Содружество Природной Веры "Славия"
Кольцо Славии
Форумы Содружества Славия
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияЛичная почта: Войти и проверить личные сообщения   ВходВход 
Доброй охоты всем нам!
Приглашаем принять участие в тестировании нового портала Содружества Славия.
Будем рады замечаниям и предложениям.

Правила форума
Список форумов Кольцо Славии
Кольцо Славии -
к началу

Карл Генрих Мерк о нравах и обычаях чукчей XVIII века

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Кольцо Славии -> Братина
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Klerkon
Старожил


Зарегистрирован: 29.03.2009
Сообщения: 865
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Июл 07, 2011 2:01 am    Заголовок сообщения: Карл Генрих Мерк о нравах и обычаях чукчей XVIII века Ответить с цитатой

Карл Генрих Мерк (1761–1799) — русский врач и ученый-натуралист немецкого происхождения, участник экспедиции Биллингса-Сарычева по исследованию северо-восточных берегов России в 1786-1792 гг. За время работы экспедиции побывал у якутов, коряков, чукчей, эскимосов, юкагиров и камчадалов. Труды Мерка, имя которого увековечено в названии вымершего носорога Мерка, долгое время хранились в немецких архивах и были опубликованы в России только во второй пол. XIX в.

Рукопись К. Г. Мерка, посвященная чукчам, была в 1887 г. приобретена Императорской Публичной библиотекой (ныне — РНБ в СПб.) и до сих пор хранится в ее рукописном отделе. Эти записки о походе через Чукотский полуостров (от губы Св. Лаврентия до Ниже-Колымского острога) представляют собой описание края и этнографию населяющих его народов. Мы предлагаем вашему вниманию лишь отдельные выдержки из рукописи исследователя:

«Чукчи разделяются на оленных и оседлых.

Оленные все лето до самой осени живут по несколько семей вместе, вблизи стойбищ оседлых, а стада свои угоняют на пастбища ближе к морскому берегу на расстояние нескольких дней пути от своих временных поселений. […]

Те из оленных чукчей, которые селятся около оседлых, питаются все лето только мясом морских животных, сберегая тем самым свои стада. Чукчи запасают на зиму мясо и жир (ворвань) морских животных, а также их кожи, китовый ус и другое, в чем у них оказывается потребность. […]

Хотя оленные чукчи и дают оседлым за полученные от них припасы мясо оленей, которых они специально для них закалывают, однако это, собственно, не является обменом, а скорее некоторого рода компенсацией по их усмотрению. […]

По языку оседлые чукчи также отличаются от оленных. Язык последних близок к корякскому и лишь незначительно отличается от него. Оседлые же чукчи хотя и понимают корякский язык, но имеют свой собственный, разделяющийся на четыре наречия и совершенно отличный от корякского. […]

Что касается бога, то они верят, что в небе живет божество, которое раньше находилось на земле, последнему они приносят жертвы ради того, чтобы оно удерживало земных дьяволов от причинения людям вреда. Но они, кроме того, приносят жертвы с той же целью и самим дьяволам.

Однако их религиозные понятия очень несвязные. Можно скорее впасть в заблуждение, расспрашивая об этом чукчей, чем наблюдая собственными глазами за их жизнью. Однако можно утверждать, что они больше боятся дьяволов, чем доверяют какому-нибудь высшему существу. […]

Что касается жертвоприношений, то оленные чукчи приносят в жертву оленей, а оседлые — собак. При закалывании они берут в пригоршню кровь из раны и бросают по направлению к солнцу. Часто встречал я таких жертвенных собак на берегу моря, лежащих головой к воде, со шкурой, оставленной только на голове и ногах. Это дар оседлых чукчей морю ради его умиротворения и получения счастливого плавания.[…]

Их шаманы шаманят к ночи, сидя в своих оленьих юртах в темноте и без особой одежды. Эти действия надо рассматривать как зимнее времяпрепровождение в часы досуга, которому, между прочим, предаются и некоторые женщины. Однако не все умеют шаманить, а только некоторые из оленных чукчей и несколько больше из оседлых. В этом искусстве они отличаются тем, что умеют во время своих действий отвечать или заставлять отвечать других измененным или чужим глухим голосом, чем они обманывают присутствующих, изображая, как будто дьяволы собственными устами отвечали на их вопросы.

