Расследования в области славянского фольклора
«Шапошное»

(Дело № 3)

Татьяна Пятница Июль 1999 г.

Краткое описание события: В былинах и героических сказках встречается устойчивый сюжет: Илья Муромец[1] переодевается в одежды калики перехожего и не узнанным приходит на пир к Владимиру Красно Солнышко. За столом Илья начинает перебранку с гостем князя Идолищем поганым. Тот  кидает в Илью нож, но промахивается. Илья убивает Идолище шапкой земли греческой.

Место действия: стольный Киев град, княжеские палаты.

Время действия: былинное. Ограничим наше расследование двумя веками IX и Х. Почему именно ими? Эта былина понимается как отражение противоборства христианства и язычества. Но борьба эта началась не с официального крещения страны в 988 г., а гораздо раньше, со времён первых князей христиан, Аскольда и Дира. Нас не должно смущать присутствие в былине реального исторического лица - Владимира Святославича (980-1015). Образ князя Владимира мог удачно «наложился» на уже существовавший сюжет.

Свидетельские показания, касающиеся этого убийства очень разняться:

«Гневно закричал на Илью Идолище; но Илья снял с себя свою шапочку девятипудовую, да накрыл ею Идолище; и под этой шапочкой Идолище дух испустил (20, С. 190)».

Илья «схватил с себя шляпу и ударил его в голову тихонько - только прошиб стену палат, и взял туловище - туда ж выкинул(12, С.424- 428)».

«А у Илюшки была в 40 пудов шапка. Он хвать ту шапку и как стукнул его, так голова влипла в стену (1, С.60 – 61)».   

Непонятно вследствие чего наступила смерть, то ли от удара, то ли от удушения шапкой. Необходимо разобраться, что это за головной убор.

Илья получает его от калики перехожего или от старчища - пилигримища вместе с одеждой (гуней сорочинской) и клюкой. Все эти предметы богатырские -3, 7, 9, 12, 40 пудов.

В критической литературе с давних пор бытует убеждение  что калики и пилигримы русских былин это религиозные паломники, а шапка земли греческой – монашеский колпак[2]. Однако анализ соответствующих статей из 3-х словарей (3, 18, 19) позволяет сделать вывод о том, что калика и пилигрим - это путешественники, а путешествовать можно с различными целями: это могут быть торговые дела,  гостевой визит, переселение, может быть и религиозное паломничество, впрочем, совсем не обязательно христианское[3].

Слово «калики» произошло от названия обуви «калиги», «калигвы». О бедности и непрестижности этой обуви нет никаких данных. В книге Оскара Егера «Всемирная история» имеется рисованная иллюстрация, относящаяся к тексту о I веке нашей эры. На ней изображена калига римского легионера. Военные во все времена носили удобную прочную обувь. Такую же носили и путешественники. У Руси имелись тесные контакты с Грецией и Римом через Северное Причерноморье. Следовательно, эта обувь вполне могла быть известна и носима на Руси.

Фасоны одежды и обуви, носившиеся в течение столетий, постепенно выходили из моды, их донашивали бедные и убогие. Так калигвы вполне состоятельных путешественников  превратились в обувь голи перекатной.

Сыграло свою роль в этом превращении и татаро-монгольское иго. Во многих тюркских языках слово kalyk означает народ [19, Т. II, С. 167]. То есть калики перехожие стали восприниматься как людишки, сброд. А также созвучие со словом «калека» из тур. - перс. kalаk – «изуродованный» [19, Т. II, С. 166]. Но все это произошло позже. А в Киевской Руси калика – это путешественник, правда, по каким делам пока не известно.

Описание одежды калики обычно следующее. На нем гуня сорочинская, и шапка земли греческой и все это от трех до сорока пудов. Определение гуни, даваемое в некоторых словарях, как ветхой и рваной одежонки, верно отчасти. С ней произошла та же метаморфоза, что и с калигвами. Изначально это «цветная ворсистая персидская ткань» [19, Т. I, С. 475], которая, разумеется, была дорогой и престижной. Прилагательное «сорочинская» это искажённое «сарацинская» от арабского sark - восток (19, Т.III, С. 561). Сорочинскими в фольклоре бывают также горы, с которых на Русь приходит враг, то есть это место отдалённое, заграничное. Гуня сорочинская в X веке это импортная,  восточная одежда.

