4 Декабрь, 2016
Материалы сайта » Библиотека » Современное язычество » Исследования, самоопределение » Успехи и проблемы развития русского языческого движения за 25 лет

УСПЕХИ И ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ
РУССКОГО ЯЗЫЧЕСКОГО ДВИЖЕНИЯ ЗА 25 ЛЕТ

волхв религиозной группы Содружество Природной Веры «Славия»
Любомир (Дионис Георгис), писано 18-го груденя 1052-го лета Святославова (18.11.2016)

Представлены достижения и провалы в развитии русского языческого движения за последние 25 лет, анализ причин этих провалов и проблем русского языческого движения и российского общества, возможные пути решения этих проблем.

Обсуждения и контакт с автором на языческих интернет-ресурсах: Форум "Славии", Форум "Самотёка"


Предисловие.

Будучи участником и свидетелем 25-летней истории Русского Языческого Движения (РЯД), представляю на обсуждение мои размышления об успехах и проблемах развития РЯД. Соответствующий доклад был озвучен мною на Клубе Родноверов 19 ноября 2016г..

Не претендую на беспристрастность или абсолютную истинность, в моих наблюдениях и анализе возможны ошибки. Вы можете подтвердить или опровергнуть своими наблюдениями и анализом мои размышления. Возможно, в вашем объединении есть опыт решения проблем, которые обозначены мною как общие. Поделитесь опытом - это пойдет на пользу всем. А если вы хотите перенять тот опыт, который накоплен, - свяжитесь со мной, с радостью поделимся им. Возможно, вы знаете еще о каких-то успехах или проблемах РЯД – напишите. Если я более, чем о других объединениях, пишу о достижениях Содружества «Славии», деятельность которой насчитывает 15 лет, то это в силу того, что я знаю о деятельности своего объединении гораздо более, чем о других. Если руководители других объединений пожелают рассказать о своих достижениях и видении общих проблем – пусть это сделают.

Пять лет назад я уже ставил вопрос о состоянии и перспективах развития современного языческого движения в России в статье «Второе дыхание язычества». С тех пор РЯД, на мой взгляд, не продвинулось ни на шаг вперёд в решении множества своих проблем, мой призыв к открытию второго дыхания язычества остается актуальным.

Нам нужны сильные социальные проекты и сильные организаторы. Если же вы посмотрите на существующих организаторов – это, во многом, всё тот же круг людей, который стоял у истоков РЯД в начале-середине 90-х годов и, похоже, достиг уровня предела своих компетенций. Сильных совместных проектов в РЯД за всё это время так и не появилось. Основная цель моей работы – побудить язычников к осознанию проблем Русского Языческого Движения в его многообразии и целостности, собрать сильную команду и начать совместную работу по разработке и осуществлению социальных и образовательно-воспитательных проектов.

При всех противоречиях между отдельными направлениями в РЯД и отдельными его объединениями, они не могут быть препятствием в сотрудничестве язычников разных взглядов в разработке и осуществлении проектов, направленных на благо развития РЯД в целом, на благо русского народа и России.

После прочтения этого текста у вас может возникнуть вопрос: а существует ли РЯД или есть только его видимость, создаваемая броуновским движением отдельных язычников и объединений?! Кто участвует в обсуждении проблем экологического движения или даже в анастасийском движении, понимают насколько слаб уровень внутренней солидарности и способности к коллективному действию в РЯД в сравнении с этими движениями. Всё же я использую термин Русское Языческое Движение (РЯД), потому что у меня есть воля к тому, чтобы оно состоялось как Движение. И я надеюсь, что есть множество язычников, готовых также проявить свою волю к этому.

Приветствую распространение и параллельное обсуждение этого доклада на разных ресурсах РЯД. Если вы переопубликуете его на своих ресурсах, прошу дать ссылку на первоисточник - http://slavya.ru/p/article/read/pagan_problem.html, и сообщить лично мне о проведении на вашем ресурсе соответствующего обсуждения. Я попытаюсь обобщить результаты дискуссии на разных ресурсах и ответить на вопросы и возражения по существу доклада.



1. Рост численности русских язычников.

Рост численности Русского Языческого Движения (РЯД) по всей стране – наиболее весомый результат активной деятельности всех язычников с начала-середины 90-х годов.

За последние 25 лет РЯД приобрело массу сторонников в стране. В начале 90-х в Москве русских язычников было с огнем не сыскать: может быть, несколько сотен человек было в Москве, Питере и еще в ряде городов. Сегодня же по оценкам социологов в стране примерно 1,2% взрослого русского населения исповедуют веру в Богов и силы Природы, почитают предков (см. http://sreda.org/arena?mapcode=code13355), т..е. это – язычники-политеисты. Если учитывать большую долю русских язычников-монотеистов и язычников-атеистов, которые также чтут Природу и предков, обычаи и традиции русского народа, то численность русских язычников в России на данный момент можно оценить в 4-5 млн. человек. Наши сторонники присутствуют практически во всех регионах страны. В одной только Москве численность язычников может составлять до 200 тыс. человек. Если лет 15 назад в РЯД было много неоперившейся молодежи, то сегодня в движении есть люди всех возрастных категорий, в том числе квалифицированные специалисты с высшим образованием и учеными степенями в разных областях, руководители предприятий и организаций, семьи с детьми, отдельные языческие общины-поселения.


Проблема 1. Рост численности РЯД – «не в коня корм».
Рост численности РЯД не сопровождается ростом качества людей, их организованности и ростом ресурсного потенциала, как финансового, так и политического, как говорится «не в коня корм». Существующие структуры РЯД не в состоянии образовать, сплотить эту лавину новых людей, организовать их системную деятельность. Абсолютное большинство, именующих себя родноверами или сторонниками русского язычества, остаются индивидуалами, не входящими ни какие структуры. И причина этого, видимо, - неготовность существующих структур вести качественную работу с людьми, почти бесконечное разнообразие используемых фантазий на тему язычества, дрязги и застарелые обиды внутри РЯД, бессмысленная борьба против религиозного направления в РЯД и пренебрежение религиозной формой русского язычества, политическая и религиозная междоусобица.



2. Быть русским.

Пробуждение интереса к народной русской культуре, к обрядовой практике, к истории своего народа и рода – это важный содержательный результат .

Мы видим всё больше людей (не только язычников), которые не просто хотят называться русскими, но обращаются к изучению народной культуры, к обрядовым практикам, занимаются фольклором, ратоборством, народными промыслами, называют своих детей родными славянскими именами и стараются сызмальства воспитывать их в традициях своего народа.

