О Содружестве Природной Веры Основы Вероучения Наши цели Общественные акции и этическое учениеОбряды "Славии" Вечевые Собрания

Богатырская Правда

Это отрывок из книги, которую сейчас пишет сейчас Верея (С.Зобнина). В ней представлен авторский взгляд на ведическую философию, и через славянский пантеон рассказывается история-мифология миротворения, происхождение жизни и людей, и делается обзор и анализ культовых и магических систем, который автор считает наиболее близкими одновременно духу предков и сознанию современного русского человека.

Другие отрывки из книги "Новейшая История Творца"

В этом рассказе использован прием получения скрытого послания из неслучайной книги: собрания старинных былин в обработке вдохновенного поэта из дальней северной деревни, Василия Старостина.

Пути ложные и истинные 

Я думала о том, как рассказать о великом множестве путей и дорог, которые избирали люди и племена, находясь в постоянных трудах и борьбе, в познании и развитии.
Я не пишу историю племен и цивилизаций, но не могу и пройти мимо ее разнообразных событий. Те религии, которые наиболее известны и популярны в наши дни, имеют одно главное общее отличие от духовных знаний наших далеких предков. Они описывают нечто непонятное, непостижимое для современного человека, что в основном касается «иной жизни», до или после этой, либо относится к «мистическим, чудесным» явлениям, не наблюдаемым в обычной житейской практике. Все остальное они именуют материальным, знание о нем научным, а использование бытовым.
Но логика наших предков была совершенно иной, как и их восприятие. Рецепты пищи, медицинские знания, сельскохозяйственные и ремесленные технологии, а уж тем более занятия астрономией, поэзией, музыкой в равной мере считались священными. Люди видели чудо в самой жизни и смерти, в природных явлениях, в небесных светилах. И хотя мы нашли разнообразные логические, причинно-следственные связи между предметами и явлениями, изучили взаимосвязь между различными видами материи, открыли действие невидимых энергий – но все равно не до конца понятно, почему сама эта удивительно стройная взаимосвязь, и великая сложность явлений и их оттенков сама по себе не вызывает восхищения, требующего понять первопричины. Чуть более вразумительно, чем просто объяснить, что «материя существует, потому что существует, разные частицы притягиваются и отталкиваются, потому что таковы их природные свойства», и так далее. Почему же эти частицы и невидимые волны существуют именно с такими свойствами, а не с какими-то другими? Если мы предположим, что любое из этих свойств создал чей-то Разум, с более или менее определенными целями, то это будет по крайней мере разумное объяснение. Самое вразумительное объяснение, которое я слышала от атеистов, отрицающих разумные замыслы в основе мира: да вот просто так, нипочему – существуют эти свойства, и всё.
Можно было материалистам древности сколько угодно смеяться над «невидимым светом» – но его открыли, изучили, и благодаря ему вы сегодня смотрите телепередачи и пользуетесь многими другими вещами. Можно было не интересоваться туманной философией о Великом Мировом Океане, а между тем, открыв и изучив свойства электрической энергии, иначе как волнами ее состояние назвать не придумали (сами собой у физиков и математиков нарисовались эти самые волны в виде математического графика функции).
Полагаю, люди перестали верить в чудесность мира, а главное, самое главное – в присутствие в нем внешнего творящего и создающего разума, перестали верить в возможность быть к нему ближе и стать более счастливыми благодаря ему, – вовсе не в результате развития материальной науки. Просто человечество отклонилось от естественного, простого пути жизни и восприятия всего как есть. Лгали или заблуждались обо всем: о форме и движении Земли, о работе своего организма, о том, как надо относиться друг к другу, и конечно же, о том, какой может быть духовная связь с Миром и его Великими Созидателями.