Об иноземном происхождении говорит и название шапки: земли греческой. Для Киевской Руси греческой значит Византийской, однако совсем не обязательно христианской, оттуда экспортировались не только монашеские колпаки, но и предметы роскоши. К вышеописанной гуне был бы под стать богатый головной убор, но по данным русского фольклора определить, какой была шапка земли греческой, не удаётся.

Ф. Б. Успенский в статье «Византия и Русь в древнескандинавской перспективе…» сообщает о пяти скандинавских сагах, в которых упоминается «греческая шапка». Автор предполагает, что это «экзотический головной убор восточного типа (17, С. 250)» одинаково обозначаемый у скандинавов, русских и немцев. «Сага о Гисли»: «На Торкеле girzk’ая шапка и серый плащ, скреплённый у плеча золотою пряжкой, а в руке меч».

«Сага о людях со Светлого Озера»: «он послал girzk’ую шапку и топорик в знак расположения» (995 г.). 

«Сага о Ньяле»: «Гуннар подарил конунгу… корабль и много другого добра, а конунг подарил ему одежду со своего плеча, расшитые золотом перчатки, повязку на лоб с золотой тесьмой и gеrzk’ую шапку» (ок.940- ок.985г.).

«Сага о людях из Лососьей Долины»: «…человек в одеянии из великолепной ткани и с gеrzk’ой шапкой на голове. Его называли самым богатым из торговых людей».

И, наконец, конкретное описание этого головного убора:

«Сага о Олафе…»: «…сняв с головы girzk’ую шляпу, украшенную золотом и золотыми шишечками, велел своему казначею наполнить её серебром и отдать скальду».

Итак, можно считать установленным, что  шляпа (шапка) земли греческой в IX- Х веках - это богатый головной убор, а калика, носивший её, - коммивояжер (коммерческий путешественник).

Такое понимание образа калики перехожего даёт объяснение «тёмным» местам некоторых былин, в которых калика представлен богатырём, равным Илье. Калика рассказывает о том, что в Киеве «не всё по-старому» и просит Илью совершить подвиг. Илья задаёт резонный вопрос: если ты такой крутой, почему не совершаешь подвиг сам? Калика отвечает: не смел. Илья констатирует:

Есть в тебе, Иванище, силы - два меня,

А нет в тебе смелости - пол меня.

Этот эпизод очень значимый, важный для понимания образа калики. Коммерсанты во все времена предпочитали торговать, а не воевать. А если воевали, то чужими руками.  

Однако вернёмся к шляпе. Обильно украшенная, и, следовательно, действительно имеющая немалый вес шляпа остаётся для нас загадкой, так как мы по-прежнему не выяснили её фасон.

В былинах рассматриваемый нами предмет именуется то шляпой, то шапкой. Разберёмся, что значили эти слова в рассматриваемый нами период. Оба слова - заимствования. Шапка из старо французского chape [19, Т. IV, С. 406], этимологию этого слова мне не удалось отыскать. Шляпа из старо- верхненемецкого slappe вид мягкой шляпы, свешивающаяся часть головного убора[4] [19, Т. IV, С. 456].

 Именно такой головной убор можно видеть на фресках Софийского собора в Киеве и на ритуальном браслете XII века. Современные исследователи называют его колпаком. Однако это слово  впервые упоминается в письменных источниках только в XV веке  и является заимствованием из татарского или турецкого языка: kalpak - шапка.

Вот что сообщается о колпаке в книге «Русский традиционный костюм»: «Это высокая, суживающаяся к концу шапка с заломленным и свисающим книзу верхом; один из древнейших русских головных уборов. Его носили представители всех социальных групп русского общества в будни и праздники, дома и на улице. Колпаки …шили из льняных, хлопчатобумажных, шерстяных, шелковых тканей, а так же вязали крючком или иглой. Внизу колпаки имели узкие отвороты с …разрезами, которые украшались пуговицами, пряжками, запонками, брошками».   

Можно считать установленным, что  шляпа земли греческой в X веке - это роскошный головной убор в форме конуса с заломленным верхом, который впоследствии, после «знакомства» с татаро-монголами стал называться колпаком.

Интересно, что в то же время в Западной Европе был в моде так называемый шаперон, у которого в некоторых вариантах имелся «…длинный хвост, служивший местом хранения различных ценных мелких предметов»[5].

