Язычество - Вера и образ жизни Язычники в наши дни Литература, Интернет-ресурсы Экологическое Возрождение Кольцо форумов Славии Новое

Весна. Масленица

Незаметно летит время, вот и Масленица подошла. — Это восьмая неделя, если отсчитывать от Пасхи назад, к Новому году. Практически Масленица приходится на вторую половину февраля — первую половину марта. Масленичная неделя называлась “сырной”, так как в преддверии поста уже запрещалось есть мясо, но разрешалось — сыр (творог), молоко, сметану, масло, яйца.

Масленица праздновалась повсюду — и в деревне, и в городе.
На масленичной неделе каждый день имел свое название:
Понедельник — “встреча”, вторник — “заигрыш”, среда — “лакомка”, четверг — “широкая Масленица” или “разгульная”, пятница — “посиделки”, суббота — “золовкины посиделки”, воскресенье — “проводы”.

В народе Масленицей называлось и некое человекоподобное существо, которое, в отличие от Коляды, имело реальное воплощение. Из соломы изготавливали куклу или две (Масленица и Масленик) и наряжали в женское и мужское платье. Масленицу усаживали на сани и возили по всей деревне, а затем устанавливали на самом высоком месте. Это происходило в понедельник, в первый день Масленичной недели.

А в четверг, как только рассветет, чучело одевали в вывороченный шерстью наверх тулуп, на голову треух, и ставили в сани, в которые запрягали лошадь, а иногда и две или три с украшенными гривами и хвостами. Вокруг усаживались ряженые — и мужчины, и женщины — и с песнями объезжали и свою деревню, и соседние. Гармонь была обязательной участницей этих поездок, равно как и балалайка, и рожки, и свистульки. Ряженых с радостью встречали как предвестников весны, угощали хорошо: блинами, пирогами, вином.

Важным моментом праздника были встречи и проводы Масленицы. Ко встрече Масленицы готовились, ее, как поется в песнях, встречали — “уливая горки маслом”, “посыпая сыром”, но тут же и ругали ее за то, что она пришла только на одну неделю, называя ее “гологузкой” и “кривошейкой” и награждали неприличными эпитетами, что в прошлом имело ритуальный характер. Смех не переставал звенеть над гуляющими: “Сила смеха должна была обеспечить земле плодотворящую силу”, — писал В.Я.Пропп.

В это время как бы встречаются зима и весна. Зиму провожали, а весну встречали, весну, которая неуклонно приближалась, вместе с восходящим к зениту солнцем.

К Масленице ребятишки приготовляли ледяные горы, поливая водой выбранный спуск к реке или специально сделанную из снега горку. Предвкушение веселого катанья помогало без устали скатывать большие снежные шары и укладывать их “горкой”, при этом ребята говорили:

Приезжай к нам в гости, масленица,
на широкий двор —
на горах покататься,
в блинах поваляться,
сердцам потешаться!

Рис.А.А.Попова, 1861 г.

А на самой масленичной неделе с понедельника, катаясь с горки на санках или просто на “пятой точке”, перекрикивая друг друга: “Масленица приехала!” Масленица приехала!”
“Здравствуй, широкая масленица!” — выкрикивали они в четверг, когда начиналась широкая масленица.

рис.П.Каверзнева

 

В Калужской губернии особенно своеобразно проводилась эта встреча Масленицы. Хозяйка-мать с утра пекла блины, один блин давала сыну и посылала его встречать Масленицу. Мальчонка садился верхом на ухват или кочергу, скакал на нем по огороду и кричал:

Прощай, зима сопливая!
Приходи лето красное!
Соху, борону — я пахать пойду!

На Масленице пели особые песни: о том, как Масленицу люди дожидались, как ее встречали, как провожали.