При болезнях или других обстоятельствах, когда к ним обращаются, шаманы могут так направлять воображаемые предсказания духов, что последние всегда требуют в жертву одного из лучших оленей стада, который и становится их собственностью с кожей и мясом. Голову же такого оленя выставляют напоказ. Бывает, что некоторые из шаманов набегаются по кругу в трансе, ударяя в бубен, а затем, чтобы показать свое умение, надрезают себе язык или дают колоть себя в тело, не щадя своей крови. […]

У оседлых чукчей я встречался с фактом, по их словам не столь редким, что мужчина-шаман, полностью переодевшись в женскую одежду, жил с мужчиной в качестве доброй хозяйки.

Их жилища называются ярангами. Когда чукчи летом и зимой остаются дольше на одном месте, то яранги имеют больший объем и соответствую числу пологов, вмещающихся в них, что зависит от количества родственников, живущих вместе. Во время перекочевок чукчи разделяют ярангу на несколько более мелких частей, чтобы легче было ее установить. […]

Для своих теплых пологов чукчи используют шесть или восемь, а зажиточные до 15 оленьих шкур. Пологи представляют собой неровный четырехугольник. Для входа приподнимают переднюю часть и вползают в полог. Внутри можно стоять на коленях или согнувшись, почему в нем только сидят или лежат. […] Нельзя отрицать, что даже в простых пологах при самом большом холоде можно сидеть голыми, согреваясь от тепла лампы и от испарений людей. […]

В противоположность ярангам оленных чукчей, яранги оседлых покрыты моржовыми кожами. Теплые пологи оседлых чукчей плохие, и в них всегда есть насекомые, так как чукчи не могут часто обновлять пологи, а иногда вынуждены пользоваться и уже брошенными.

Чукчи-мужчины носят короткие волосы. Они смачивают их мочой и режут ножом, как для того, чтобы освободиться от вшей, так и для того, чтобы волосы не мешали при борьбе.
Что касается одежды мужчин, то она плотно прилегает к телу и теплая. Чукчи обновляют ее большей частью к зиме. […]

Чукчи носят обычно штаны из тюленьих шкур, реже из обработанной оленьей кожи, с исподними штанами, большей частью из шкур молодых оленей. Носят они также штаны, сшитые из кусков кожи с волчьих лап, на которых даже остались когти. Чукотские короткие чулки сделаны из тюленьих шкур и чукчи носят их шерстью внутрь, пока не холодно. Зимой же они носят чулки из длинношерстного камуса. Летом носят короткие сапоги из тюленьих шкур волосами внутрь, а против сырости — из оленьих шкур. Зимой носят большей частью короткие сапоги из камусов. […]

В качестве стелек в сапогах чукчи используют сухую мягкую траву, а также стружку от китового уса; без таких стелек сапоги никакого тепла не дают. Чукчи носят две меховые кухлянки, нижняя остается у них на всю зиму. […]

Голову чукчи часто оставляют непокрытой все лето, осенью и весной, если только позволяет погода. Если же они хотят прикрыть голову, то носят повязку, спускающуюся на лоб с оторочкой из волчьего меха. Также защищают чукчи голову малахаями. […] поверх малахая надевают, особенно зимой, капюшон, который закругленно лежит поверх плеч. Носят их, однако, более молодые и зажиточные мужчины, чтобы придать себе более красивый вид. […] Еще носят некоторые чукчи на голове вместо малахаев содранную с головы волка шкуру с мордой, ушами и глазницами.