И вот с величайшим трудом, преодолевая проклятия и преследования, люди начали разбираться в тонкостях устройства материи. И церкви больше не считают колдовством ни электротехнику, ни хирургию, и простые люди не считают тоже. Ну что ж, если вам угодно (а главное, привычно), вы можете продолжать отделять эти вещи от «непостижимой духовной жизни». Но обязательно надо хотя бы понять, что в древности это выглядело совершенно иначе. Шаманы, жрецы, знахари были одновременно и учеными, и врачевателями, и поэтами, и актерами. А вожди и судьи племен считались Божьими людьми, и никак иначе. Как бы они иначе могли управляться с целыми народами, защищать их безопасность или завоевывать соседние страны?
Пришло время, когда мы можем сделать следующие шаги, хотя и более трудные. Можем перестать пугаться тонкой связи с запредельным, и одновременно отсеять лишние направления, заводящие духовную жизнь в тупик, мешающие ее нормальному развитию. Но разве не ради этого же самого пролили море крови самые знаменитые религии? Именно опасностью пойти не в ту сторону и сгинуть в пучине из-за роковых ошибок, они пугали, угрожали, обосновывали завоевательные походы и преследования отклонившихся.
Что же, раз такая страшная цена уже была заплачена людьми за незнание (не могли же быть одновременно правы несколько враждующих и обвиняющих друг друга лагерей?), то никто не мешает мирному языческому автору, современной ведьме при стильном ноутбуке, ради того же самого – как говорил Роден, всего лишь взять глыбу мрамора и отсечь лишнее, – просто рассказать людям новую сказку. Расспросив для начала как можно дотошнее у Богов: а как же все-таки это было? А почему они это сделали? А ты об этом знал? И так далее.
Но как же все оказывается сложно!И до какой степени не укладывается в набор простейших наставлений на тему  «Делай то – не делай этого!» Впрочем, мы ведь еще не дошли до жизни в современном мире, которая уже давно ушла от наивного лазания за фруктами или даже ожесточенного преследования мамонта хорошо вооруженной группировкой высокоинтеллектуальных отморозков. Мы говорим о нравственном и духовном поиске множества древних племен. Об их образе жизни и знаниях, в которых практическое совершенно не было отделено от духовного, написаны многие тысячи книг, и я не в силах прочесть и самое малое их число. К тому же мне нравится, записав очередную байку «неизвестно от кого», открыть после этого книгу или журнал и увидеть там, что да, кто-то и когда-то это уже записывал. Как же совместить в одной кратком философском обзоре опыт Руси и Индии, Южной Америки и Египта разных эпох? Так, чтобы в нем отразилось самое-самое главное – а прочее осталось каждому для самостоятельного исследования, насколько ему самому это нужно?
Вы хорошо знаете, что религии директивного типа не ломают голову над такими вещами. Вот – говорят они – одна, и самая правильная книга. Прочтя ее, ты узнаешь все, что надо. (Правда, потом оказывается, что понять ее правильно можно только если прочесть еще множество разных объяснений по этому поводу, из которых уже правильные не все). Это очень здорово – всего одна книга, и мы получаем достойное руководство на все случаи жизни. Задумавшись над такой возможностью, я поняла, что такая книга действительно есть, что вот она, под рукой. Но она, разумеется, не единственная в мире. При желании ее можно заменить какой-то другой, тоже очень хорошей книгой, хотя конечно же, не какой придется.
Усилия постичь Истину не раз приводило людей к сильному порыву Духа и взлету на замечательные высоты, и потому мы можем найти Истину в самых разных местах, и само собой, в книгах, написанных в таком возвышенном состоянии. Отец Небесный! Верю, что ты не дал Истины ни одному из тех, кто пытался крепко сжимать ее в потном кулаке и превращать в тупую дубину. А если на пару минут и была с ним Истина, то вскорости улетела. Мы, конечно, не вольны безнаказанно творить что попало и безобидно заигрывать с любыми силами в Мире. Но выбрать можно весьма многое. Кто-то из друзей недавно пошутил, рассматривая картинку с богатырем на распутьи, у знаменитого камня, с разбросанными вокруг костями: «А это, наверное, черепа тех, кто так и не решил, куда поехать!» Ну так довольно колебаний - беру с полки книгу.