* А мы Масленицу дожидали,
А мы Масленицу дожидали,
Ай люли!
[Припев повторяется после каждых двух строк]
Мы на горку выходили,
Мы на горку выходили.
Сыр и масло выносили,
Сыр и масло выносили.
Сыром горку насыпали,
Сыром горку насыпали.
Маслом горку уливали,
Маслом горку уливали.
Налетели канарейки,
Налетели канарейки.
Нашу горку раскопали,
Нашу горку раскопали.
Сыр и масло поклевали,
Сыр и масло поклевали
Ай люли!

* У нас седня Масленица,
Масленица, Масленица.
Прилетела к нам ластовица,
Ластовица, ластовица.
Села ж она на колу,
На колу, на колу.
Кидает масло по кому,
По кому, по кому.
У кого нету — скулъя тому,
Скулья тому, скулъя тому.

* Мы давно блинов не ели,
Мы блиночков захотели.
Ой, блины, блины, блины,
Вы блиночки мои!

На поднос блины кладите
Да к порогу подносите!
Эх, Масленица, Непогасница!
До чего ты довела?
До Великого поста.

* А дорогая-то на...
ой да наша Масленка,
Да что хорошая на...
ой наша пригожая!
А покатайтесь-ко, кра...
ой да красны девушки,
А покуль воля-то, во...
ой да воля батюшкина.
Ой, а другая-то во...

ой да воля матушкина.
Ой, неровен-то да сва..
ой да сват навяжется,
Ой, неровен-то дурак,
дурак навяжется.
И ен не пустит меня
гулять на улышку.
Ой, я украдуся, ой да нагуляюся,
А наворуюся, ой да нацелуюся!

* Масленица-кривошейка,
Покатай нас хорошенько,
Ай люли, хорошенько.
Масленица-кургузка,
После тебя будет грустно.
Ай люли, грустно.
Выйду я на горку,
Гляну я под зорьку.
Ай люли, под зорьку.
Кликну я соловейку:
“Соловейко, родной братец,
Чего ты ко мне не летаешь,
Меня молодую не втешаешъ?”
— “Сестрица моя канареечка,
Я прилечу — а ты плачешь,
Я улечу — ты горюешь,
Я у лузи — а ты у тузи,
Я у лозы — а ты у слезы,
Я у горы — а ты у горе...”

* Ох ты уточка полевая,
Полевая, лели, полевая,
Где ты ноченьку ночевала,
Ночевала, лели, ночевала?
“Ночевала я у лесочку,
У лесочку, лели, у лесочку,
Под ракитовым под кусточком,
Под кусточком, лели,
под кусточком.
Приносила я вам сыра с маслицем,
Сыра с маслицем, лели,сыра с маслицем.
Да я у ямочку закопала,
Закопала, лели, закопала.
Лежи, маслице, да на летъе,
Да на летье, лели, да на летье.
Пока будет круглолетье,
Круглолетье, лели, круглолетье”.

* Гори-гори ясно,
Чтобы не погасло.
Тут и сусленики,
Тут и масленики!
Выходила молода
За новые ворота,
Выпускала молода
Из правого рукава,
Из правого рукава
Сизого голубя.
Ты лети, лети, мой голубь,
Высоко и далеко,
Высоко и далеко.
Прямо к другу на крыльцо.
Ты скажи моему другу,
Чтобы шел он на блины,
Чтобы шел он на блины
До вечерней до зари.
Тут и сусленики,
Тут и масленики!
* Как на Масленой неделе
Со стола блины летели.
Ай, блины, блины, блины,
Блины масленые.