При дождливой погоде и сыром тумане, который бывает у них большую часть лета, чукчи одевают поверх своей одежды дождевики с капюшонами. Эти дождевики представляют собой сшитые поперек четырехугольные кусочки тонкой кожи от кишок китов и имеют вид мешка в складку. […]

Зимой свою одежду чукчи вынуждены выколачивать каждый вечер колотушкой, вырезанной из рогов, перед входом в юрту, чтобы очистить ее от снега. Колотушку они возят с собой в нартах. В своей облегающей и хорошо закрывающей все части тела одежде чукчи не боятся никакого холода, хотя из-за жесточайших у них морозов, особенно с ветром, они отмораживают себе лицо. […]

Занятия мужчин у оленных чукчей весьма ограниченны: наблюдать за своим стадом, охранять животных ночью и днем, гнать во время перекочевок стадо за поездом, отделять упряжных оленей, вылавливать последних из круга, запрягать оленей, загонять оленей в корали, курить табак, разводить слабый огонь, выбирать удобное место для перекочевок. […]

Однолетних оленей, которых чукчи предназначают для упряжки, они кастрируют различными довольно примитивными способами. При забое сосунков осенью у самок еще три-четыре дня имеется немного молока. Молоко чукчи принесли нам в завязанной кишке. Доят они самок высасыванием, так как другого способа доения не знают, а это способ снижает вкус молока. […]

Также приучают чукчи своих ездовых оленей к моче, как и коряки. Напиток этот олени очень любят, дают себя им приманить и этим приучаются узнавать своего хозяина по голосу. Говорят, если умеренно поить оленей мочой, то они становятся выносливее при перекочевках и меньше устают, почему чукчи возят с собой большой таз из кожи, чтобы в него мочиться.

Летом оленей мочой не поят, так как у них нет к ней охоты. Зимой же олени так сильно хотят пить мочу, что их надо удерживать от ее употребления в большом количестве в то время, когда женщины выливают или выставляют сосуды с мочой рано утром из своих яранг. Двух чрезмерно напившихся мочой оленей я видел в таком опьянении, что один из них был похож на дохлого,.. а второго, который сильно вздулся и не мог стоять на ногах, чукчи потащили сначала к огню, чтобы дым разжал ему ноздри, потом привязали его ремнями, зарыли до головы в снег, царапали ему нос до крови, но так как все это нисколько не помогло, то они его закололи.

У чукчей стада оленей не так многочисленны, как у коряков. […] Коряки также умеют лучше охотиться на диких оленей и лосей. Что касается стрел и лука, то они у чукчей всегда при себе, но ловкостью попадания они не обладают, так как почти никогда не упражняются в этом, а довольствуются тем, как выйдет. […]

Занятия оседлых чукчей составляют главным образом охота на морских животных. В конце сентября отправляются чукчи на охоту на моржей. Они убивают их так много, что даже белые медведи не в состоянии за зиму их всех пожрать. […] На моржей чукчи идут вместе по несколько человек, бегут на них с криком, бросают при помощи бросалки гарпун, в то время как другие тянут за прикрепленный к гарпуну ремень длиною в пять саженей. Если подраненному животному удается уйти под воду, чукчи настигают его и добивают в грудь железными копьями. […]

Если чукчи закалывают животное на воде или если раненое животное бросается в воду и там околевает, то они берут только его мясо, а скелет остается большей частью с клыками и погружается вводу. Между тем можно было бы вытащить скелет с клыками и обменять на табак, если бы чукчи не жалели на это труда. […]

На медведей охотятся они с копьями и утверждают, что белых медведей, за которыми охотятся на воде, легче забить, чем бурых, которые значительно поворотливее. […]

Об их военных походах. Набеги свои чукчи направляют главным образом против коряков, вражду с которыми еще не могут забыть, а в прежние времена выступали против юкагиров, которые с их помощью почти уничтожены. Цель их — грабеж оленей.