Остаётся неясным настойчивое упоминание земли в названии этого головного убора. Действительно, проще сказать «греческая шапка», чем «шапка земли греческой». Видимо слово «земля» здесь значимое, в нём состоит отличие этой шапки от других. Возможно, что в шапку действительно насыпали небольшое количество земли для утяжеления кончика и лучшего его свисания[6]. Высококлассные портные до сих пор пользуются такими утяжелителями для того, что бы изделие хорошо «сидело» на фигуре.  Если представить эту землю в виде каменистой почвы, то шапкой земли греческой можно было бить как нагайкой и убить её ударом.

Однако форма колпака, тем более вязанного или валяного, то есть достаточно эластичного, позволяет натянуть его на всю голову до самых плеч. Толстое, обожравшееся Идолище, несомненно, страдающее одышкой, легко могло быть задушено таким головным убором.

Следовательно, установить точную причину смерти Идолища не удаётся.

Перейдём к рассмотрению личности погибшего. Он всегда нахлебник, обжора. Учитывая русское хлебосольство, издавна бытовавшее на Руси, по неписаным правилам которого гостя угощали до «отвала», легко представить, каким наглым и тягостным должен быть визитёр, которого стали попрекать хорошим аппетитом. Напомним, что принятие христианства повлекло за собой введение нового налога - «десятины» на нужды церкви. Одно дело жертвовать   своим богам, и совсем другое – регулярно платить «чужому дяде». Это нововведение наверняка воспринималось как ярмо или нахлебничество.

В. Я. Пропп в своём фундаментальном исследовании «Русский героический эпос» дает Идолищу следующую характеристику: «в нём …нет никаких признаков воина. Он никогда не изображается всадником, он не вооружён ни доспехами, ни оружием. У него при себе только нож или кинжал», однако, сам князь прислуживает ему за столом (13, С. 231). Идол в Киеве «насильничает», он «наехал», «засел», «завязался» (13, С. 228). Он издаёт указы: «…запрещает в Киеве нищенствовать и поминать имя бога. В одном варианте нищенствовать можно только во имя самого Идола» (13, С. 232). Ясно, что Идолище противник не военный, а идеологический.

 С давних пор эта былина понимается как противоборство язычества и христианства. Идол – это язычник, Илья- христианин. Однако в рассматриваемый нами период времени такое толкование этого события маловероятно. Илья станет христианином только вместе со всем русским народом, где-то веку к  XIII-ХIV.

 А в рассматриваемый нами период отношение к христианству было следующее:

«исполняя совет бояр и старцев, он (Владимир) велел бросить жребий… жребий пал на варяга,… коего отец был христианином. Он (отец жертвы) начал говорить о заблуждении язычников, о безумии кланяться тленному дереву… Киевляне терпели христианство, но… хуление веры их произвело всеобщий мятеж в городе. Народ в исступлении и ярости умертвил отца и сына [10, С. 100]».

В 961 г. епископ Адальберт  посетил Киев и ничего не добился. В 962 г., по пути домой он был ограблен, а его спутники убиты.

«… сопротивление крещению оказали … Новгород и Чернигов [2, С. 59]».

«… нъ и ныня по  украинам их молятся проклятому богу их Перуну, Хърсу и Мокоши и вилам, нъ то творять акы отай» (Слово об идолах…XII в.).

В. О. Ключевский сообщает о, своего рода, религиозной эмиграции: «Сохранилось даже предание, записанное в XVII в., что часть языческого, очевидно, мерянского населения Ростовской земли, убегая «от русского крещения», выселилась в пределы Болгарского царства на Волгу  к родственным мери черемисам» (11, С.44).

Русским эмигрировать было некуда. Они боролись с насаждаемым христианством, оставаясь на местах. «Следы этой религиозной борьбы  встречаются в двух старинных житиях …епископа Леонтия и архимандрита Авраамия: по житию первого, ростовцы…прогнали двух первых епископов…и умертвили третьего; из жития Авраамия…видно, что в Ростове …Чудской конец и после Леонтия оставался в язычестве, поклонялся идолу славянского «скотья бога» Велеса (11, С.43)».