Как на масленых днях

Был у тещи в гостях.
А у тещи две сестрицы
Печь блиночки мастерицы.
Вот мы сели все за стол —
Дали душеньке простор.
Поглядите на Егора:
Он рыдает у забора.
Кот Васенька подошел,
Зацарапал — дым пошел.
Собака тоже подошла,
Понюхала да прочь пошла.
А у нас дядюшка Тарас
Захворал с блинов горазд.
А у нас тетушка Татьяна
Лазит на спину, как пьяна.
И свинья тут ворвалась,
До блинов тут дорвалась.
За
рекой огонь горит,
У семьи живот болит.
За рекой огонь потух,
У семьи живот распух.
Ай, блины, блины, блины,
Блины масленые.
* Как ишли-прошли скоморошки,
Люли, люли, скоморошки.
Они срезали по пруточку,
Люли, люли, по пруточку,
И сделали по гудочку,
Люли, люли, по гудочку.
Они сеяли жар по полям,
Люли, люли, по полям.
Да пускали дым по дубравам,
Люли, люли, по дубравам.
Соловьева гнездо спопалёно,
Люли, люли, спопалёно.
Как и сам соловей под небес полетел,
Люли, люли, под небес полетел.
Гугалечи, гугалечи,

Люли, люли, гугалечи.
Ах ты братец мой,
Люли, люли, братец мой.
Мой соловейка,
Люли, люли, соловейка.
Ты не вей гнезда на дорожке,
Люли, люли, на дорожке.
А ты вей гнездо под кусточком,
Люли, люли, под кусточком.
Под малиновым листочком,
Люли, люли, под листочком.
* Князь Белогорский поехал в Москву,
Засватал у Кострюка-Мастрюка
да родную сестру,
Родную сестру
Милитрису Кирбитьевну.
Кто бы в большой колокол бил,
Чтоб слышно было по всей Москве,
По всей Москве, по всей ярмарке.
Собралися бы к царю на двор
Бела хлеба рушити,
Белой лебеди кушати,
Зелена вина чарами пить,
Побороться-побарахтаться.
Выходили два-де молодца,
Два Андрея Андреевича,
Они брали князя за большие отворотички,
Они вызднили его повыше себя,
Опустили пониже себя.
Златы пуговки пукнули,

Шелковы петли треснули,
И его брюшина сквозь прошла.
* Ой ты. Масленица на двор въезжает,
Широкая на двор взъезжает.
А мы, девушки, ее сустречаем,
А мы, красные, ее сустречаем.
Ой ты. Масленица, погостюй недельку,
Широкая, погостюй другую.
Масленица, я поста боюся,
Широкая, я поста боюся.
Ой ты Маслена, пост еще далече,
Широкая, пост еще далече.

 

* Ax ты Масленка дорогая,
Дорогая, лели, дорогая.
К нам у гости приезжала,
Приезжала, лели, приезжала.
Да сыр с маслицем привозила,
Привозила, лели, привозила.
А мы Масленку прокатили,
Прокатили, лели, прокатили.
На вороненъком коне каталися,
Мы катались, лели, мы катались.

На Масленицу величали молодоженов прошедшего года. Им пели величальные песни на горке, катали с горки, а в Псковской и Новгородской областях парни к дому молодоженов подкатывали берестяной шар или лукошко, который назывался “шалыга”, украшенный цветными тряпочками (символ счастья), за что молодые должны были хорошо угостить “шалыговщиков”. За хорошие угощения молодоженов катали на лошадях по деревне, если же хозяева скупились, — молодого хозяина сажали на перевернутую борону и спускали с горки.

Какое раздолье было в масленичные гулянья детям! Они прыгали вокруг чучела Масленицы, сновали среди взрослых, катались с горки, при этом речитативом, нараспев произносили заклички, обращаясь к Масленице, как существу живому или, во всяком случае, слышащему:

Масленица обманула, обвела,
нагуляться не дала!