Нападения на яранги противника начинают всегда на рассвете. Одни бросаются арканами на яранги и стараются их разрушить, выдергивая стойки, другие в это время колют копьями полог яранги, а третьи, подъехав быстро на своих легких нартах к стаду, делят его на части и угоняют. […]

Ради той же цели, то есть грабежа, переезжают оседлые чукчи на своих байдарах в Америку, нападают на стойбища, убивают мужчин и забирают женщин и детей в качестве пленных; в результате нападения на американцев получают они частично и меха, которые они обменивают у русских. Благодаря продаже американских женщин оленным чукчам и прочим торговым сделкам оседлые чукчи превращаются в оленных и могут иногда кочевать вместе с оленными, хотя со стороны последних никогда не пользуются уважением.
Встречаются также у чукчей коряки и единичные юкагиры в качестве работников. Чукчи женят их на своих бедных женщинах; а оседлые также берут зачастую в жены пленных американок. […]

Волосы женщины заплетают по бокам в две косы, которые они большей частью связывают концами сзади. Что касается их татуировки, то татуируют женщины железными, частью трехгранными иглами. Удлиненные куски железа прокалывают над лампой и придают форму иглы, опуская острие в вываренный и смешанный с жиром мох от ламп, затем в протертый с мочой графит. Графит, которым чукчи натирают нитки из жил при татуировке, они находят в изобилии кускам и на реке поблизости от их стойбища Пуухта. Татуируют иглой с выкрашенной нитью, в результате чего чернота остается под кожей. Несколько опухшее место намазывают жиром.

Еще до десяти лет татуируют они девочек сначала в две линии — вдоль лба и по носу, затем следует татуировка на подбородке, затем — на щеках, а когда девочки выходят замуж (или около 17 лет), татуируют снаружи предплечья до шеи различными линейными фигурами. Реже обозначают татуировку у женщин на лопатках или на лобке.[…]

Женская одежда облегает тело, опускается ниже колен, где и завязывается, образуя как бы штаны. Надевают ее через голову. Рукава у нее не сужаются, а остаются свободными. Они, как и вырез, оторочены собачьим мехом. Эту одежду носят двойной. […] поверх упомянутой одежды носят чукчи широкую меховую рубаху с капюшоном, доходящую до колен. Надевают ее в праздники, при поездке в гости, а также во время перекочевок. Они надевают ее шерстью внутрь, а более зажиточные носят еще и вторую — шерстью наружу. […]

Занятия женщин: забота о съестных припасах, обработка шкур, шитье одежды.

Их пища — от оленей, которых они закалывают поздней осенью, пока эти животные еще жирны. Чукчи сохраняют мясо оленей кусками про запас. Пока живут на одном месте, коптят мясо над дымом в своих ярангах, употребляют мясо и мороженым, разбивая его на маленькие кусочки на камне каменным же молотком. […]

Костный мозг свежий и замороженный, жир и язык считают они самыми вкусными. Также используют чукчи содержимое желудка оленя и его кровь. […] Из растительности чукчи используют ивы, которых здесь имеется два вида. […] У ив того и другого вида сдирают они кору корней, реже кору стволов. Они едят кору с кровью, китовым жиром и мясом диких животных. Вареные ивовые листья сохраняют в тюленьих мешках и едят зимой с салом. […]

Для выкапывания разных корней пользуются женщины мотыгой из моржового клыка или куском оленьих рогов. Также собирают чукчи морскую капусту, которую едят с кислым салом, кровью и содержимым желудка оленей в вареном виде.

Брак у чукчей. Если сватающийся получил согласие родителей, то он спит с дочкой в том же самом пологе; если ему удается завладеть ею, то тем самым брак заключен. Если же у девушки нет расположения к нему, то она приглашает к себе на эту ночь нескольких своих подружек, которые борются с гостем женским оружием — руками и ногами.

Корячка иногда заставляет своего ухажера страдать продолжительное время. Жених в течение нескольких лет напрасно старается достигнуть своей цели, хотя и остается в яранге, таскает дрова, сторожит стадо и не отказывается ни от какой работы, причем другие, чтобы испытать жениха, дразнят его, даже бьют, что он терпеливо переносит, пока момент женской слабости не вознаграждает его.

Иногда чукчи допускают половые отношения между детьми, которые растут у родителей или родственников для дальнейшего вступления в брак.

