"Республика"№58 (391) 7 августа, 2002

НАШ ОТВЕТ ГЛОБАЛИЗМУ

В начале июня сего года в Шубашкаре в малом зале Дома правительства ЧР состоялся "круглый стол" на тему "Традиционное сознание и вызовы современности" с участием редакции общероссийского журнала "Дружба народов", представителей творческой интеллигенции субъектов Российской Федерации и чувашских национально-культурных объединений. Тема чрезвычайно любопытная и актуальная, ибо чуть ли не ежедневно мы получаем эти вызовы и так или иначе нам приходится отвечать на них. По крайней мере, задумываться о глобальных проблемах.

Земную жизнь пройдя до половины,
Я очутился в сумрачном лесу,
Утратив правый путь
Во тьме долины.
Данте Алигьери, "Божественная комедия" (1313).

СТРЕМИТЕЛЬНОЕ распространение глобализма по всему миру очевидно (мы можем судить об этом, хотя бы наблюдая за телевизионными картинками), и нам, чувашам, стоит определиться в этом "прекрасном и яростном мире" (Андрей Платонов). В то же время я субъективно испытываю симпатию к антиглобалистам (при этом отнюдь не призываю громить чувашский Macdonald's, удачно реализованный и вписанный в конкретное место проект чувашского архитектора Станислава Удякова, но сам туда не пойду), которые, ощущая угрозы нынешнего времени, по-своему выражают протест к этому устанавливающемуся "новому мировому порядку".

Противоречие и даже конфликт между традиционным сознанием и процессами модернизации возникли уже давно, но готовы ли мы осознать их? Некий опыт диалога и ответов на культурно-исторические вызовы у нас имеется. Так, в начале Х века чуваши, будучи титульной нацией в государстве Волжской Булгарии, вкусили плоды мусульманской цивилизации и приобщились (отчасти!) к универсальному арабско-иранскому обществу. В XVIII-XIX веках чуваши путем насильственной христианизации якобы вошли в российское православное христианское общество. На самом деле это породило лишь раскол сознания чуваша и глубоко запрятанный внутренний протест, который иногда вырывается наружу в виде специфических психопатологий. Через Октябрьскую революцию 1917 года и искус большевистской идеологии чуваши также прошли, понеся, конечно же, большие потери, но сохранив язык как нерв всей культуры, этику таванлах (родства) и основные эстетические категории. К началу третьего тысячелетия мы подошли с кредо: "Эпир пулна, пур, пулатпа!", но я бы поставил знак вопроса над формой будущего времени глагола пур 'быть'.

Чувашская нация пока существует, но будущность ее темна и не понятна. Чувашская элита, в существовании которой я сильно сомневаюсь (см. нашу публикацию на эту тему в "Республике", № 29-30 (362-363) от 10 апреля 2002 года), в лучшем случае имеет сумеречное состояние сознания и не способна формулировать внятно цели и задачи развития чувашской нации. Сама национальная самоидентичность постепенно-постепенно уничтожается как под влиянием глобализма и усилий местной и российской властей, так и в результате традиционного для чувашской психики суицидального синдрома. Вспомним слова Э. Ренана, который в лекции "Что такое нация?" (1882) говорил: "Общая слава в прошлом, общая воля в настоящем, стремление, совершив вместе великие дела, творить их в будущем - вот главные условия для того, чтобы быть народом. Существование нации - это (извините меня за такую метафору) повседневный плебисцит, так же как существование индивида - это постоянное утверждение жизни". Наверное, мы весьма далеки от этого - пусть в некоторой степени идеализированного - представления о своей нации. Плохо зная свою историю в Большом Времени, мы воспринимаем прошлое как призрак, боимся настоящего, а будущее для нас - это некая темная дыра, то есть тоже угроза. Соответственно, мы не утверждаем жизнь, что, конечно же, плохо сказывается на национальном самочувствии.

ЧТО противостоит глобализму или, по крайней мере, может минимизировать негативные аспекты политики глобализации? Различие народов, населяющих мир и создающих его многообразие. Локальное, этническое. Народы, как деревья, имеющие корни, ствол, ветви и крону. Ответом на вызов экономического и социально-культурного империализма, который активно завоевывает свои позиции по всему миру, является этноцентризм, объединяющий традиционные культуры и отдельные "национализмы". Процесс модернизации, который не учитывает локальные или национальные традиции, имеет своим результатом социальные и иные кризисы в жизни общества. Также и "неоимперский вызов", который предлагает российская власть народам, в этом пространстве обитающим, неизменно сопровождается такими способами решения проблем, как насилие (экономическое, идеологическое, вплоть до физического), свертывание начал демократии и федерализма. При этом власть, открыто навязывая огосударствляемое православие, лицемерно братается с церковью.

Как общий признак ситуации следует отметить беспрецедентное информационное давление и в то же время сужение источников получения информации (сокращение языков). По некоторым прогнозам из 6000 языков мира только 600 находятся в относительной безопасности, а к концу XXI века в мире будут доминировать несколько основных языков, а английский язык будет, очевидно, играть роль глобального языка, универсального средства общения людей разных стран и культур (см. David Crystal. Language Death. Cambridge University Press, 2000). Собственно, в России в этом отношении мало что предпринимается для защиты и развития национальных языков на федеральном уровне, как, впрочем, и на уровне субъектов РФ.