Проводы Масленицы - поджигают чучело

* Подвергалась,
Подпоясалась —
На весь мясоед,
На всю Масленицу
Не отторну хвоста
До Великого поста.
Прощай, Масленица-ерзовка!
Оставила нас —
На кислой квас,
На постные щи,
На холодные харчи!
* Наша Масленица дорогая
Немножко постояла.
Мы думали семь неделек,
А Масленица семь денечков.
А нас Масленица подманила,
На Великий пост посадила,
Горьку реденьку подложила,
А та редька горче хрену.
* Прощай, Маслена-вертушка,
Настает Великий пост,
Дома ужинать садятся,
Подают от редьки хвост!
Как на Масленой неделе
В потолок блины летели!
Уж ты Маслена,
Ты обманщица,
Ты сказала, семь недель,
А остался один день.

* Масленица, Масленица,
Семенова племянница,
Обманула-провела,
Нагуляться не дала.
Через семь недель
Будет светлый день,
Будем пасху святить,
Будем яйца красить.Ура!

* А Масленица, когда б ты была,
Эх, когда б тебя семи-то недель, а поста одна.
А Масленица-гологузка,
А проводим тебя, а нам грустно.
А Масленица-кривошейка,
А проводим тебя хорошенько.
А Масленица-голохвостка,
А проводим тебя — нам грустно.
 

Веселье было всеобщим. Звенели колокольчики-бубенцы (“шергунцы”): катаюсь на тройках и просто в упряжке на санях. Гривы, хвосты лошадей, дуги, сбруя — все было украшено бумажными цветами и лентами. Катались с гор на санях, качались на качелях.

Катание с гор занимало одно из центральных мест масленичных гуляний. Каталась молодежь, молодожены, дети. Женщины постарше стояли на горе и пели масличные песни. “На горку” приходили и девушки-невесты в своих лучших нарядах, так как именно здесь происходил “смотр” — выбор невест. Поэтому в Масленичных песнях, в особенности тех, что пелись “на горке” проходит тема любви, свадьбы, величания молодоженов.

* И ты пташка полевая,
Полевая, где ты, полевая!
И где ты ночушку ночевала.
Ночевала, душа, ночевала
7
И во сыром бору под дубочком,
Под дубочком, душа, под дубочком!
И под осиновым листочком,
Под листочком, душа, под листочком!
И там шли-прошли скоморочки,
Скоморочки, душа, скоморочки!
И они вырезали по дубечку,
По дубечку, душа, по дубечку!
И они сделали по гудечку,
По гудечку, душа, по гудечку!
И уж вы, годошки, не гудите,
Не гудите, душа, не гудите!
И мого батюшку не будите,
Не будите, душа, не будите!
И мой батюшка за нивою,
За нивою, душа, за нивою!
А моя матушка за рекою,
За рекою, душа, за рекою!
И они пьют-то винцо зеленое,
Зеленое, душа, зеленое!

Любимым развлечением парней на масленичной неделе были кулачные бои, а в некоторых районах “Взятие снежного городка”, как отзвук представлений о борьбе зимы с наступающей весной. Есть предположение, что обычай встречать Масленицу с весельем и настоящим обжорством сохранился с тех пор, когда Новый год для земледельца приходился на март.

К этой неделе приурочивались ярмарки. В городах на площадях разворачивались балаганы с различными представлениями. Гнусавым голосом приглашал Горбатый Петрушка посмотреть кукольный спектакль, вертелась карусель, били в барабаны зазывалы — народ веселился.

Блины продавались и на ярмарке, и на базарах, и просто на улицах. И в деревне и в городе — в обед стол ломился от блинов — с маслом, сыром, яйцами и т.п., а в городе — так еще с разной икрой, дорогой рыбой, вареньем, медом. Люди ходили в гости друг к другу “на блины”.

Блины — обязательная ритуальная еда на Масленице — известны как поминальная еда. Первый масленичный блин предназначался умершим предкам, его оставляли на окне или уносили на могилу. Поминальные мотивы в масленичной обрядности нашли свое отражение и в минорной мелодике масленичных песен, и в близости их напевов к похоронным причитаниям.

С четверга начиналась так называемая Широкая Масленица. Общее веселье принимало особый размах.