Богатырская правда

Это красивое издание, с червленым обрезом, с гладкой суперобложкой палехской техники – богатырь на красном коне на фоне черного неба, над горами и долами, над тесовыми теремами и церковными маковками. Яркие краски иллюстраций не потускнели, хотя во времена ее издания в нашей стране с хорошими красками была напряженка. Сборник легенд об Илье Муромце в литературной обработке Василия Старостина издан в 1967 году издательством «Советская Россия». (Думаю, мне купили эту книгу по окончании начальной школы.)

То, что обработка и подборка авторская, не должно смущать. Можно и из седой древности вытянуть плоды исключительной ядовитости, а можно и наоборот.
Эта книга сразу начала подробно отвечать на мой вопрос: какая вера ближе всего нашей природе, и какие духовные действия принесут наилучшие плоды? Я не спрашивала о запретном, но искала слов для описания достойного. И вот он, ответ.
(Чрезвычайно важный вопрос: как быть с проблемой авторской обработки, по сравнению с какими-то оригинальными, древними версиями легенд. Все зависит от того, что мы ищем. Здесь то же самое, что с происхождением слов. Если речь идет просто об истории и этнографии, то надо тщательно запечатлевать все сохранившиеся тексты, до буквы сопоставлять их, и потом публиковать множество вариантов. Получается книга для узких специалистов, материал для научных диссертаций.
Но если нам нужен духовный миф и знание в чистом виде, пригодное для применения в жизни и практике, то мы верим, что в любой момент может появиться человек, который своим вдохновенным порывом очистит древнюю легенду от случайностей и дополнит ее гениальными догадками. Василий Старостин, председатель колхоза из глухой Костромской деревни, писавший в середине XX века переложения древних былин, был вдохновенным поэтом-сказителем из народа. Если в приведенных былинах и есть какие-то авторские вставки, то они наверняка основывались на народных обычаях, описанных многократно и в этнографической литературе, и это обогатило текст былины. И то, что в образе Ильи автор соединяет иногда несколько разных лиц, соединяет разных былинных героев в одном сюжете, отчасти усиливает мифологизацию.
Не исключено также, что автор мог происходить из языческой деревни, но если и нет, то из полуязыческой среды, сохранившей, как и большая часть глухой русской провинции, великое множество древних ритуалов – родильных, свадебных, похоронных, банных, знахарскую и заговорную традицию.)

* Звезда ярче Солнца 

Рождение Ильи-Муромца сравнивается со Звездой, которая зажигается ярче Месяца и жарче Солнца. Не бывает звезд такого достоинства. И сам Илья не настолько хорош, сколько ни совершил подвигов. Но тот бесконечный запас счастья и силы Праматери, которого мы с рождения имеем способность касаться, несомненно может быть связан с образом этой звезды.
(Примечание автора: В книге образ мира представляется как гармоничное сочетание мужского сильвого и познающего, и женского бескорыстного и щедрого начал).
Еще один урок этого образа: достойная человеческая жизнь имеет ценность выше, чем объекты физического Космоса. Эта идея, к сожалению, отразившись от нравственно глухого сознания, отражается иногда заявлением, что человек выше Духов (ангелов, Богов), что уж конечно – полный и опасный вздор. Физический жар Солнца – не все проявления Даждьбога, а лишь частица его Силы.

 * Предание говорит: родился не царь, не князь, а богатырь.

В наши дни очень популярны смелые трактовки слов, с разложением их на части, совершено не соответствующие историческому происхождению слова. Плохо, когда людей вводят таким образом в заблуждение насчет истории слова. Но сама эта игра со словами имеет в любом случае несомненную ценность: она объясняет, почему слово, заимствованное у соседнего народа, надолго приживается и видоизменяется, не всегда по обычным правилам изменяя звуки.
Мы знаем, что слово «богатырь» связано с тюркским «батыр» (в некоторых языках звучит как «батор» или «патар»). Но присутствие в русском варианте этого слова «богатства» и «бога» отчасти объясняет, почему оно задержалось и «что делает» в нашем языке. Как и относительная близость этих двух последних слов. Про младенца еще никто ничего не знает, но известно только, что он будет искать Бога. Это назначение его жизни. Страдать, исцеляться, странствовать, бороться – не в книгах искать и не в поклонах до земли.