Письменные свидетельства подтверждают современные археологические раскопки. Например, по материалам раскопок 1985 года второго Збручского (Крутиловского) святилища учёные делают выводы: «Жертвоприношения совершались здесь вплоть до середины XIII в.» (4, С.91).  

Славянские племена были знакомы с христианством почти с момента его возникновения. Новости приходили из  Причерноморья, из греческих  колоний, с которыми славяне с древнейших времён вели интенсивный товарообмен. Целое тысячелетие с I по X век славяне наблюдали за становлением новой религии, и эти наблюдения не всегда были отрадными.

Например, накануне крещения Руси, «в 955 году на папский престол воссел шестнадцатилетний юноша, нареченный папой Иоанном XII. Ватиканский двор стал вертепом продажных женщин. Если бы папа был только охотником, игроком, волокитой и пьяницей, то это было бы ещё полбеды. Но римский первосвященник давал пиры с возлияниями в честь древних языческих богов и пил за здоровье Сатаны.   Конечно, вести о таких «подвигах» достигали Руси [2, С. 59]».

Напомним, что в самой римской империи христианство утвердилось на государственном уровне только в IV веке (337 год). «Столетие спустя,  в язычестве продолжали упорствовать главным образом жители глухих сельских районов и отдельные прослойки городской интеллигенции, основная же масса населения была обращена в христианство. Однако обращение это носило нередко формальный характер. Подлинная христианизация культуры произошла в западной Европе… в эпоху средневековья [8, C. 62]».

Впрочем, все эти факты хорошо известны и не оспариваются даже самой церковью.

Было бы странно, если бы в устном народном творчестве не отразились эти процессы, и они отразились, дошли до нас в былинах и сказках. Только рассказано об этом эзоповым языком, замаскированным способом выражения своих мыслей. Иносказания были необходимы в период насильного внедрения христианства правящей верхушкой в языческие массы.

Учитывая всё вышеизложенное, понимать рассматриваемую былину можно по-разному. Я предлагаю посмотреть на убийство Идолища с точки зрения народа ещё не принявшего христианства, в отличие от князя и его окружения.

«Это невозможно!» - могут возразить любители старины. Название жертвы – Идолище Поганое – говорит само за себя. Поганый – языческий, идол – изображение божества. Однако здесь не все так просто.

Перенесемся в наши дни, а вернее в 80-90-е года XX столетия. По «коронным» фразам высокопоставленных лиц мы легко узнавали, о ком идет речь. Например, «перестройщик» опять поднял цены – всем было ясно, что речь идёт о Горбачеве. В изумительном фильме «Кукушка», финн спросил русского как его звать. Тот, не понимая финского, ответил «пошёл ты!». Так Иван стал Пшёлты, и его сына назвали этим же нелепым именем.  

Вспомним: христианин X века писало безумии кланяться тленному дереву, то есть идолу поганому. Именно эти слова, скорее всего, постоянно твердил священник Анастас, скопом крестивший Киев. Любимая фраза христианских миссионеров вполне могла стать их нарицательным именем.

 Необходимо также заметить, что в Х веке для обозначения язычества применялся термин «еллинство»,  а «поганый» значило «житель пага», то есть деревни. Фраза «идолище поганое» значила «чурка деревенская». Высокомерные византийцы именно так воспринимали некрещёных «дикарей». Именно так Идолище называет Илью: «деревенщина да засельщина». А русский народ устами Ильи называет супостата  теми же словами, но на родном для Идола греческом языке: сам «поганый».

 Обратите внимание на то, сколько нелестных эпитетов употребляет автор «Слова об идолах…»: «…в поганьстве, даже и доселе: проклятого того ставления- вторыя трапезы Роду и рожаницям на прелесть верным христьяном и на хулу святому крещению»(15,С.15). Поганство, проклятого, прелесть (то есть искушение), хула и всё в одном только предложении! «Кто так обзывается, тот сам так называется!»,- глаголит народная мудрость устами младенцев. То есть в былине под именем Идолища поганого представлен христианский священник, которого русский народ в своём творчестве, что называется «шапками закидал».

Расследование показало, что в былине богатырь-язычник Илья[7] с моральной и материальной поддержкой купечества уничтожает «гидру» христианства в её логове. Финал былины расходится с историческими реалиями, в которых христианство победило, но она отвечает надеждам и чаяниям русского народа в определённый период времени[8].