Готовясь к воскресенью, ребята, молодежь постепенно стаскивали на открытие место (чаще на середину покрытой льдом реки) из каждого дома старые грабли, бороны без зубьев — всякий деревянный лом, ветошь для костра. Сюда и привозили в воскресенье чучело Масленицы, и гулянье перемещалось на реку чли в поле. Но песни пелись уже не приветственные, а прощальные; прощались с Масленицей.

* Ай, Масленая, ай, кривошейка,
Проводили тебя, и хорошенько.
Эх, а мы Масленую прокатали,
По рубашечке не напряли
И последнее попорвали.

* А мы Масленицу провожали.
Ой ли лёли, провожали.
Во земельку мы закопали,
Ой ли лёли, закопали.
Поносивши воду, ножками притоптали,
Ой ли лёли, притоптали.

* Все мы Масленку дожидали,
Дожидали, душа, дожидали.
Сыром горочку посыпали,
Посыпали, душа, посыпали.
Маслом горочку поливали,
Поливали, душа, поливали.
Было б Масленке семь неделек,
Семь неделек, душа, семь неделек.
Только Масленке семь денечков,
Семь денечков, душа, семь денечков.
Красно солнышко закатилось,
Закатилось, душа, закатилось.
Наша Масленка укатилась,
Укатилась, душа, укатилась.
Ох ты, Масленка, воротися,
Воротися, душа, воротися.
На девятый день протянися,
Протянися, душа, протянися.

* Мы Масленицу прокатили,
Прокатили, душа, прокатили.
И мы сыр с маслом починали,
Починали, душа, починали.
И наша Масленица была тороплива,
Вот тороплива, душа, вот тороплива.
И мы Масленицу прокатали,
Прокатали, душа, прокатали.
И мы думали. Масленица семь неделек,
Семь неделек, душа, семь неделек.
А наша Масленица семь денечков,
Семь денечков, душа, семь денечков.
А мы пойдем к попу споведаться,
Споведаться, душа, споведаться!
А мы про
ecu грешки ему расскажем,
Мы расскажем, душа, мы расскажем.
А вот один же грешок мы не скажем,
Мы не скажем, душа, мы не скажем!

* Масленица постов,
Поезжай в Ростов,
Покупай хвостов —
На шубки, на юбки, На пуговки!

* Масленица, прощай,
В Ростов уезжай,
А на тот год опять приезжай!

В представлениях наших предков ярко пылающий костер должен был установить контакт с восходящим солнцем и придать ему силу. Этой же цели должны были служить и старые колеса, без железных ободов, которые покрывались дегтем, смолой, надевались на палку, поджигались и скатывались с горки, разметая во все стороны искры. Зрелище было очень ярким. Смех, песни, шутки длились в воскресенье, которое называлось “Прощеное”, до 12 часов ночи. В этот день было принято всем просить прощения: детям у родителей, родителям друг у друга, даже крестьянам у помещика. Это не мешало общему веселью.

Особое магическое значение имел смех при растерзании или сожжении куклы-Масленицы, останки которой или пепел разбрасывались по полям. В.Я.Пропп видел значение этого ритуального смеха в том, что наши предки верили во влияние его на природу — не непосредственно, а через воскресение антропоморфных олицетворений праздника, воскресение в травах и злаках, которые своей смертью и своим воскрешением обеспечивали урожай.
Из сборника “Жили-были”, Русская обрядовая поэзия, сост. Г.Г.Шаповалова, Л.С.Лаврентьева

Заклички весны

Языческая Масленица - Комоедица 22 марта 2002 г.

О Содружестве Природной Веры Основы Вероучения Наши цели Общественные акции и этическое учение Обряды "Славии" Вечевые Собрания

Реклама:


?aeoeia@Mail.ru
rax.ru: iieacaii ?enei oeoia ca 24 ?ana, iinaoeoaeae ca 24 ?ana e ca naaiaiy
 
Rambler's Top100