 * Богатырь родился на Муромской земле.

 Он, конечно же, русский богатырь, но вышел из земель не чисто славянских, тем более что коренной житель из пахотных крестьян. Это традиционные земли народов, один из которых так и назывался мурома – наши с вами предки, происхождением связанные и со славянами, и с финно-угорской кровью и традицией.
При всей моде на славянство и несомненной значимости его для нас – русский человек не думает, что теряет, отрекаясь от глубоких и извилистых корней северного, лесного и болотного края. Отрекающемуся – не поднять сумы с земной тягой – а надломиться на ней или скитаться безродным и бездомным, виня других и не видя своего отречения. Быть верным своим корням, знать предков – вот почему одна из самых русских книг избавит меня сейчас от рассказа про буйный и продвинутый интернационал шаманов и волхвов многочисленных племен земных. Они не хуже, но нам не обязательно ходить к ним за наукой. Возьмем свою. 

МУРОМ, если рассмотреть его фонетически - очень сильное и глубокое именование. Слог МУ связан с небытием и тайной. Р – сильнейший импульс, рождение, а ОМ - вечное существование. МУ-Р-ОМ. Чем не «русская мантра».
Здесь обозначен жизненный путь человека: до-бытие в Нави – потрясение рождения на свет – постижение Вечности. 

Карачарово – небольшое село. Выделение личной судьбы из глобального круговорота общих законов. Звучание отчетливо восточное, а в поисках мистической составляющей, слышу в нем отзвук Кармических связей, опутывающих нас в течение жизни. Можно прочесть и как «темные чары», но только с учетом ранее приводившегося объяснения темноты как скрытой основы жизни. И сам кармический закон темный по сравнению с Изначальной Истиной, не всегда добрый к человеку. Его справедливость не всегда во благо, и не избавляет от случайного несчастья.

* Имя ИЛЬЯ

Христианское имя Илья часто считается заместителем наименования Перуна, Бога воинов. К Муромцу такое толкование, конечно же, во многом подходит.
Но есть веские основания думать, что и само имя Илья не происходит непременно от библейского пророка. В Поволжье встречаются названия, содержащие сочетания ИЛЬ и ЭЛЬ. В финском эпосе, Калевале, действуют Ильматар (Божественная Мать), и Ильмарийнен (Бог-Кузнец). Что касается ближневосточного региона, благодаря которому это имя так популярно, то и там его в смысле БОГ первыми начали употреблять отнюдь не евреи. Илу был Верховным Богом финикийцев. У шумеров одним из главных Богов был Энлиль (и его жена Нинлиль). В общем, это слово не умещается в рамки этнических и географических ограничений.
Это наряду со многими другими признаками показывает, что эпос об ИЛЬЕ-БОГатыре – в большей степени высокий миф, чем просто легендарное жизнеописание.

 * Илья – крестьянский сын.

Конечно, практическое объяснение такое, что сами авторы былин выходили из народной гущи. Но это слишком уж скользит по поверхности. Поющие песни обычно не так уж усердно пашут. Нет, крестьянская семья указывает на связь с Землей.

 * Крестины без крещения.

 У Ильи есть крестный, Микула Селянинович. Он главенствует в ходе крестин. А про крещение никакое ни в помине не сказано. Заменили слово? Нет, ближе к правде: КРЕС, КРЕСЕНЬ, как и разные начертания КРЕСТА – символы Огня и солнца. Традиционный православный крест у многих навевает не слишком радостные мысли («поставить на чем-то крест» означает похоронить). Но обязательно подчеркивается, что он 8-конечный. Это наследие правильного (по крайней мере в геометрическом смысле) восьмилучевого креста или коловрата с загнутыми концами – таковы символы Солнечного Бога, Даждьбога нашего, у множества народов.
Крестный в дальнейшем дает Илье первый урок нравственности и волшебной силы – дает в чистом поле, через ту самую суму с земной тягой. Вера, которой он учит крестника – вера Солнца и Земли.