Христианство с трудом завоёвывало свои позиции, однако, его наступление шло по всем «фронтам». В его среде стали слагаться духовные стихи, стилизованные под былины (13, С. 236 и далее). «Царьградскую» версию этой былины, в которой Илья освобождает Константина и Елену, В. Я. Пропп совершенно справедливо называет «попыткой использовать эпос  в церковных интересах» (13, С. 237).  

Только к XIV-XV векам  забылся «эзопов язык» русского героического эпоса, и смысл некоторых его произведений поменялся на противоположный. Зажиточные «челноки» - калики стали нищими скитальцами, Илья защитником христианства, а навязчивое Идолище язычником.

Да, далече завело нас «шапочное» дело! В наше время, время возрастания интереса к православию, время восстановления христианских храмов, некоторым может показаться, что новый взгляд на старую былину вреден, а потому и не нужен. Однако ценность исторических фактов вещь независимая от моего или вашего к ним отношения. Давайте любить и уважать творчество предков таким, какое оно есть.

Дополнительные материалы к делу.

Прочитав книгу Л. Н. Гумилёва «Древняя Русь и великая степь» (М., Клышников, Комаров и К., 1992.), я с удивлением обнаружила то, что, приняв точку зрения автора в рассмотрении событий I Х- Х веков, можно определить политические приоритеты и даже этническую принадлежность «перехожих калик». Судите сами:

Начавшийся развал халифата открыл «дороги с Запада на Восток тем предприимчивым купцам, которые эти дороги изучили. Дорога по-персидски – rah, корень глагола «знать» - don; знающие дороги – рахдониты. Так называли еврейских купцов, захвативших в свои руки монополию караванной торговли между Китаем и Европой. Торговля была баснословно выгодна, потому что торговали не товарами широкого потребления, а только предметами роскоши» (С. 85). И рабами. «Разумеется, евреи сами не совершали экспедиций за «живым товаром» (С.87). Для этой цели евреи использовали викингов.

«Первое упоминание о евреях в Англии датируется 833 г. - сразу после успехов викингов. В 848 г. норманны разграбили и сожгли Бордо благодаря измене тамошних иудеев, которые от викингов не пострадали. Это могло быть лишь в том случае, если между теми и другими была налажена связь» (С.114). Евреи издавна были рассеяны по всей Европе, знали все «входы и выходы», а скандинавы были привязаны к водным путям, они не могли удаляться от своих кораблей, на которые не помещалась вся добыча.

Евреи скупали награбленное и перепродавали его в «глубинке». На Руси этим занимались хазарские иудеи. «Рубеж IX-X вв. – это кульминация  иудео-хазарского могущества…» (С. 123). Возможно, именно в это время и в этой среде возник смешанный германо-славяно-арамейский язык идиш[9]. Спустя столетия в среде торговцев офеней точно так же возник смешанный тайный язык «феня», однако, в отличие от идиша он не стал языком определённой этнической группы, а так и остался языком мошенников.  Хазарам, конкурирующим с Византией в торговле, было крайне невыгодно принятие христианства Киевом. И они помогали языческим партиям Руси всеми возможными средствами. Возможно, рассмотренная выше былина отражает именно этот исторический момент.

Выводы относительно понимания смысла былины в IX- X веках (см. стр. 5-6 «Шапочного дела»)  в точности совпадают с событиями IX века в изложении Л. Н. Гумилёва: «в 867 г. православные миссионеры, направленные патриархом Фотием, обратили часть киевлян в христианство. Это означало мир и союз с Византией, но полное обращение не осуществилось из-за сопротивления обновлённого язычества и агрессивного иудаизма» (С.107).

Пятница (Татьяна Блинова)

Июль-август 2002г.

