они капитально ничего не смогли сделать, а ограничились деревянным сооружением?

          То, что перед нами алтарь Перкуноса - признают все. Он никак не мог быть выше пола костела. Значит и пол из прямоугольных плит - тоже принадлежит капищу. Значит первые христомольцы все же не осмелились разрушить алтарь, а насыпали на нем землю и скрыли его, как это было, например, сделано в Киеве с алтарем Святовита, во времена Владимира. Где проходило основание первого костела - хорошо видно по срезу стены. Я кладу руки на алтарь и обращаюсь к богам с просьбой дать истину. Станислав касается камней перстнем, говорит - может что это и даст. Подумываю, а не зажечь ли тут маленький костерок - нет материала, булыжники, покрывающие алрать, в саже. Собираю ее и втираю в оберег. Экскурсовод говорит, что ступени, ведущие к алтарю, так же откопаны, но там сейчас проложили трубы и туда не пускают, сожалеем.

          В другой части раскопа - склепы с сохранившейся фреской 15 века сходной с фресками Новгорода того времени. Во вновь отделанное помещение перенесены останки князя и двух княгинь.

          Мы выходим наверх, осматриваем раскопы фундамента дворца.

          На обратном пути, проезжая по набережной, мы дискутировали о бессмертии души отдельного человека и души народа. Йонас по этому поводу сказал слова, которые заслуживают внимания. Передаю их по памяти:

          Когда я (мы) поем свои древние песни, то теряем свое индивидуальное начало. В нас оказывается то общее, родовое, что есть в нашей душе. Тогда становится ясным, что главное в нас это не индивидуальное, а общее, родовое начало. Во время такого пения происходит соединение с предками и всем своим родом, подобное тому, которое происходит после смерти. Поэтому так важно сохранять древнюю форму исполнения песен не теряя ни интонации ни расстановки звуков во времени, ни слов, смысл которых нашему современному сознанию кажется утраченным. При соблюдении всего этого, связь с предками оказывается наиболее прочной и постоянной.

          В связи с этим, вчера дома, он говорил, что сила (родной для народа) земли действует долго, фактически вне времени, так, что политические увлечения приходят и уходят, а традиция и связь с землей остается.

          После обеда, (вкусный холодник с кефиром или сметаной), Йонас отвозит меня к вокзалу и я без приключений оказываюсь в Москве утром 19 августа.
********************

ПРИЛОЖЕНИЕ

 

          Если отказываться от названия "языческая вера", как это предлагает Союз Русских Общин, то следует заменить его на название: "народно-природная вера", или "природная вера", а не просто на "народная вера", как это предлагается. Что, в религиозном смысле, первично Природа или Народ? Что из чего следует?

 

писал Велимир