 * Кашу по зернышку приносят птицы.

 Каша была обрядовым блюдом на многие праздники. А каше новорожденного придается сильнейшее значение – гости должны есть ее, чтобы дитя было сильным, красивым, удачливым. Возможно, очень глубоко копнув, вы найдете в этом ритуале след жертвоприношения. Но какой-то дальний, и не слишком надежный. А может быть, напротив, жертвоприношения были кем-то когда-то устроены как беспримерная порча начальной гармонии?
Особенно важны здесь образы птиц всех пород, приносящих свои зернышки. Птицы эти – души предков, Родителей, «по зернышку» слившихся в крови новорожденного. Теперь они будут также, по зернышку, созидать его юный дух.
Поэтому гостей можно представить еще и как добрых Духов, которые благоволят мальчику, потому что им угодили его предки (накормили вкусной кашей). Сам ребенок именуется «большой хозяюшко», главный владелец всего этого наследия предков, через тело  свое и дух. И сам он пища Богам и предкам, в том смысле, что им, созиданием его жизни и духа, они живут. Это высокий обряд взаимного поедания и причащения, подобный действию Анимы – Ярилы. Поэтому в кашу кладутся цельные зерна – символ несокрушимого и воскресающего Даждьбожьей силой Духа.
Мы видим один из многих традиционных примеров связи с предками и природными взаимосвязями через домашние ритуалы. Отступник от потока общей благословенной жизни, наказывался потерей связей и покровительства Духов. Выродок - вышедший из рода.

 * Выкуп ложек.

 Далее разворачивается занятная игра. Каша стоит на столе, а гости не едят. Разыгрывается шутливая цена: крестный намекает в образной форме, что «нет телег доставить груз», и происходит торговля ложками.
Похоже, что здесь сказывается смена общественных укладов, способов хозяйствования. Сама каша не только священна, но и архаична. Ни о какой уплате за нее речи быть не может. Денежные подарки новорожденному тоже, скорее всего, считаются неблагоприятными (иначе зачем такая сложная игра). Итак, гости выкупают ложки, называя их при этом «телегами, на которых будут возить груз от хозяина». Это похоже на пожелание не только растить хороший урожай, но и успешно торговать.
Мы видим приспособление обычая и обряда к смене жизненных условий. И это прекрасно: обряд ведь природный, естественный, он приспосабливается так же, как приспосабливаются к климату живые существа. Жреческие знания растут без отрыва от практических, и обратно, всякая практика получает благословляющий ее ритуал.

 * Пляски и песни на улице.

 В дом приглашены лишь самые близкие гости, но веселье выходит на улицу и становится всенародным. И самые веселые плясуны вовсе не подростки и девки молодые. Поет кресный-Микула и бабка-повитуха Таланиха (читай: удача). Если вспомнить обычную заменяемость после прихода христианства Микулы (Николы) и древнего Велеса, увидим Велеса и Макошь, веселящихся, что обычай свершился достойно.
В их песнях поминаются все природные стихии, присутствует насмешка над смертью, буйство, чувственные устремления.
Важно, что несут это разнузданное настроение старые люди, свободные от условностей и обязанностей. Молодые, в отличие от пришедших к нам сейчас с запада привычек, вели себя сдержанно и скромно, и долго направо-налево не гуляли – а начав «любиться», вскоре за тем рожали детей и строили свои дома. А вот вдовцы-вдовицы могли под общее веселье позволить себе и попеть, и поплясать, а может и впрямь еще «кто до дому доведет», как поет веселая Таланиха.
И они будут вести себя так до последней минуты на этой земле – подтверждает Микула. Природная, праведная жизнь дает людям сильную, бодрую зрелость и уход с улыбкой на устах.

* Связь между праведностью и силой.

История с Колываном - открытый нравственный урок, без какой-либо хитрости или тайного умысла.