Говорят о "конце истории" (статья Френсиса Фукуямы с таким названием была опубликована в 1989 году и вызвала большой общественный резонанс) в том смысле, что сейчас "на исходе идеологической эволюции человечества западная либеральная демократия утверждает себя повсеместно как окончательная форма общественного устройства. Победа либерализма (в том числе и над коммунизмом - А. X.) совершилась преимущественно в мире идей, в сфере сознания, и пока что не завершена в мире материальных ценностей. Но есть серьезные основания думать, что западной идее суждено в конце концов одержать верх и в материальном мире" (Ф. Фукуяма). Предполагается, что свободная рыночная экономика и либерализм создадут в конечном итоге подлинно "всемирную культуру потребления", которая и является символом и целью экономического и финансового глобализма. Мировое сообщество (в незначительной своей части с точки зрения демографии) уже сейчас в изобилии потребляет пищу, товары, продукты масс-культуры, информацию, одинаково одевается и т. д. Другая же часть мира, оставаясь не допущенной к этому пирогу изобилия и не включенной в структуры глобального социума, не участвуя в процессах модернизации, остается в бедности и в социально-культурном отношении деградирует.

Сами понятия "традиция" и "традиционное сознание", на наш взгляд, являются безусловно положительными. Почему, чтобы построить что-то новое, нужно разрушить, уничтожить старое? Примером разумного, органичного сочетания национальной традиции и инноваций являются Япония и Корея (даже их футбольные команды доказали это своими выступлениями на последнем чемпионате мира).

Если взять, собственно, чувашское общество, то традиция (кивё йалана парах-мастпар, cёнёрен йала калар-мастпар) содержит базовые ценности, необходимые для его повседневного существования и позволявшие ему сохраняться, развиваться в разных исторических условиях и преодолевать всевозможные катаклизмы. Например, чуваш постоянно ощущает присутствие некоей высшей силы, единого Бога (Пёртен-пёр Тура - султи Тура). Он непосредственно, лично соотносится с Богом по вертикали (в нынешней же России пытаются укреплять мнимую вертикаль власти). Окружающий мир для него одушевлен, и это определяет природосообразность его жизненного поведения, деятельность человека не может иметь основой насилие и должна осуществляться как результат следования природным, естественным законам. Чуваш не боится смерти и, поминая ушедших (ват-тисене асанни), зная, что они тем или иным образом присутствуют, соизмеряет свои поступки с их наставлениями и заветами, и тем самым он поддерживает в себе чувство непрерывности жизни. И в этой жизни, и в другой он постоянно пребывает в кругу своих близких, родных. Традиционной чертой чувашского образа жизни является часто упоминаемое трудолюбие, а точнее говоря, непрерывный, непрекращающийся труд на земле, в своем доме.

Это некое ядро этических ценностей (в моем субъективном представлении, само собой разумеется), которые определяют чувашский стоический гуманизм и внутренний образ чувашской культуры. Я уверен, что сохранение таких ценностей уберегло бы чуваша (и не только) от многих пороков и изъянов современной глобалистской цивилизации. В них явно ощутимо веяние древних восточных традиций (Дао, чань " дзэн-буддизм, отчасти учение Кун-цзы) с их приоритетами духа и интуиции в отличие от западного материализма и рацио.

В свое время (в 1946 году) Борис Пастернак так писал своей двоюродной сестре Ольге Фрейденберг о начале своей работы над романом "Доктор Живаго": "Начал писать большой роман в прозе. (...) эта вещь будет выражением моих взглядов на искусство, на Евангелие, на жизнь человека в истории и многое другое. (...) Я в нем свожу счеты с еврейством, со всеми видами национализма (и в интернационализме), со всеми оттенками антихристианства и его допущениями, будто существуют после падения Римской империи какие-то народы и есть возможность строить культуру на их сырой национальной сущности".

Но народы долго и после падения Рима занимались таким культурным строительством. Сейчас, в XXI веке, в начале третьего тысячелетия, мир, действительно, стал более единым, и тем не менее постэтнический космополитизм не может строиться на некой монополии христианства и западной идеи, восходящей в свою очередь опять же к синтезу иудейско-христианской и греко-латинской культуры. Современный мир - это не только Западная Европа и Северная Америка Это еще и Восток во всей его многоликости, с богатыми и древнейшими культурно-философскими традициями Собственно говоря, процесс взаимопроникновения, пересечения духовных осей "Восток - Запад", "Север - Юг" происходит уже давно. Поэтому и "после падения Римской империи", и крушения Австро-Венгерской и Британской империй, и стремительного распада Советской империи можно и нужно строить культуру на национальной сущности, не отгораживаясь от мира как целого. Кроме того, у многих российских народов помимо собственно восточного или, по крайней мере, неевропейского происхождения в этом отношении имеется свой исторический опыт усваивания, "переваривания" самых разных культурных традиций.

ЗАВЕРШАЯ обсуждение на "круглом столе", член редколлегии журнала "Дружба народов", известный критик Лев Аннинский сказал так: "Современный человек может и должен жить на разных уровнях - семейном, местном, региональном, мировом". Что ж, с этим можно согласиться.

Можно и нужно быть чувашом по своим родителям и языку (или просто по субъективному самоопределению), восточноевропейцем по географическому месту рождения и гражданином мира по менталитету. В этом случае чувашское общество, сохраняя базовые этнические ценности, сможет осмыслить себя (по А. Тойнби) частью более широкого универсума.

Атнер ХУЗАНГАЙ.

Другие материалы по традиционной культуре народов России


 

Реклама:


?aeoeia@Mail.ru
rax.ru: iieacaii ?enei oeoia ca 24 ?ana, iinaoeoaeae ca 24 ?ana e ca naaiaiy
 
Rambler's Top100