Литература

  1. Восточнославянские волшебные сказки. Составитель Зуева Т.В. М., 1992
  2. Гумилев Л.И. От Руси до России. М., 1998
  3. Даль В. Толковый словарь в 4-х томах. М., 1995
  4. Древности славян и Руси. Сборник. П./р. Тимощука Б.А. М., 1988
  5. Егер О. Всемирная история в 4-х томах. Спб., 1997
  6. История древней Греции. Учебник. П./р. Кузищина В.И. М., 1996
  7. История России. Учебник. П./р. Орлова А.С., Георгиева В.А. и др. М., 1997
  8. История средних веков. Учебник. П./р. Карпова С.П. М.,1997
  9. Рим: эхо имперской славы. Исчезнувшие цивилизации. Энциклопедия. М., 1997
  10. Карамзин Н.М. Предания веков. М., 1988
  11. Ключевский В.О. Исторические портреты. М., 1991
  12. Народные русские сказки. Из сборника А.Н. Афанасьева. М., 1982
  13. Пропп В.Я. Русский героический эпос. М., 1999
  14. Рыбаков Б.А. Язычество древней Руси. М., 1988
  15. Рыбаков Б.А. Язычество древних славян. М., 1994
  16. Русский традиционный костюм. Иллюстрированная энциклопедия. Соснина Н., Шангина И. Спб., 2001
  17. Славянская языковая и этноязыковая системы в контакте с неславянским окружением. Сборник. П./р. Николаевой Т.М. М., 2002
  18. Словарь иностранных слов. П./р. Лехина И.В., Петрова Ф.Н. М., 1955
  19. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка в 4-х томах. Спб., 1996
  20. Шеппинг Д. Мифы славянского язычества. М., 1997


[1] Никакие летописные персонажи, а тем более человек, похороненный в Киево-Печерской лавре, мною во внимание не  принимаются. Всё это тёзки и «однофамильцы» былинного Ильи Муромца. Мало ли в Бразилии Педров, а в России Вовочек, например. Мы же понимаем, что ни один реальный Вова не был тем единственным, о ком стали слагать анекдоты.

[2] См., например, Фасмер М. Шапка земли греческой.// Сб. в честь семидесятилетия г. Н. Потанина: Записки имп. рус. геогр. Общества по отделению этнографии. СПб., 1909. Т. 34.

[3] Геродот (V в. до н. э.) сообщает о «священных путях», идущих из скифских земель к черноморскому побережью. Наличие путей предполагает и путешественников.

[4] Необходимо заметить, что в XIX веке это слово поменяло своё значение на противоположное. В словаре Даля шляпа это « головная покрышка из ТВЁРДОГО припаса; кожаная, бумажная, валяная…», то есть имеющая форму, не свешивающаяся. А шапка наоборот, мягкая, меховая (3, Т.4, С. 621 и 640).

[5] Короткова М.В. Культура повседневности. История костюма. М. 2002. С.121.

[6] «В крестьянских погребениях Х – Х1 вв., раскопаных в Вологодской обл., найдены остатки, принадлежавшие…покрывалам с оттянутыми книзу специальными грузиками концами…» / Древняя одежда народов восточной европы. М 1986. С. 47./ Если в качестве утяжелителя использовали землю или необработанные камешки без отверстий, то выявить их археологически не представляется возможным. Однако сам факт использования грузиков в портновском деле рассматриваемой эпохи неоспорим.  

[7] Нас не должно смущать якобы христианское имя героя. Иноземные имена проникали на территорию Руси задолго до возникновения этой религии. Мода на Рюриков и Олегов шла с севера, а на Алёш и Илюш с юга. Такие имена вовсе не доказывают неславянское происхождение или вероисповедание их носителей. Например, в наши дни у татар мусульманского вероисповедания  популярно кельтское языческое имя Артур (медведь) и другие в том же духе.

[8] Возможно, и такое понимание былины не было исконным. За сто лет до правления Владимира в Киеве реально произошла подобная история. « Выдав себя за купцов, воины Олега с помощью обмана убили Аскольда и Дира (принявших христианство) и захватили город» (7, С.26). Если об этом событии существовала героическая песнь, то на неё могли наложиться факты и реалии новых, Владимирских времён.

[9] См. об этом в сборнике Славянская языковая и этноязыковые системы в контакте с неславянским окружением. М. 2002. С. 155-156.

Обсудить на форуме

Другие работы автора

О Содружестве Природной Веры Основы Вероучения Наши цели Общественные акции и этическое учениеОбряды "Славии" Вечевые Собрания
Язычество - Вера и образ жизни Язычники в наши дни Литература, Интернет-ресурсы Экологическое Возрождение Кольцо форумов Славии Новое

Реклама:


?aeoeia@Mail.ru
rax.ru: iieacaii ?enei oeoia ca 24 ?ana, iinaoeoaeae ca 24 ?ana e ca naaiaiy
 
Rambler's Top100