Важное примечание

Колыван открыто говорит:

"Что за правда твоя? Что за истина?
Это - дань ли? еда ли? Оружие ли?
Я без истины сыт, я без правды силен,
И могуч, и велик, и богат, и счастлив!"

Микула отвечает:

"Я знаю свою правду-истину -
В том и сила моя непобедная!
Не в забаву-игру трачу силу свою,
Я хлеб ращу, я народ кормлю,
Людям счастье несу, не обездолицу!"

Ну вот, казалось бы, все просто: Колыван облился кровавыми слезами, надорвавшись на земной тяге, и превратился в гору. А Микула легко вернул суму на пояс. А в реальности - разве легко поверить, - наивно и с точки зрения многих, по-дурацки, что и в самом деле сила напрямую зависит от праведности? Да не верим мы в это. Ну а раз не верим, то и недействительно. А может быть, есть она, эта сила, только вот сколько на нее праведности надо? Где столько взять? Чтобы пахать на всех, всех накормить, да еще и до полного удовлетворения и блаженства? Так что сказочка, несмотря на свою прямоту, дает пищу для широких размышлений.

* Болезнь Ильи

Возможно, есть версии былины, где болезнь подробно объясняется. Но в моей книге она как-то возникает "ни с того ни с сего", как незваный гость: "В дом беда-лихота заявилася".
Отсюда прочитываем печальную правду: жизнь порой горька, несправедлива, невыносима. Каждого человека ждет своя мера испытаний, и не все способны их вынести.
В тексте это прямо не говорится, но я думаю, что Илья получил сполна силы в конце испытания, потому что беспокоился все время не столько о своих страданиях, а все более о несчастье родителей. И получив силу и здоровье, первым делом бросился их обустраивать, тем более что самому ему вскоре предстоял дальний путь.

* Трое странников

Этот эпизод былины хорошо известен. Чудесные свойства странников говорят сами за себя. Их внезапное исчезновение в конце, оставляющее ощущение "то ли были они, то ли не были" - явный признак духовидения.
После тяжелых испытаний приходит высокое посвящение. После него духи-странники говорят Илье: "И твоя только воля, куда силу девать: на крестьянское дело, на другие ль труды, на бранные ли битвы-подвиги…"
Здесь названы сразу два закона:
= Человек имеет свободную волю, сам выбирает цель и способ приложить данные ему дары.
= Законы варны не передаются по наследству от родителей.
Получив воинский дар, Илья покидает родителей-землепашцев, перед тем по мере сил обеспечив их старость, и вымолив благословение. Варна - духовная принадлежность, а не генетическая.

* Конь и доспехи

После перерождения (символической смерти-инициации) - жизнь героя былины переходит на уровень еще более высокого мифа, выходит за рамки бытовых понятий. Родился новый Бог. Образ бурого жеребенка напоминает о Яриле, буйной силе природной. А волшебный кузнец - Агни.
Эти отождествления довольно естественны, если мы признаем, что перед нами один из вариантов мифа о рождении Перуна, или подобного ему воинского Бога.

* Битвы и приключения Муромца

Я пропускаю ряд былин, входящих в сборник, и вернусь к ним позже, когда наступит время говорить о более поздних религиях.
Все, что происходит с Ильей до выхода на подвиги, звучит архаично; символика, поэтика, ритуалы проникнуты древним народным духом.
Но выезжая из дому, он тут же сталкивается с христианским миром. И это уже другая тема.

* Татарский полон, освобождение, битва со Смертью, передача богатырского наследия.

Подземелье, в котором оказывается Муромец - образ нижнего, загробного мира. И все, что происходит после его выхода - жизнь Духовная - участь Славного Предка. В былине Ермак спрашивает разрешения идти в Сибирь у Муромца, а не у Царя или Христа.