Чукчи как будто не берут себе больше четырех жен, чаще по две или три, а менее зажиточные удовлетворяются одной. Если умирает жена, то муж берет ее сестру. Младшие братья женятся на вдовах старших, но брать старшему вдову младшего — противоречит их обычаям. Бесплодную жену чукчи вскоре выгоняют без всяких претензий со стороны ее родственников, и часто встречаешь молодых еще женщин, которые таким образом доставались уже четвертому мужу. […]

При родах чукотские женщины никакой помощи не имеют, и, говорят, нередко при этом умирают. Во время менструации считают женщин нечистыми; мужчины воздерживаются от общения с ними, считая, что от этого получаются боли в спине.

Обмен женами. Если мужья сговорятся таким образом скрепить свою дружбу, то спрашивают согласия жен, которые не отказывают им в их просьбе. Когда обе стороны таким образом договорились, спят мужчины, не спрашиваясь, вперемешку с чужими женами, если они близко живут друг от друга, или когда приходят друг к другу в гости. Обмениваются своими женами чукчи большею частью с одним или двумя, однако случаются примеры, когда они получают подобное родство одновременно с десятью, так как их жены, по-видимому, не считают такой обмен нежелательным. Зато женщины, особенно у оленных чукчей, реже оказываются склонными к измене. Они обычно не терпят чужих шуток на этот счет, принимают все всерьез и плюют в лицо или дают волю рукам.

Коряки не знают такого обмена женами; они ревнивы и измену мужу наказывали когда-то смертью, теперь — только изгнанием.

Дети чукчей при таком обычае повинуются чужим отцам. Что же касается взаимного питья мочи при обмене женами, то это вымысел, поводом к которому могло послужить мытье лица и рук мочой. Во время скудных осенних перекочевок такой гость часто приходил к нашей хозяйке, причем муж ее тогда отправлялся к жене последнего или спал в другом пологе. Оба они мало церемонились, и если хотели удовлетворить свои страсти, то выпроваживали нас из полога.

Оседлые чукчи также меняются между собой женами, но оленные не меняются женами с оседлыми, также оленные не женятся на дочерях оседлых, считая их недостойными себя. Жены оленных никогда не согласились бы на обмен с оседлыми. Однако это не препятствует тому, чтобы оленные чукчи спали с женами оседлых, на что их собственные жены не смотрят косо, но оленные чукчи не разрешают оседлым делать то же самое. Еще предоставляют оседлые чукчи своих жен чужеземцам, но это не доказательство их дружбы к ним и не из желания получить от чужеземцев потомство. Это делается из корысти: муж получает пачку табаку, жена нитку бус на шею, несколько ниток бисера на руку, а если хотят роскошествовать, то еще и серьги, и тогда сделка заключена. […]

Если мужчины-чукчи чувствуют приближение смерти, они чаще велят себя заколоть — обязанность друга; как братья, так и сыновья не огорчаются его смертью, скорее радуются, что он нашел в себе достаточно мужества не ожидать женской смерти, как они выражаются, а сумел уйти от мучений дьяволов.

Труп чукчи одевают в одежду из белого или пятнистого меха оленей. 24 часа труп остается в яранге, и, прежде чем его оттуда вынесут, пробуют несколько раз голову, поднимая ее, пока не находят ее легкой; а пока голова тяжелая, им кажется, что покойник забыл что-то на земле и не желает покидать ее, почему ставят перед покойником кое-что из еды, иголки и тому подобное. Труп они выносят не через дверь, а рядом с ней, поднимая край яранги. При выносе покойника один идет и выливает на дорогу оставшийся жир из лампы, которая горела 24 часа у трупа, а также краску из коры ольхи.

Для сжигания труп отвозят за несколько верст от яранги на возвышенность, перед сжиганием вскрывают его таким образом, что выпадают внутренности. Это делают, чтобы облегчить сжигание.

В память о покойнике обкладывают место, где сожгли труп, в форме овала камнями, что должно напомнить фигуру человека, в изголовье и к ногам кладут по более крупному камню, из которых верхний лежит на юг и должен изображать голову. […]

Оленей, на которых отвозили покойника, тут же на месте закалывают, поедают их мясо, обмазывают головной камень снизу костным мозгом или жиром и оставляют рога в той же куче. Каждый год чукчи вспоминают своих покойников; если чукчи стоят в это время поблизости, то они на этом месте закалывают оленей, а если далеко — едут ежегодно на это место от пяти до десяти нарт родственников и знакомых, добывают огонь, бросают в огонь костный мозг, причем говорят: «Ешьте это», угощаются сами, курят табак и кладут на кучу очищенные рога.