Это - достижение нашего движения, как и рост численности наших сторонников, достигнуты вопреки государственно-церковной политики разжигания вражды к язычеству, вопреки политики русофобии, воспрепятствования русскому этническому образованию в школах.

Люди хотят чувствовать себя русскими, возрождать русских дух и традиции своего народа, одевать и шить свою национальную одежду, украшать свои дома в родной традиции, играть в народные игры, они хотят петь в кругу семьи и друзей народные песни, водить хороводы и танцевать как их предки-славяне. Пробуждение в людях, в том числе в атеистах и в православных, этого интереса к родной культуре, несомненно, заслуга русского языческого движения.

Нас осмеивали в прессе, что мы одеваем народные одежды, называем себя и своих детей странными, всеми уже забытыми именами, ведем себя как дети или как клоуны. Нисколько не сомневаюсь, что это будут продолжать делать. Однако наш успех в этом направлении очевиден, хотя многое еще предстоит сделать.


Проблема 2. Бессистемность деятельности и отсутствие её внутренней ресурсной поддержки.
Наша работа в этом направлении бессистемна, самостийна, плохо организована, нет взаимодействия и обмена опытом, практически, она ресурсно не поддерживается изнутри самого РЯД (в основном, энтузиасты все делают за свой счет). Крайне нежелательным для нас последствием этого может стать то, что увидев пробужденный нами интерес к народной культуре, русским этническим образованием системно начнет заниматься церковь при поддержке государства, поставив во главе этого процерковные кадры и получая на эти цели государственное грантовое финансирование, тенденция к этому налицо.



3. Языческая религия возродилась как феникс из пепла.

Родные Боги и наши языческие предки проявили волю к возрождению язычества в современной России. Как результат, часть русских людей, осознала, что у них есть своя коренная религия, опирающаяся на древнее природное мировоззрение, – Русская Веда, открытая для развития, для синтеза современных научных знаний и священных ценностей, знаний предков. Они осознали, что христианство есть чужеродная и навязанная «огнем и мечом» русскому народу религия, осознали корыстные цели религиозного института РПЦ и церковно-коррупционные связи РПЦ с властями. Они отвергли страх перед тысячелетними преследованиями и открыто стали называть себя язычниками, приверженцами коренной религии славянских народов. И это означает, что многие язычники понимают: решение проблем нашей страны и русского народа требует радикальной смены системы ценностей в народе и улучшения его качества. По существу, это осознание - общий знаменатель в деятельности практически всех объединений РЯД при всех противоречиях между ними.

За прошедшие десятилетия из среды РЯД выделились жрецы и волхвы, взявшие ответственность за восстановление обрядовой формы священнослужения, за воссоздание родовой связи Богов, предков, природы и современных поколений людей, за сохранение и распространение языческих народных традиций, очищенных от налёта христианства и двоеверия. Благодаря организованной жрецами и волхвами обрядово-религиозной практике, сформировались и устоялись многие языческие обряды, причем в разных вариантах, но имеющие сущностную общность. Поскольку эта работа шла в разных местах и обычно без обмена опытом, но результаты восстановления обрядовой практики были получены близкие, мы можем считать, что это не только наше самостийное творчество, но также и выражение воли предков и Богов к восстановлению языческой религии. Десятилетия самоотверженного служения этих людей на благо Рода, уверенность их в собственном выборе, - важное подтверждение статуса жрецов и волхвов, которое было ими принято.

РЯД при всей исходной малочисленности в начале-середине 90-х годов прошлого века нашло такой способ мотивации людей к возвращению к корням и смогло так поставить распространение языческого мировоззрения, что РПЦ сегодня воспринимает русское язычество как главную угрозу для себя. Наконец, русское язычество, пожалуй, сегодня стало более популярным, чем различные восточные духовные учения, хотя РПЦ, власти, либералы всячески стращают народ мифом об экстремистах-язычниках и опасных неоязыческих сектах.


Проблема 3. Религиозная и антирелигиозная мешанина и замусоривание фальшью.
РЯД расколот на религиозную и антирелигиозную часть, а религиозная часть расколота на политеистическую и монотеистическую части. Антирелигиозники и монотеисты-язычники нередко ведут ожесточенную борьбу против религиозного политеизма, не гнушаясь в отдельных случаях использованием провокационных и грязных методов. Языческое мировоззренческое и религиозное поле замусорено множеством фантазий, фальсификаций, мистификаций, не имеющих отношения к родной традиции и вере. Иногда финансирование таких фальсификатов осуществляется при непосредственном участии учреждений, издательств, контролируемых РПЦ. И даже внутри отдельно взятых направлений: политеистического, монотеистического, антирелигиозного – отсутствует скоординированная работа по выработке общих подходов, принципов деятельности, этики, вытекающих из принимаемых убеждений.

Если в начале 90-х XX века были попытки создания религиозных организация, то на сегодня нет ни одной религиозной языческой организации, зарегистрированной как юрлицо. Число религиозных языческих групп также малочисленно, как и число входящих в них людей, т.е. русские язычники в основной массе ведут себя как индивидуалисты, на словах декларируя идеалы общинности, а на деле пренебрегая этой ценностью. РЯД так и не создал сколько-нибудь устойчивых и авторитетных учебно-духовных, обеспечивающих подготовку священнослужителей для РЯД, а также научных структур, направленных на изучение процессов в обществе, в мире, в РЯД с позиций языческого мировоззрения, религии, помогающих в решении проблем развития РЯД и подготовки его кадров.

Одним из путей для решения проблемы в рамках религиозного политеистического направления является создание языческого религиозного союза, объединяющего уже существующие объединения религиозной направленности близких по убеждениям и выработка ими общего вероучения, общей стратегии и политики в отношении РЯД и общества.



4. Взаимоотношения с окружением: обществом, СМИ, властями, РПЦ, зарубежными и международными языческими объединениями, с исследователями язычества.

Сам по себе факт, что ряды русского языческого движения растут, несмотря на откровенное разжигание вражды к язычеству РПЦ, государственными органами и многими СМИ, говорит о том, что язычникам удается влиять на общество, особенно, на его молодежную часть, не только нейтрализуя тот негатив, который вываливается на русское язычество, но и привлекая новых и новых сторонников. Через языческие сайты за прошедший период прошли десятки миллионов людей. На книжных полках и в интернет-каталогах поисков под языческую литературу и интернет-ресурсы нередко выделяют отдельные полки и разделы. Всё это – несомненное достижение РЯД, как и достаточно активное взаимодействие отдельных языческих объединений с зарубежными и международными языческими объединениями из разных стран, участие в международных конференциях язычников.

У единичных языческих объединений появился позитивный опыт взаимодействия со СМИ и властями, опыт непосредственных дискуссий с официальными представителями РПЦ и других авраамических религий, опыт воздействия на государственную политику в отношении РЯД. У единичных языческих объединений есть также немалый позитивный опыт взаимодействия с различными общественными объединениями и с исследователями, изучающими РЯД. Появление в отдельных аналитических СМИ объективных публикаций о РЯД, введение в оборот научных исследований объективной информации о русском язычестве во всем многообразии его форм (помимо радикально-националистических), отстаивание в публичном диалоге с представителями церкви и с властями интересов языческого движения и разоблачение мифологии и вражды к язычеству – это также несомненное достижение.

Отдельно стоит сказать о взаимодействии языческого и экологического движений в стране. Не случайно ведь РПЦ часто записывает в «неоязыческие сектанты» учёных и активистов экологических и околоэкологических (анастасийцы) движений, целые экологические объединения, которые разрабатывают и распространяют учение ноосферы, концепции экологического социализма, ведут борьбу за сохранение лесов, за чистоту окружающей среды, выступают против гонки производства и потребления. Действительно, экологические идеалы и цели нередко прямым образом прописываются многими языческими объединениями в своих базовых документах. «Русский языческий манифест» (издан в 1997 году, авторы М.Васильев, Д.Георгис, Н.Сперанский, Г.Топорков) – один из первых языческих документов, в которых русские язычники обозначили экологию, защиту Матери-Земли как один из приоритетов своего служения. Экологические мотивы присутствуют, например, в произведениях Доброслава («Мать-Земля»). Однако, полагаю, выделение исследователями русского язычества экологического направления как самостоятельного связано во многом лично с моей научной и общественной деятельностью в сфере экологии и экологической активностью Содружества «Славии». Собственно, моё осознанное вхождение в язычество и одновременно в экологическое движение было связано с осознанием в 1989 году своего призвания в защите Матери-Земли. Будучи «осознанным» язычником, в публичных выступлениях, статьях и дискуссиях на многих научных конференциях, в том числе экологических, я неоднократно выступал с собственной научной концепцией экологического преобразования мира на основе языческого мировоззрения и ценностей, в том числе публично представляясь как руководитель и волхв языческой религиозной группы Содружество «Славия». И эта активность была замечена как процерковными аналитиками, так и объективными исследователями-религиоведами русского язычества. Как представитель «Славии», а некоторое время и сопредседатель Круга Языческой Традиции, я участвовал и продолжаю участвовать в различных экологических акциях, общественных инициативах и обсуждениях с участием ведущих лидеров российских и международных экологических организаций в России, это также мои выступления на каналах ТВ, в газетах, журналах и в интернет-изданиях по общероссийским и московским экологическим проблемам. С моей личной активностью связана одна из инициатив создания в России в 2005 году социально-экологической партии «Зелёная Россия», я был избран тогда на учредительном съезде в Федеральный политсовет этой партии, был одним из ведущих разработчиков её идеологии и партийной программы. Эта партия набрала тогда численность в 16 тысяч человек по всем регионам России, и как раз в этот момент Минюст повысил порог численности для создания партии до 50 тысяч человек, так что партия так и не была зарегистрирована (с тех пор законодательство упростило процесс создания партий). Наконец, «Славия» активно участвовала в защите Химкинского леса. Я пишу об этом не из тщеславия, а чтобы донести до читателя важную мысль: активное публичное участие в социальных, экологических и других движениях, в научных конференциях и статья, в круглых столах и семинарах здравомыслящих язычников, представляющихся от имени языческих объединений, формирует публичное лицо, имидж РЯД среди российских общественных организаций, среди населения, в научной среде и среди органов власти. И это очень важно для защиты интересов и прав язычников, потому что разоблачает страшилки о язычниках. Пользуйтесь этим опытом и воспроизводите его.

Экологическое движение мы можем и должны рассматривать как принципиального союзника РЯД в защите Матери-Земли, и нам есть чему поучиться у экологического движения на его успехах и провалах. На сегодня можно сказать, что в экологическом движении появилось гораздо больше язычников. Немалое число язычников также участвуют в движении экопоселений, примыкая к анастасийцам. И те, и другие группы язычников действуют самостийно и без поддержки РЯД.


Проблема 4. Отсутствие осознание себя как Движения, развитие в форме молодежной субкультуры.
РЯД во многом развивалось и продолжает развиваться как форма молодежной субкультуры, не осознавая себя в целом как Русское Языческое Движение (РЯД) с общими целями, задачами, методами и инструментами действия в общественном, публичном пространстве, нередко при этом отвергая религиозное самоопределение и отдавая приоритет индивидуалистическому самоутверждению вопреки принципам родовой самоорганизации жизни вместе с предками, народом своим и Богами. Достижения единичных объединений в сфере взаимодействия с обществом (российскими общественными организациями), СМИ, властями, РПЦ, международными языческими объединениями, с исследователями язычества могут становится общим достоянием РЯД, формируя его публичное лицо, но РЯД, фактически, не оказывает никакой поддержки этой важной деятельности.

Несомненно, что любая трезвая и объективная информация в СМИ о русском язычестве и любой конструктивный диалог с общественными организациями России и с властями работают на всё языческое движение в целом. Будучи результатами работы единичных объединений, они помогают в решении проблем каждому языческому объединению. Характерно, что почти все эти единичные языческие объединения – это московские языческие религиозные группы: Содружество Природной Веры «Славия», «Коляда Вятичей», «Внуки Сварога». Более всего позитивный опыт в этой сфере накоплен Содружеством «Славия». Когда это объединение входило в Круг Языческой Традиции (КЯТ), сплотившего несколько десятков языческих сообществ и интернет-ресурсов, ряд важных документов-обращений КЯТ, которые позитивно повлияли на изменение общественного отношения к русскому язычеству, были непосредственно инициированы Содружеством «Славия». Это во многом относится и к самой инициативе создания КЯТ, к его базовым положениям: самоопределению язычества, противопоставлению русского язычества шовинизму, фашизму и радикальным, экстремистским формам русского национализма, а также идеям русского сепаратизма – отделения «русской части» России от остальной России.

Среди множества небольших языческих объединений господствует мнение, что не стоит идти по пути создания религиозных языческих групп, что это трудно, что легче просто оставаться неформальными объединениями, действующими как обычные самодеятельные общественные сообщества по интересам. Крупные языческие объединения, представляющие союзы таких неформальных сообществ, как правило, ведут политику, направленную против создания религиозных языческих групп и местных религиозных организаций на основе входящих в них объединений. Велесов круг, например, как недавно сообщил Илья Белецкий, фактически, запретил входящим в него сообществам (или настоятельно рекомендовал) создавать религиозные группы. КЯТ в свое время занял антирелигиозную позицию, выразив её в своем Манифесте Языческой Традиции.