Илья становится покровителем Русского воинства - богатырства. Его победа, в одной из битв, над самой смертью, дает ему бессмертную славу и вечную жизнь. Но поскольку он остается покровителем Руси - становится и Русь "заговоренной" от военных угроз, хранимой при вражеских нашествиях.
======================================

Примечание: В оригинальной народной традиции эта история происходит со Святогором; здесь сказывается авторская обработка.
Прямая мораль, в общем-то, тоже авторское добавление, из других народных источников, или по убеждению. Возможно, мораль начальной легенды была ближе к Земле: оседлые землепашцы утверждали свое нравственное превосходство перед воинственными бродягами.
Вы можете вспомнить, для сравнения, библейскую легенду о Каине и Авеле. В ней рассматривается тот же конфликт между землепашцем и скотоводом. Одна и та же история рассказывается с двух разных позиций. Скотоводы делают из землепашца Каина мрачного убийцу, неугодного Богу. Землепашец Микула не убивает Святогора (в этом переложении Колывана). Он символизирует народ, твердо стоящий на страже своей Земли, охраняющий ее несокрушимой для врага силой. И сама Земля губит покусившегося на ее силу. Он прирастает к этой Земле мрачной исторической легендой, живущей в памяти мирного народа-победителя.

В этой связи, предлагаем вам также познакомиться с нашей статьей (Георгис, Зобнина, Гаврилов)
Наша общая Победа
http://slavya.ru/delo/disput/pobeda60.htm
посвященной 60-летнему юбилею Победы

Приложение

НОЧЬ НА КУРГАНЕ

Мягкий туман
к Ночи царственной прянул на ложе.
Дремлет курган.
Что за сны ему снятся, Даждьбоже?

Есть ли тут кто,
или души давно улетели?
Чистым листом
поднялись удивленно с постели?

Где-то в ночи
шорох, рваная нить разговора.
Там - вя-ти-чи
с ворожбой, или крАдутся воры?

День перемен
и безвременья сумерки следом…
Что же взамен
вечных снов вы предложите Дедам?

Корни стеной
из старинных шеломов восходят,
ранней весной
в небо светлые души уводят.

По-верх гробов
и костей, на костре обожженных -
кроны дубов,
мощных лип и развесистых кленов.

Память жива
освященной легендою в дубе,
и дерева
отдают ее, если полюбят.

Небо лучи
поутру, как ларец, приоткрыли,
рано ключи
у Зари-Заряницы добыли.

Горстка друзей
Предкам чарку и хлеба предложит.
С ними отпей,
к дому путь укажи им, Даждьбоже!
.

РУСАЛИИ

Русалка-пропажа, потеря от рода,
кричала за лесом, скликая невзгоды.

Там кто-то шепнул два полуночных слова -
и племя ушло от огня родового.
Взметнулись, как клочья тумана и пыли -
и жизнь человеческую позабыли.

Сновали кругом бессловесные детки -
как рыбы в реке, словно сойки на ветке.
И угли костра догорали в ночи.
Нет к прошлому тропки, кричи - не кричи.

Но в сумрачных дебрях укрытое знанье
вернулось заветной волшбою и снами,
холщовой рубахой, накинутой в стынь,
проделками духов под смех берегинь.

И снова костер возметнулся до неба.
Была приготовлена добрая треба.
Накрыли столы на десятерых,
позвали Марену, чтоб дождь приутих.

На ясной заре единения с родом
потомки Даждьбога прошлись хороводом.
И пищу, и жатву благословили,
и древо сухое венчали Яриле.
И яростно звякнула в игрищах медь.
Так было. Так стало. Да будет и впредь!
.

У КУРГАНОВ

Светлая весть поднебесной ладьи,
в дымке завилися дали твои.
В дятле веселом, слетевшем на сласть,
сведались Велеса сила и власть.

Вновь с возлияньем волхвы вознесли
Славу Владыкам Воды и Земли,
вспенил весенними листьями лес
Волю Всесветную, радость Небес.

Илья Муромец

Язычество - Вера и образ жизни Язычники в наши дни Литература, Интернет-ресурсы Экологическое Возрождение Кольцо форумов Славии Новое

Реклама:


?aeoeia@Mail.ru
rax.ru: iieacaii ?enei oeoia ca 24 ?ana, iinaoeoaeae ca 24 ?ana e ca naaiaiy
 
Rambler's Top100