Чукчи скорбят о своих умерших детях. В нашей яранге незадолго до нашего приезда умерла девочка; мать оплакивала ее каждое утро перед ярангой, причем пение сменял вой. […]

Чтобы еще кое-что добавить об этих туземцах, скажем, что чукчи чаще среднего роста, но не так редко встречаются чукчи, рост которых достигает шести футов; они стройные, сильные, выносливые и доживают до глубокой старости. Оседлые в этом отношении мало уступают оленным.

Суровый климат, жестокие морозы, которым они постоянно подвергаются, их частью сырая, частью слегка подваренная пища, которая у них почти всегда в изобилии, и физические упражнения, от которых они не уклоняются почти ни на один вечер, пока позволяет погода, их немногочисленные занятия дают им преимущество силы, здоровья и выносливости. Среди них не встретишь жирного брюха, как у якутов.[…]

Эти мужчины храбры, когда им противостоит масса, меньше боятся смерти, чем трусости. […] В общем, чукчи свободны, занимаются обменом, не думая о вежливости; если им что-либо не нравится или предлагаемое в обмен кажется слишком незначительным, то они с легкостью плюют на это. В воровстве они достигли большой ловкости, особенно оседлые. Быть вынужденным жить среди них — это настоящая школа терпения. […]

Чукчи кажутся любезными и услужливыми и требуют взамен все, что видят и хотят; они не знают того, что называется свинством; они отправляют свою нужду в своих пологах, и что самое неприятное при этом — они принуждают и чужеземцев, часто даже с толчком, сливать мочу в чашку; они давят вшей зубами наперегонки со своими женами — мужчины из штанов, а женщины из волос.

Еще немного о чукотских красавицах. Женщины оленных чукчей целомудренны по привычке; женщины оседлых представляют им в этом полную противоположность, однако природа снабдила последних более красивыми чертами. И те, и другие не очень стыдливы, хотя и не понимают этого.

В заключение еще добавление о коряках. Эти туземцы неприглядны, малы и даже на лицах их отображены их тайные козни; всякий дар забывают они тотчас по получении — оскорбляют смертью, подобно чукчам, и вообще это кажется более свойственным Азии. Надо всегда сообразовываться с их настроением, чтобы не сделать их врагами; приказами и жестокостью от них ничего не получишь; если они иногда наказываются побоями, то от них не услышишь ни криков, ни просьб. Оленные коряки считают удар хуже смерти; лишить себя жизни для них все равно что пойти спать. […]

Эти туземцы трусливы; они не только оставляли на произвол судьбы казаков местных острогов, попавших в беду, когда последние не раз вынуждены были выступать из-за коряков против чукчей, но даже и в тех случаях, когда казаки должны были с ними спасаться бегством, коряки отрубили им пальцы, чтобы казаки не могли держаться за нарты. Как сообщают письменные свидетельства, в общем коряки убили гораздо больше казаков спящими, чем чукчи днем своими стрелами и копьями.

Однако не является ли причиной их поведения то, что казаки этих отдаленных областей рассматривают их больше как созданных для них рабов, чем как подданных, стоящих под скипетром величайшей монархии, и соответствующим образом обращаются с ними? Вдумчивые начальники должны были бы препятствовать этому, если бы они не думали легче удовлетворять свои собственные интересы.

Их женщины, по-видимому, никогда не причесывают волос. Загрязненность одежды должна как будто служить гарантией их целомудрия для ревнивых мужей, хотя их лицо, которое редко может претендовать хотя бы на тень прелести, никогда не улыбается при взгляде на чужеземца».