Проблема 5. Раскол по общественно-политическим идеалам и целям.
РЯД расколот по общественно-политическим идеалам и целям. Даже при условии близости религиозных, мировоззренческих учений отдельных объединений, они нередко остаются несовместимы по политическим идеалам и целям. При этом часть язычников и часть языческих объединений откровенно заявляют аполитическую позицию, подразумевая под этим нежелание отстаивать права язычников в легальном поле, взаимодействовать с властями и обществом, противостоять лжи и клевете со стороны РПЦ и других борцов с язычеством. Наряду с этим есть языческие объединения, которые заявляя об аполитичности, на деле прикрывают этой якобы «аполитичностью» свое сотрудничество с известными радикальными националистическими группами.

Собственно, этот раскол более всего обусловлен различием политических идеалов и целей лидеров соответствующих объединений, тогда как масса язычников, идущих за этими лидерами, далеко не всегда разделяет эти политические убеждения лидеров в полном объеме, а иногда просто безразлична к этим убеждениям лидера. Социологи же и аналитики-политологи, изучающие современное язычество, нередко взгляды лидеров родноверческих объединений некорректно приписывают тем лицам, которые участвуют в этих объединениях не по политическим мотивам. Можно предположить, что основная часть русских язычников разделяет идеалы народнического социализма, восходящие к движению народников конца XIX-начала XX века. Но в силу политической пассивности и недостаточной образованности молодые родноверы нередко попадают в националистически ориентированные объединения, в том числе проповедующие идеи национал-социализма в смешении с народническими идеалами (идеи Доброслава, например). Между тем, между идеалами народничества (это отечественное самобытное политическое движение и идеология конца XIX века) и национализма (это идеология, привнесенная с Запада, и политические движения, распространяющие эту идеологию) - огромная разница.

Этот политический раскол ярко проявился в отношении к теме Крыма и Донбасса, а также в отношении участия в компании поддержки кандидатуры кандидата в депутаты Госдумы Мальцева на выборах в сентябре 2016 года. Часть ранее «аполитичных» родноверческих объединений вдруг проявили политическую активность в поддержке партии «Парнас» на эти выборах. Агитируя и другие объединения включиться в этот процесс.

Среди языческих объединений есть такие, в которых политический идеал общества интегрирован в религиозное учение, например, у «Схорон еж Словен» в идее народной монархии, где царь-язычник выполняет в традиционную жреческую функцию, а есть такие объединения, в которых могут участвовать люди достаточно разнородных политических взглядов, так что участие таких объединений в политически ориентированных союзах может быть разрушительным для них. Политический выбор нередко воспроизводится в определенной модели внутреннего управления. Поэтому те язычники, кому нравится вождистский, авторитарный тип управления, далеко не всегда могут ужиться с язычниками предпочитающими иной тип внутреннего управления – вечевой.

Необходимо сознавать, что уже сам факт осознанного выбора язычества и включения человека в деятельность языческого объединения – это в наших политических условиях «симфонии церкви и государственной власти» не только религиозный, но и политический выбор. А русское язычество в этом смысле – политическая религия, противопоставляющая себя византизму и современному копированию западных политических и ценностных систем на родную почву. Такова специфика именно русского язычества, отличающая его от язычества многих других коренных народов России, где язычество не является политическим окрашенным выбором.

При всех различиях политических моделей, выстраиваемых в русском язычестве, их объединяет ставка на выбор русским народом самобытного пути развития, опора на этические и этнические ценности, собственные политические традиции, в том числе традиции вечевого и копного права, традиции общинной жизни и артельного труда. Учитывая, что русское язычество провозглашает религиозную сверхценность справедливости и необходимость стремиться к ней в этой жизни в отношениях с окружающими – оно имеет шанс на развитие именно как политическая религия. Более того, заметим, что если русское язычество не займет эту нишу, то её с успехом замет русский ислам как политическая религия. На этом фоне национализм многих русских языческих объединений, на мой взгляд, следует рассматривать как детскую болезнь роста РЯД.

Политическое и религиозное будущее РЯД, на мой взгляд, - это формулировка мировых идей будущего социального и экологического справедливого мира на основе экологического мировоззрения, не только неантропоцентрического, но и ацентрического, по своей сути. Русский дух – это не только всечеловечность, но также и сочетание соприродности человека и вочеловечности природы. Русское язычество, воодушевляя все народы России, дает возможность русском духу проявить себя в общеземном и космическом масштабе, преодолевая национальный сепаратизм и эгоизм.


Проблема 6. Невостребованность существующего опыта и потенциала для защиты язычников и язычества.
РЯД, практически, не использует свой потенциал для защиты язычников и русского язычества, позволяя церкви, СМИ, государственным органам распространять фобии и вражду в отношении язычества, позволяя им неправомерно использовать антиэкстремистское законодательство. Потенциал же, который не используется или используется не по делу, атрофируется. Большая часть положительного опыта противодействия антиязычеству и защиты его интересов, накопленная отдельными лицами и объединениями, остается невостребованной в РЯД.

Заметим, что это происходит при всех успехах язычников в распространении информации о древних языческих традициях и родной вере, и этот успех отражается в росте численности язычников, несмотря на весь негатив, который распространяется о язычестве. Так может быть и не надо заниматься защитой язычества и язычников, если собаки лают, а наш поезд всё равно движется вперед?!

Во-первых, недооценка слабости нашего противника и переоценка собственной силы – это опасный путь, который может поставить РЯД на грань легкого уничтожения извне. Когда РЯД был сравнительно небольшим по численности (конец 90-х – начало нулевых), отдельные церковные аналитики и политологи уже тогда серьезно оценивали силу идей русского язычества, рассматривая их в потенциале развития как главную угрозу РПЦ. Известно, что в любой момент в начале нулевых мог быть поставлен вопрос о закрытии языческих объединений как экстремистских и фашистских. И если язычество в начале и середине нулевых на законодательном уровне не приравняли к экстремизму, то это случилось не в силу того, что власть и РПЦ слабы как шавка, а мы столь сильны как поезд. Часть язычников тогда объединилась в Круг Языческой Традиции и смогла показать обществу и власти, что современное язычество в России – это не только националистические, антисемитские и экстремисткие группки, но что это народное движение во всём многообразии политических взглядов, в том числе это язычество выступающее за здоровый образ жизни. против сепаратизма и за развитие России в её целостности. И главное, нам тогда удалось показать, что мы готовы и будем себя защищать, что у нас есть в обществе сторонники и сочувствующие.

Сегодня же, когда русское язычество насчитывает миллионы, и эти цифры известны нашим противникам, у власти и РПЦ гораздо больше основании чинить нам препятствия в развитии и распространении наших идей. КЯТ же сегодня существенно снизил свою правозащитную и пиар-активность в этом направлении, в связи с выходом из его состава религиозной группы Содружества Природной Веры «Славия», которое это направление вело, а ныне ведет его самостоятельно, вне каких-либо крупных объединений.

«Славия» ведет деятельность межнациональному и межрелигиозному диалогу, участвует в работе научных религиоведческих, экологических, политологических и правозащитных конференций и круглых столов, в тематических встречах Общественной палаты РФ, а также в семинарах и круглых столах по вопросам профилактики экстремизма с участием органов власти, органов образования и религиозных организаций различных конфессий. Будучи религиозной группой, «Славия» представляет религиозное политеистическое направление русского язычества и пользуется законными возможностями легально защищать права язычников и язычества в целом. Было бы здорово, если бы этот опыт «Славии» был востребован другими языческими объединениями, если б они совместно вели общую работу на этом поприще. Для усиления этой деятельности необходимо привлечение специалистов в сере религиоведения, правозащиты, журналистики, политологии, лингвистики, психологии из числа язычников или сочувствующих нам лиц. За прошедшие годы таких специалистов накопилось уже во множестве среди язычников, но их знания и потенциал остаются невостребованными.

По сути, нам необходимо создать собственный исследовательский и правозащитный центр, который мог бы развить эту деятельность. Ведь мы во многом не знаем сами себя: каково наше языческое движение, что за личности его составляют, каковы их взгляды и устремления, каковы их потребности и ценности, - не знаем мы толком и свой народ. Отчасти эту информацию о себе мы вынуждены брать из рук социологов и религиоведов, которые изучают язычество по заказу государственных органов и РПЦ, а некоторые и прямо работают на РПЦ. Понятно, что эта деятельность нуждается в организованной информационной, моральной и финансовой поддержке РЯД. Необходимо отфильтровать и усилить самое лучшее, что наработано в РЯД за последние два десятилетия, сделать его общедоступным и востребованным изнутри РЯД и извне. Наша открытость и сила наших идей – это лучшая защиты от политики клеветы и очернительства, разжигания вражды и распространения фобий в отношении язычества. В этом отношении может быть полезен опыт международных языческих объединений, который необходимо изучать и считывать.


Проблема 7. РЯД упускает шанс на включение в межрелигиозный диалог и не использует грубые ошибки противника.
Российское государство традиционно переносит на нас, язычников, отношения вражды к язычеству, распространяемые аврамическими религиями. Это настолько очевидная истина и настолько это выглядит несправедливым, что даже сами представители авраамических религий осознают всю ущербность этой позиции в условиях современного мира. И это дает отличный шанс для русского язычества в диалоге религий, без участия в котором оно не может ни защитить себя от дискриминации, ни легализовать себя как в качестве полноценной религии.

Участие РЯД в этом мировом диалоге религий - это не только вопрос мирного сосуществования с гражданами иных вероисповедании. Если мы не участвуем в этом диалоге, то нам же это и вменяют в вину, будто мы, язычники, недоговороспособны и невменяемы в своем агрессивном отношении к христианству, иудаизму, исламу. Это напоминает ситуацию, когда вор кричит первый «держи вора!», чтобы отвлечь от себя внимание. Но ведь своей пассивностью мы позволяем возлагать на нас вину за отсутствие с нашим участием межрелигиозного диалога и раздувать страхи в отношении нашего движения. Не менее важно и то, что наше публичное участие в межрелигиозном диалоге – это путь к гармонизации отношений и в наших семьях, где нередко присутствуют христиане, вынужденные слушать страшилки о язычниках.

Опыт такого межрелигиозного диалога, в том числе с привлечением международных языческих объединений, существует в РЯД. Однако он остается невостребованным, единичным, в связи с пассивностью большинства языческих объединений. Собственно, понятно, что та часть этих объединений, которая известна своим активным жидоборчеством, антисемитизмом, не может быть участником такого диалога и не должна представлять язычество в легальном поле. Однако у нас в РЯД на данный момент отсутствуют сколько-нибудь крупные объединения религиозных язычников, которые могли бы полномочно (или репрезентативно) представлять РЯД (хотя бы некоторую его весомую часть) в диалоге со властью и мировыми религиями. Собственно, власть так и говорит: «Мы вас не приглашаем к диалогу, потому что отсутствует субъект, который хотя бы с некоторой долей репрезентативности может представлять русское язычество и является здравомыслящим для такого диалога».

Создание языческого религиозного союза может быть существенным шагом на пути решения этой проблемы.


Проблема 8. РЯД не исследует себя изнутри и не взаимодействует с наукой, изучающей современное язычество.
Взаимодействие с наукой и исследователями, изучающими русское язычество, собственные исследования в этом направлении, использование науки в реализации собственных проектов, синтез науки и религиозных языческих представлений – практически «непаханное» направление деятельности, без развития которого невозможна ни защита стратегических интересов РЯД, ни его перспективное развитие.

При всех наших успехах в распространении информации о русском язычестве, многочисленных публикациях в сети и появлении множества книг языческих и проязыческих авторов на полках книжных магазинов и библиотек, это направление остается почти «непаханным». Есть редкие язычники-исследователи, которые регулярно выпускают научные работы в этом направлении, участвуют в научных конференциях и на научных семинарах, в том числе подвергают научной критике необъективные исследования русского и современного язычества. Это важное направление деятельности РЯД, учитывая, что сегодня любые нападки на русское язычество и меры системного противодействия нам готовятся сегодня в недрах различных прицерковных исследовательских учреждениях или на отдельных кафедрах религиоведения и политологии в государственных учреждениях, обслуживающих заказ на продвижение «симфонии церкви и власти». Соответственно, мы должны научиться использовать для противостоянии этой тенденции как исследовательские кадры, которые есть среди язычников, так и желание порядочных исследователей не допускать фальши и подлога, конъюнктурщины в своей области исследований, а это желание, несомненно, есть. Однако инициатива должна исходить от РЯД.

Фактически, РЯД необходимо создать собственный исследовательский центр, который бы занимался как изучением современного русского язычества изнутри, так и критикой необъективных исследований язычеств извне. Хотя подобная деятельность планировалась и осуществляется в малых масштабах в КЯТ и Содружеством «Славия», мы не можем быть удовлетворены масштабом этой работы и отсутствием системной поддержки этой деятельности со стороны РЯД в целом.


5. Духовный рост язычников и развитие общинной жизни в РЯД, родовых устоев общества.

Есть вопросы личностного, духовного развития язычников, от качества разрешения которых в определяющей степени зависит успех развития РЯД, преодоление внутреннего кризиса, который очевиден для многих участников РЯД. Духовное качество язычников, крепость их семей и родов, способность их помогать друг другу и образовывать крепкие общины, артели – это главный критерий способности РЯД решении его главной задачи: преобразования качества русского народа и качества страны во благо Рода и России. Если мы не можем осуществить рост этого качества внутри движения с собственными сторонниками, то куда уж нам замахиваться на решение гораздо более сложных проблем всего народа.


Проблема 9. Мало кто в РЯД умеет работать с людьми, при этом отсутствует организованное обучение и обмен опытом в этом.
На мой взгляд, мы ещё не научились работать с людьми, чаще всего с молодыми людьми, со своими сторонниками из разных категорий населения так, как этого требуют вызовы, стоящие перед РЯД, перед Россией и миром в целом. Даже тот опыт и потенциал, который у нас есть, не реализуется и практически невостребован, отсутствует и обмен опытом в этом. Отчасти это связано и с тем, что приходящие в язычество молодые люди нередко самодостаточны или ориентируется не столько на помощь, сколько на самостоятельное индивидуалистическое развитие, иногда рассчитывают на магию, нередко отвергают родителей, опыт старших поколений и авторитет любых учителей, как и авторитет знаний, образованности. Потребность язычников в личных обрядах ограничивается нередко имянаречением и разными формами гаданий. Запрос на языческие свадьбы – достаточно редок, как и на имянаречение рожденных язычниками детей, проведение разных этапов инициации их. Обращение за обрядовой помощью в случае болезни или иной беды с человеком или его близкими - еще более редкие явления. Распространенная среди язычников установка на личную самодостаточность в духе «не проси ни о чём ни богов, ни людей», препятствует и развитию общинности, и развитию РЯД в целом.

Если традиционное язычество предполагало уважение к родителям, к старшим по возрасту и опыту жизни, то современное молодое поколение (именно среди русского населения) нередко проявляет подчеркнутое неуважение к родителям и учителям. И молодые язычники не являются исключением, они несут в себе отпечаток проблем своего поколения в целом. Часто это отрицание опыта своих родителей и учителей осложняется еще и случаями навязывания молодым людям христианства. Мы не можем сказать, что нашли адекватные нашей традиции и религии формы духовной работы с такими молодыми людьми. И всё же сам факт того, что молодые люди делают выбор в пользу язычества, родовой религии их предков, говорит о том, что этот разрыв поколений может быть преодолен.

Конечно, мы живем в обществе, которое заражено аномией: люди оторваны друг от друга и не чувствует наличия социальной общности, зато есть множество примеров асоциальных и криминальных общностей, которые активно оказывают влияние на людей. В тяжело больном обществе сложно оставаться здоровым человеком, а нередко еще сложнее оставаться просто человеком. В этом отношении любое языческое объединение – это определенная выборка из нашего больного общества. И если мы найдем духовно-психологические подходы к тому, чтобы в языческих объединениях воссоздавалось здоровое общество, значит, мы найдем ключ и к оздоровлению всего народа. В этой связи полезно помнить о том, что одной из главных причин победы христианства над язычеством в Риме, имперской столице, было то, что христианские общины смогли предложить новый способ социальной самоорганизации людей в условиях деградирующего и разлагающегося общества римской империи. И ведь одна из причин современной острой неудовлетворенности людей православием – это отсутствие того общинного духа взаимопомощи и взаимоподдержки, за которым люди идут в православную церковь, а находят там, обычно, лицемерие и торговлю вместо этого. Но там, где удается выстроить реально работающую церковно-приходскую общину, можно видеть чудо преображения людей.

Русский дух – это общинный дух, и успех язычества может быть достигнут именно на пути воссоздания русских языческих общин. Русское язычество – это на сегодня более адекватная религиозная форма для объединения русских людей, чем православная церковь, потому что социальное и религиозное слито в языческом служении, тогда как сама суть христианства – это поиск индивидуального спасения. По существу, церковь на Руси всегда паразитировала на крестьянских общинах, не будучи способной их воссоздавать на селе и в городах. Альтернативу церковной христианской общине сегодня предлагают буддисты, мусульмане и язычники. П5 язычников ока мы не можем сказать, что более успешны в этом плане, чем церковь. Хотя, конечно же, на стороне церкви государство и бизнес, мы лишены этой поддержки.

Разрыв социальной практики жизни и религиозных идеалов – одна из важнейших наших проблем. Разумеется, эта проблема есть и в православии. Но поскольку русское язычество есть социальная и политическая религия, в отличие от православия, этот разрыв для нас является более проблематичным. Мы проводим календарные земледельческие обряды, которые в абсолютном большинстве случаев никак не связаны с нашей реальной жизнедеятельностью. Необходимо искать формы такой связи, в том числе способы преобразования обрядности таким образом, чтобы сохраняя традицию, можно было вложить в нее и дополнительные смслы, связанные с нашей современной жизнедеятельностью.

РЯД необходима подготовка кадров, которые способны решать эти проблемы духовно-личностного роста и общинного строительства. Опираясь в том числе на достижения социальной психологии, психотерапии. В христианстве, в исламе, буддизме есть такая система подготовки кадров. У нас известны отдельные попытки создания таких учебно-образовательных заведений, но видимого результата от их деятельности мы не наблюдаем. Пожалуй, есть две причины, которые мешают эффективной деятельности таких учреждений язычников. Первое, они создаются обычно под вполне определенное языческое вероучение и работают только на свою структуру, которая создала такое учреждение. Второе, получение образование хотя бы на том уровне качества, которое может предложить церковно-духовная семинария, требует больших финансовых затрат и большой личной самоотдачи. У большинства язычников нет таких финансовых средств (церковь же еще получает финансовую поддержку бизнеса и государства при организации таких заведений), даже если есть готовность к личной самоотдаче. Образовательная же деятельность в духе рабочих кружков начала XX века в наше время серьезно ограничена тем, что люди, обладающие знаниями и желающие передать их язычникам и народу, не имеют сегодня таких возможностей бесплатно отдавать свои знания, какие были у этого слоя людей в начале XX века: они вынуждены в поте лица добывать пропитание, получая заработок ниже, чем чернорабочие. В условиях же, когда РЯД представляет из себя разрозненный конгломерат конкурирующих за паству различных по вероучению и политическим целям объединений и их союзов, причем 99% язычников не входит ни в какие структуры, организовать такие духовно-учебные структуры или хотя бы организовать поддержку отдельным людям, которые передают свои знания язычникам, не представляется возможным.


Проблема 10. Отсутствует работа с семьями и детьми и поддержка этой работы изнутри, тогда как это – основа преемственности в русском язычестве.
Проблема преемственности в русском язычестве и в каждом из русских родов, где есть носитель русского язычества, - это главная проверка на прочность нашей религии временем и сменой поколений. Если более 50% детей современных русских язычников, а затем их внуков, будут осознанно выбирать языческое мировоззрение и религию как основу своего духовно-личностного развития – значит, нам удалось сегодня сделать самое важное в нашей жизни, это подтверждение жизнеспособности нашей религии. Однако насколько более мы приблизились в языческих семьях, чем в семьях православных, исламских или буддистских? Мы не знаем этого и РЯД в целом не ведет целенаправленно такой работы.

Занимаются этим делом отдельные язычники в своих семьях или ведут подобную работу с детьми из других семей, но они не получают организованную поддержку РЯД. Между тем. Повсюду мы видим как христиане, мусульмане, буддисты создают летние выездные лагеря для своих детей, системно работают с семьями и детьми, организуют при церквях и общинах приходские, воскресные школы. Это помимо того воздействия, которое оказывает на детей школа, где введен предмет «Основы православной культуры», а скоро нам угрожает распространение этого курса с 1 по 11 класс. И здесь возникает вопрос о том, как нам защищать своих детей из языческих семей от влияния чуждых религий. Опять же, если есть у кого личный или общинный опыт в этом направлении, он не передается в РЯД, отсутствуют такие структуры в РЯД, которые бы этим целенаправленно занимались.

Русское язычество – это религия общинного русского духа. Традиционная крестьянская община всегда занималась поддержкой жизненного воспроизводства рода. Ради этого осуществлялись регулярные толоки, ради этого осуществлялся регулярный передел общинной земли, люди делились друг с другом последним и помогали воспитывать детей. У нас в языческих объединениях нет общей земли и общего труда на земле, так что наши календарные обряды оторваны от социальной жизни традиционной общины. Однако за последние 15-20 лет русское язычество достигло такой численности, что у нас есть немало языческих семей с детьми. Если в Москве численность язычников достигает 150-200 тысяч, то, скорее всего, мы можем предполагать число детей язычников в Москве около 10-20 тысяч человек. Заметим, что у наших людей нет средств. Чтобы проплатить собственное дополнительное образование, но они готовы тратить последние средства на качественное обучение детей, которого сейчас остро не хватает. Как я уже писал ранее в своей статье «Второе дыхание язычества», совместное воспитание и образование детей может быть тем предметом совместного общинного труда, без которого немыслима общинная жизнь.

На мой взгляд, создание сильного образовательно-воспитательного проекта для детей, включая сопутствующие интернет-ресурсы, в котором могут участвовать и дети язычников, и взрослые язычники в качестве волонтеров и штатных педагогов, – это первоочередный шаг, который необходимо сделать в развитии РЯД. Это проект, прежде всего, для крупных городов-мегаполисов, где можно достаточно быстро отыскать и объединить язычников-родителей.


Проблема 11. Этическая неразборчивость и несовместимость внутри РЯД и в российском обществе – источник внутренних расколов и угроза распада России.
Даже при близком понимании мировоззренческих и религиозных вопросов, между язычниками может быть пропасть в этических вопросах. РЯД будучи во многом молодежным движением несет в себе все особенности и проблемы, связанные с ценностными ориентациями, ценностными конфликтами и противоречиями современной молодежи.

Сегодня много людей, особенно молодежи, которая следует утилитаристской этике: добро – это то, что лично мне приносит пользу, а что этому мешает – то есть зло. Такое понимание добра и зла ведет к моральному релятивизму и поддерживает индивидуалистическую ориентацию в язычестве. Возможно, это одна из причин, по которой многие язычники сторонятся участия в языческих объединениях.

Другая этическая проблема – это готовность большой части язычников использовать некорректных (дурных, радикальных и т.д.) средств ради благих целей. Нередко это приводит к неустойчивости и текучести языческих объединений, потому что нахождение в одном объединение людей с разным отношением к возможности использования «дурных» средств в благих целей, ведет к внутренним конфликтам, конфронтации и распаду и разделению объединений. Аналогичная проблема присутствует и в других сообществах нашей страны. Во многом она порождена ломкой ценностной системы после распада СССР. Как утверждают исследователи, современные школьники в большинстве своем признаются в опросах, что готова совершить зло другому невинному человеку, если ведет к достижению их личного блага, к решению их личных проблем. Нередко в языческих объединениях присутствуют молодые люди, которые на обрядах молятся предкам, славят Род и родичей, а в своей семье у них разлад и непонимание с родителями в духе «ближние свои – худшие из врагов». Это противоречие между декларациями и реальностью зачастую неосознается не только языческой молодежью, но и лидерами объединений, не становится предметом осознанной внутренней работы.

Чтобы читателям стала более понятна актуальность темы этического противостояния в российском обществе я несколько подробно освещу здесь концепцию двух этических систем В.А.Лефевра, основанную на использовании логико-математической теории рефлексии и нравственного выбора этого же автора. [В.А.Лефевр «Алгебра совести» - М.: «Когито-Центр», 2003, см. стр.35 и далее] Его теория в своё время была с достаточным успехом использована в психологической войне Запада с СССР. И хотя есть основания, чтобы усомниться в некоторых положениях этой концепции в связи с субъективизмом автора и его негативным диссидентско-эмигрантским отношением к СССР, имеет смысл с ней ознакомится. Надо знать теории своих «оппонентов», особенно, если они в некоторых вещах они знают о нас больше, чем мы сами о себе замечаем, если они говорят о важнейших чертах качества нашего народа и позволяют прогнозировать будущее, влиять на него.

В.А.Лефевр из соображений неоднозначности принятия одной из аксиом логики вводит идею о том, что эта аксиоматическая неоднозначность приводит к тому, что все философские и этические системы, любые мировоззренческие системы можно разделить на два класса. Один класс (первая этическая система) предполагает, что компромисс между добром и злом есть зло (например, совмещение дурного средства и благой цели есть зло), а другой класс (вторая этическая система) считает этот компромисс добром. При том, что представители первой и второй системы могут одинаковым образом ранжировать свои жизненные ценности по значимости, вести они себя будут принципиально различным образом и это различие ведет к непониманию и конфликтам между ними.

В.А.Лефевр провел многочисленные социально-психологические эксперименты и логико-культурологический анализ текстов ярких писателей и идеологических документов представителей Запада и Советского общества (например, Моральный кодекс строителя коммунизма), а также царской России и получил подтверждение своей гипотезы о том, что Запад и СССР представляют общества, где нормативно доминируют разные этические системы: на Западе – первая этическая система, в России – вторая этическая система. В царской России, по мнению В.А.Лефевра, доминировала первая этическая система. Он также утверждает, что христианство – это первая этическая система, а дохристианская Европа (на основе анализа исландских саг) – вторая этическая система, хотя для такого утверждения у него нет опытного социально-психологического обоснования, как в случае противопоставления доминирующих ценностных систем людей Запада и советских людей. Далее он приходит к выводу об уязвимости обществ со второй этической системой, и этот вывод активно использовался Западом в поддержке процессов распада СССР, и скорее всего продолжает использоваться в существующих технологиях «цветных революций»:
«Мы показываем, что второсистемное общество не имеет процедуры разрешения конфликта, сохраняющей достоинство его участников. Конфликт заканчивается либо победой одной из сторон, либо ликвидируется вышестоящей инстанцией. Если такой инстанции нет, даже незначительное противоречие способно неограниченно разрастаться, приводя к социальным катастрофам, в которых гибнут тысячи людей». [Лефевр В.А. «Алгебра совести» - М.: «Когито-Центр», 2003, стр. 36]

Мои личные наблюдения и опыт развития, конфликтов и распадов (или почкований) в крупных и малых языческих объединениях говорят, что этот вывод вполне применим ко множеству наших языческих объединений. И, кажется, что распад СССР не привел к смене второй этической системы на первую, а скорее усилил доминирование второй этической системы. Понятно, что спецслужбы Запад, прежде всего, используют эту уязвимость общества на уровне правящего слоя, подчиняя себе страну или разваливая её.

Вот как В.А.Лефевр описывает основной результат своей работы в этом анализе:
«Основной результат работы может быть описан следующим образом. Теория предсказывает, что в первой этической системе идеальный индвид, который негативно оценивает компромисс между добром и злом, тем не менее стремиться установить отношения компромисса или союза с другим индивидом, даже в ситуации конфликта. Теория также предсказывает, во второй этической системе идеальный индивид, который позитивно оценивает компромисс между добром и злом, тем не менее a priori стремится к конфронтации со своим партнером. Следовательно, теория предсказывает существование своего рода парадокса: этическая бескомпромиссность связана с компромиссом в человеческих взаимоотноешниях, а этический компромисс связан с бескомпромиссностью в человеческих взаимоотношениях. [Лефевр В.А. «Алгебра совести» - М.: «Когито-Центр», 2003, стр. 37]

На мой взгляд, есть много вопросов, требующих дальнейших исследований в этом направлении. Можно предположить, что у первой этической системы есть свои уязвимости, которые приводят к её гибели, если она становится доминирующей. В любом обществе обычно присутствуют представители обоих этических систем и, видимо, требуется сочетание в определенных пропорциях представителей обоих систем, чтобы обеспечить устойчивость общества ко внутренним возмущениям и внешним вызовам.

Основная проблема для нас, современных русских язычников, - это обеспечение успешного развития собственного языческого движения, сохранения и развития России в условиях существующего противостояния внутри России и продолжающегося противостояния с Западом. РПЦ сегодня, если присмотреться, - это явный носитель второй этической системы, как и весь российский правящий слой. Можно предположить, что и правящий слой современного Запад сегодня уже относится ко второй этической системе, а не к первой, как это было перед распадом СССР. Находясь, видимо, в одной и той же этической системе все эти властноимущественные структуры создают себе непримиримые противоречия, что мы и наблюдаем в событиях на Украине, в Сирии и т.д.. Так использование Западом обмана и двойных стандартов, в том числе в отношении собственного населения, – явный признак второй этической системы.

Если же внимательно ознакомиться с русскими волшебными сказками и былинным эпосом – относящимися к языческой эпохе, то мы встречаем здесь, в отличии от исландских саг и другого западноевропейского эпоса, доминирование примеров с героями с первой этической системы. Т.е. традиционное древнерусское язычество и традиционное языческое общество, в отличие от западноевропейского языческого общества, строилось на первой этической системе, если принять концепцию В.А.Лефевра. Характерно, что в русских былинах Илья Муромец не убивает Сокольничка, сына своего, с которым его разлучили в детстве, когда неожиданно обнаруживает на теле своего смертного противника родовой оберег. В исландских же сагах отец убивает сына в подобной ситуации. Микула Селянинович не убивает Змея, он пашет на нем борозду и отпускает на волю, а тот после тяжкой работы выпивает столько воды, что его разрывает. Убийство же Змея в западноевропейских сказках и легендах было бы скорее оценено и воспето как героическая доблесть. Иван-дурак в русских сказках не убивает сам своих братьев, а нередко и прощает их или других персонажей после своей победы, которые строят ему козни, а нередко и убивают его, похищая невесту и добычу, - это типичное поведение представителя первой этической системы. В первой этической системе не работает логика, характерная для второй этической системы: «если ты дружишь с теми, кто мне не по нраву, я не буду дружить с тобой», «если твои родители классовые враги – значит и ты классовый враг», «если ты веришь в иное, чем мы, на тебя не должны распространяться христианские заповеди», «отец и мать – худшие из врагов тебе, если не разделяют твоей веры». В.А.Лефевр делает грубую ошибку, когда христианство относит только к первой этической системе, а язычество - ко второй. При христианизации Руси, очень похоже, христианство заменило первую этическую систему, связанную с коренной языческой верой и традиции, на вторую.

Отсюда моё главное предположение: развитие и распространение влияния Русского Языческого Движения, изменение качества народа и страны возможны на пути принятия и распространения первой этической системы, характерной для наших волшебных сказок и былинного эпоса, для традиционной русской крестьянской общины. И это не возвращение к архаике – это коренная смена ценностного основания в развитии российского общества, когда возвращение к исконным языческим смыслам и ценностям, открывает дорогу к изменению качества русского народа и качества страны, которые требуются для ответа на внутренние и мировые цивилизационные вызовы. Язычники в этом отношении, как носители новой системы ценностей и первой этической системы, если они таковыми станут, могут сыграть такую же роль в становлении нового российского общества и новой экологически ориентированной экономики и цивилизации, какую протестанты сыграли в становлении капитализма в Европе и Америке после эпохи Реформации.

Все права сохранены  ©  Содружество Природной Веры Славия

Перепубликация материалов, возможна только с устного или письменного разрешения администрации сайта!

http://slavya.ru/p/article/read/pagan_problem.html