Ссылка на источник: http://www.saveyou.ru/forum/showthread.php?t=1238
_________________
Кот — животное священное, а люди — животные не священные!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Klerkon
Старожил


Зарегистрирован: 29.03.2009
Сообщения: 865
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Мар 04, 2012 4:41 pm    Заголовок сообщения: Нравы чукчей по В. Г. Тан-Богоразу (1934). Ответить с цитатой

"По данным антропологических измерений, произведенных среди чукоч (обмерено 148 мужчин и 49 женщин), рост чукоч достигает: у мужчин: максимум - 186 см, минимум - 150 см, средний - 162 см; у женщин: максимум - 168 см, минимум - 138 см., средний - 152 см. Телосложение чукоч крепкое, статное, хотя и несколько массивное - верховой олень, купленный ими у ламутов, часто оказывается слабым для своих новых хозяев. Кроме того, чукчи не так быстроноги, как ламуты-охотники. Однако, тучные люди у чукоч встречаются редко...



Руки и ноги у чукоч, как и у всех племен северной Азии - маленькие. Чукчи потливы. Молодые пастухи-оленеводы быстро потеют даже при самом легком беге вокруг стада. Полушутя оленные чукчи называют сами себя "потливым народом" (gьtlotaramkьn). Женщины часто неуклюжие, имеют короткую талию и ноги, непропорциональные по отношению к туловищу.

Некоторые из чукоч обладают значительной физической силой, в особенности оленеводы, у которых всегда здоровая пища. Мне приходилось видеть людей, которые были в состоянии нести на спине целую оленью тушу на расстоянии километра или легко поднимать большой камень до пяти пудов весом.

Молодые люди постоянно тренируются в развитии своих сил, поднимают и носят большие камни, бегают взапуски на значительные расстояния. Приморские чукчи и эскимосы употребляют даже специальные "подъемные" камни. Эти камни - цилиндрической формы, заострены на конце и отшлифованы...

...Скулы у чукоч выдаются значительно меньше, чем у тунгусов и якутов. Носы у них часто крупные, красивые, иногда даже "орлиные", но встречаются также носы с низким монгольским переносьем, особенно у женщин. Лица у чукоч нередко довольно аляповатые, черепа плоские и низкие прямые лбы, нижняя часть лица непропорционально велика. Красивую голову чукчи часто сравнивают с круглой травяной кочкой. В рассказах красивый мужчина часто зовется "кочешноголовый". Лица монгольского типа более часты среди женщин. Однако многие чукчанки обладают лицом и сложением не хуже средней женщины белой расы. Глаза у чукоч прямые, нередко большие, широко прорезанные. Третье веко (поперечная заслонка для слезной железы), типичное для желтой расы, встречается у чукоч редко.



Волосы у чукоч, так же как и у коряков, часто волнистые и даже кудрявые, между тем, как у камчадалов - всегда прямые. Некоторые оленные чукчи, которых мне приходилось встречать в различных частях чукотской территории, носили прозвище "кудрявый" (kamcь) благодаря своим кудрявым волосам. Особенно в тихоокеанских селениях попадаются нередко даже курчавые волосы.

У чукоч, живущих во внутренней части страны и на берегу Ледовитого океана, цвет волос темный, а на Тихом океане - 15% имеют темно-коричневые и даже светло-коричневые волосы. Растительность на лице скудная, но все же волосы у чукоч встречаются чаще, чем у ламутов или у якутов. В то время, как ламуты тщательно выдергивают все волоски бороды особыми щипчиками, чукчи оставляют расти свои бороды и даже гордятся ими. Усы у оленных чукоч (вернее, черный пушок на верхней губе) считаются украшением зрелого возраста и эмблемой независимости. Брови чукоч часто густые, нависшие, особенно у стариков. Растительность на теле скудная. У женщин густые брови, длинные толстые косы и обилие волос на лобке считаются признаком красоты. По чукотской пословице: волосистый лобок у жены - забава для мужниных рук."


Ссылка: http://www.yabloko.ru/Publ/Posolony/posolony-chuc017.html
_________________
Кот — животное священное, а люди — животные не священные!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Кольцо Славии -> Братина Часовой пояс: GMT + 3
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Ovsem.ru
Рейтинг@Mail.ru
rax.ru: показано число хитов за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня

Реклама: