Велимир, волхв языческой общины "Родолюбие Коляды Вятичей"

Волхвы против глобализма

Часть первая . Время перемен, упорядочивание хаоса.

Где замешаны крупные деньги, там расцветает либеральная мысль.
И. Шафаревич, «Зачем России Запад?»

Историческое распутье

Оглавление

 

Картина Н.Н.Сперанского (Велимира)

1. Мне больно и стыдно за свой народ, пришедший к безобразию, которое ежедневно разворачивается перед нашими глазами. Кто-то обворовал нас и нашу страну, и утвердил такие нормы человеческих отношений, которые не могут быть восприняты без чувства омерзения и позора. Мало того, что у нас нормой стал криминал в своем обыденном понимании. Утвердился криминал духовный, истребляющий те ценности, которые определяют сам характер и дух нашего народа, его мышление, традиции, и цели бытия.

Во всем этом вполне справедливо можно обвинять наших внутренних чиновников, олигархов, либералов, масонов и сионистов, а так же внешних империалистов, управляющих ими всеми в рамках программы мирового господства США. У всех них есть свое место в заговоре против нас, и есть своя доля вины. За всеми ними стоит воля мировой промышленной цивилизации, стоят силы и движения, которые вместе взятые, здесь называются единым словом: глобализм. Есть, конечно, во всех наших бедах и наша собственная вина. Никто ничего не смог бы с нами сделать, если бы мы сами, как народ, этого не захотели. Поэтому сегодня наша задача двоякая. Первая задача – это разобраться: что с нами происходит, на каком историческом этапе мы находимся. И вторая: понять, что и как русский народ мог бы изменить в самом себе, чтобы исправить положение.

Оказать достойного сопротивления глобализму мы сегодня не можем. Ровно как не можем и конкретно выделить всех наших противников - глобалистов поименно, четко обозначив их цели и организации, способствующие достижению этих целей.

В самом этом факте нет ничего удивительного. Это тайна мирового глобализма, которую он охраняет всей имеющейся в его распоряжении мощью. Поэтому судить о намерениях его адептов возможно лишь по результатам развития мирового исторического процесса.

О том, кто и как унижал и грабил Россию в конце двадцатого века можно прочесть, например, в книге С.Ю. Глазьева “Геноцид”, изданной в 1998г. и переизданной в 2003г. в Москве издательством “Терра”. Тем не менее, от книги остается впечатление, что какие-то действующие силы так и остались не названными. Это связано с тем, что в книге нет концептуальных представлений о целях глобализма. Нет выпукло представленной картины: ради чего ведется геноцид? Является ли он следствием – побочным «экономическим» явлением, или именно он является основной целью?

Мы едва ли ошибемся, если скажем, что существуют идеологические центры - очаги мирового зла, в которых некие масоны злобно и открыто обсуждают планы перекройки мира и уничтожения славян. При этом они следуют не только экономическим соображениям, но и каким-то эзотерическим идеям, на подобие того, как это было в фашистской Германии.

Без продумавших многое заранее идеологов зла было бы просто невозможно последовательное и грандиозное разрушение СССР, которое произошло на наших глазах. Однако, судя по развитию событий в мире, эти центры мирового зла не могут жестко управлять мировой экономикой и мировой политикой. Наши наблюдения показывают, что силы, двигающие процесс глобализации, в значительной степени происходят из самой природы современной промышленной цивилизации. В этом смысле, эти силы оказываются надличностными, никем не управляемыми и хаотичными.

Таким образом, мировой глобализм, как мы его определили, это с одной стороны стихийная потребность мировой экономики, пребывающей в том качестве, которое она имеет сегодня. С другой стороны, это выражение сознательной воли владельцев мирового капитала, самым ярким идеологом которых оказался Бжезинский. Это ему приписывается идея, что для обслуживания американской и европейской экономики, в России достаточно населения в тридцать миллионов человек. Запад не отказался от этой мысли.

Третий компонент глобализма - это злобная воля и жажда власти русофобствующих эзотерических сил, которые не ограничиваются экономическим рационализмом. Они могут создавать свои эзотерические построения на идеях иудаизма, мистике Третьего Рейха или просто на идеях сатанинского характера, в основе которых лежит ненависть к самому факту жизни на земле отдельных народов или всего человечества.

Этот третий мистический компонент глобализма изначально может существовать в виде неистовых эзотериков, ищущих состоятельных людей, которые могли бы дать их идеям материальное воплощение. Они есть законченные представители мирового зла. Если в конце концов они убедят в привлекательности своих идей владельцев мировых капиталов, то неизбежна мировая катастрофа еще большего масштаба, чем имела место во время Второй Мировой войны. Именно ради таких «апокалипсических» идей, Америка сегодня выделяет триллионы долларов на клонирование людей, на создание живых роботов и генетической бомбы. Возможно, уже в ближайшие два десятилетия появятся сверхлюди – убийцы, и вирусы, смертельные для людей с определенными расовыми признаками. Тот жестокий и безликий сверхчеловек, возможность которого истерически провозглашали в нацистской Германии, медленно, но поступательно изготовляется в США. Вопрос только во времени.

Нам могут не поверить, что этот третий компонент глобализма существует и реализует свои цели. Действительно, у нас нет никакого документа юридического характера, который можно было бы представить в доказательство. Объявляя, что этот третий компонент нужно искать и готовиться к его появлению, мы опираемся на опыт человечества и просочившуюся к нам информацию. Этот опыт говорит, что сила, двигающая странами и народами, всегда нуждается в глубокой мистической идее. Этой силе не хватает одного экономического интереса. Она формирует идеологию, которая не обслуживает экономику, а повелевает ею. Так было в фашистской Германии, так было в СССР, так обстоят дела в современном исламском мире, и так должно быть в пропитанной сектантским духом Америке.

Поэтому глобализм чреват не только медленным подавлением этнического самосознания народов. Он потенциально несет в себе угрозу мировой катастрофы всестороннего характера.

2. Сегодня международное движение антиглобалистов во многом направлено лишь против симптомов глобализма, не затрагивая самой его сути. В значительной степени оно обслуживает интересы мелких товаропроизводителей Европы, и ограничивается их интересами. На деле, оно не пытается идеологически противостоять глобализму, если не принимать в учет философию тех отчаянных борцов, которые регулярно появляются на улицах мировых столиц с целью устроить показ выпуска пара народного недовольства. Само их выступление против собраний и решений группы стран G7, а теперь уже G8 едва ли является до конца осмысленным актом. Человечеству необходимо сообща решать мировые проблемы. Нам всем просто не остается ничего другого. Поэтому сильнейшие и ведущие страны мира должны находить удовлетворительное мнение по основным вопросам бытия людей на планете Земля. Альтернативы этой взаимной договоренности бунтари – антиглобалисты не имеют. Иное дело, что при договоре ведущих стран мира не должен страдать русский этнос, как и никакой иной этнос в Мире. Русское язычество выступает не против мирового сотрудничества, а против мировой системы порабощения, которая в течение столетий отшлифовывалась мировой демократией, во многом направлена против России, и узким местом для которой в двадцать первом веке будет так же Россия и русский народ.

Сегодня в России мы имеем и другое направление борьбы, отличное от антиглобалистического - это патриотическое движение, которое более конкретно указывает в сторону врагов России. Оно говорит, что виновных в разграблении России можно найти. По большему счету, мы многих из них знаем. Идет составление списков. Придет время, и они ответят. Однако будет ли это второй "Нюренбергский процесс", или только суд истории, сейчас сказать трудно. Ясно только одно. В ближайшее время это не произойдет.

Патриотическая мысль России прошла довольно большой путь в расследовании гигантского преступления: выяснения, куда исчезли богатства СССР, как происходило предательство нашего народа коммунистами, и какими способами наше государство было превращено высокопартийной сволочью из сверхдержавы в "нефтяную республику"?

В нашей ситуации, поиск виновных необходим. Виновные в национальной катастрофе – это высшее звено чиновников, управлявших страной во время горбачевской перестройки. В течение нескольких лет перестройки практически все они стажировались на разнообразных западных семинарах по экономике, где им промывало мозги ЦРУ, и вдолбило в сознание ту модель разрушительных реформ, которые осуществились у нас в девяностых годах. Сама такая возможность: быстро убедить чиновников в бессмысленности социализма, неполноценности русского народа и необходимости совершить предательство в пользу интересов США, могла появиться лишь при условии, что «элита» советских чиновников была к этому времени основательно развращена и оторвана от народа во всех смыслах. Советская «элита» глубоко презирала народ, которым управляла. Только в этом случае и было возможно предательство. Естественно, верхушка чиновничьего аппарата была духовно едина с верхушкой аппарата партийного.

Создание цельной предательской организации в верхнем звене управления СССР требовало попустительства КГБ. В этом смысле, на руководстве КГБ лежит вина в том, что оно фактически одобрило заговор в верхах, когда его еще можно было пресечь. Сегодня (на 2006г.) когда нам торжественно заявляют, что СССР проиграл «холодную войну», - то это означает то, что СССР победили через интригу. Через подкуп высших чиновников, которые хотели владеть богатствами страны, но не могли добиться этого при социализме.

Вообще говоря, получается, что в «холодной войне» побежден не народ, а советское правительство. Война с народом еще продолжается.

Как же нашему народу сопротивляться давлению идеологии глобализма? Для этого народ должен жить самостоятельно от власти и самостоятельно хранить представления о добре и зле, о том, что можно, а чего нельзя делать, что есть достоинство, а что есть позор.

Коммунизм потерпел поражение в силу порочности его основной идеи. Ложность коммунистической идеи, по сути, была выяснена еще в девятнадцатом веке утопистом Робертом Оуэном. Он создавал производства сначала в Англии, а потом в Америке, и устраивал на них коммунистический принцип раздачи зарплаты и взаимопомощи. Гибель его производства дважды произошла по совершенно одинаковой схеме. Сперва работники удивлялись человечности хозяина, и производительность росла. Но потом к рычагам распределения благ проникали жулики, и производство распадалось, поскольку хорошо трудиться становилось не выгодно: в конечном итоге блага получал не труженик, а вор и бездельник. Эта же схема подорвала изнутри и экономику СССР.

Чиновники не посмели бы предать, и крах экономики СССР не произошел, если бы советский народ в целом был трудолюбив и честен. Торжество воров в эпоху социализма развило у нашего народа стремление хорошо зарабатывать, но плохо работать. Извратило сознание: «идя домой, возьми хоть гвоздь – ты тут хозяин, а не гость.» Произошла эрозия нравственных ценностей, которая сегодня используется и углубляется нашими врагами. Эта эрозия росла не вследствие пропаганды Запада, а вследствие дефективности принципов коммунизма.

Коммунизм морально разложил народ, но до сих пор ни один лидер патриотического движения толком не дал ответа на вопрос: каким путем нам надо восстанавливать утраченные духовные ценности? Некоторые патриоты для этого обращаются к церкви. Но эта организация была лишена какой либо духовности уже перед революцией 1917 года. Если бы это было иначе, то никакой революции просто не было бы, и международный заговор против России того времени не дал бы никаких плодов. Вопрос о традиционных народных ценностях, о том: способен или не способен народ самостоятельно продолжать свою жизнь в рамках своей исконной традиции, нашими патриотами не ставится. Они, как и сто лет назад, собираются воевать исключительно политическими и силовыми методами, никак не осмысляя жизнь и логику народного сознания.

Между тем, сегодня борьба идет не только за политическую власть, но и за этническое сознание нашего народа. Ибо глобализму важно: будет ли наш народ думать стандартно, или нет? Будет следовать установленной глобализмом системе ценностей или нет. Будет он покорен рекламе или нет. Будет массово покупать товары мировых монополистов или нет. В конце концов, будет ли он во всем послушен мировым манипуляторам? Сегодня, в ответе на все эти вопросы политический аспект играет незначительную роль. Роль играет лишь самосознание народа: захочет ли он быть покорным тягловым быдлом, или у него возможно свое мнение, своя воля и своя душа. Своя религия, хранящая нравственные ценности. Мировые манипуляторы сознанием нашего народа делают все, чтобы он ничего такого не имел, и не захотел иметь.

Таким образом, вместе с политической борьбой, мы сегодня имеем борьбу за этнические ценности. И надо сказать, что к такому повороту дела патриотическое движение не готово. На начало двадцать первого века, оно так и остается на уровне партийной борьбы, как ее понимали в позапрошлом столетии. Патриотическое движение не видит, что исторически, сегодня, оно просто исчерпало себя. Его листовки, газеты, разоблачения и агитация бессмысленны, ибо всем в России известно, что за патриотической оппозицией нет никакой привлекательной реальности, никакого предложения достойной жизни. А того, что даже простое сохранение в быту нашей традиционной культуры оказывается уже борьбой - этого почти никто из наших патриотов не замечает. Иные от народной традиции даже «воротят нос», ибо это по их мнению отвлекает от революции. Ведь во всей унаследованной нами народной традиции нет ничего, что бы хоть как-то совмещалось с революцией и революционной борьбой, как ее нам преподали большевики на заре советской власти.

Борьба за человека, за его душу, ведется не только средствами информации и экономики, но и методами массовой культуры и религиозными методами. Все это используется сегодня. Комбинацией этих методов борются против нас наши противники. И они планомерно довели Россию до сегодняшнего состояния. Мы же только сегодня приходим к мысли, что у нас есть этническое самосознание – которое тоже оружие. Им надо овладеть, и наносить ответный удар.

3. Духовный кризис современной России достаточно подробно описывает наш известный политолог Александр Зиновьев в книге “Русская трагедия (гибель утопии)”, Москва, 2002 г... Его взгляд на будущее России весьма пессимистичен. Он находит, что с одной стороны, привнесенные в Россию демократической революцией западные ценности, были сами по себе заранее изношенны. С другой стороны, оставшиеся нам в наследство православие, монархическая идея не жизнеспособны.

Сила коммунизма казалось бы состояла в том, что он предлагал альтернативу глобализму. Человек социалистического общества был боле универсален и более самостоятелен, чем человек того же статуса при нынешнем демократическом глобализме. Он обязательно изучал свой, советский, раздел истории, и считал за честь быть достойным памяти павших за народное дело. Он был обязан иметь моральные мотивации своих поступков. Обязан был почитать языческие символы: огонь на кургане и Родину – Мать с поднятым мечем. Он был обязан уважать дела отцов и дедов. Всего этого нет сегодня, при демократии, и все это отвергается глобализмом.

Коммунизм был повержен не потому, что держал в строгости народ, а потому, что был изначально склонен к окостенелой догме. Коммунизм породил новый класс управляющих производством, представителей которого в народе стали называть начальниками. «Начальниками» совершенно точно понимались и бригадиры, и директора, и секретари партийных организаций, и чиновники. Все они могут быть объединены по одному признаку – они распоряжались людьми и средствами производства, и всегда жили лучше рабочих. Советское государство, построенное на основе народных Советов, содержало и вполне буржуазные министерства, которые были институтами функционирования начальников. Так же государство идеологически обосновывало права начальников и защищало их интересы.

В СССР партией начальников была КПСС. Выразителями воли простого народа были Советы. По доктрине коммунизма, развитие Советов предполагало народное управление и самороспуск государства. Но КПСС – наоборот, делала все против этой доктрины. Она стремилась к тому, чтобы Советы превратились в формальные, ничего не решающие организации, а государство было бы построено по капиталистическому образцу. С какого-то момента класс начальников понял, что можно вообще уничтожить Советы. И можно сменить связанную ними коммунистическую идеологию, а лозунги «интересы народа – превыше всего» и «народ и партия едины» - могут быть просто выкинуты на свалку истории.

Начальники всегда спали и видели: как бы окончательно присвоить народное добро. Парадокс в том, что другие начальники их иногда за это наказывали. Это потому, что карательные министерства были подчинены законодательному органу – Верховному Совету. Но вот, наконец, с помощью Запада, начальники предали народ – устроили демократический переворот и присвоили народное добро сообща и безнаказанно. Когда стало ясно, что наказания за это самое большое преступление в самом деле не будет – для этого нет сил, то Верховный Совет 1 был расстрелян из танков в октябре 1993 г.

Ссылка 1 Тут надо сделать уточнение. Верховный Совет СССР фактически погиб вследствие путча в августе 2001 г, так и не сумев подписать новый союзный договор с бывшими республиками. Это самая серьезная потеря, обязанная путчу. В результате, СССР окончательно распался, и Горбачев, как президент СССР, остался не у дел. Так кончилось первое (исторически второе) двоевластие. Следующее, уже российское двоевластие началось с того, что Ельцин обнаружил, что под ним отсутствует «вертикаль власти». Формирование им этой вертикали логически привело к событиям 4 октября 1993 г. До фантастических масштабов (до «тьмы власти») эта вертикаль была доведена уже Путиным.

С 16 мая 1990 – 4 октября 1993 г., государством Российским управляли президент Ельцин и Съезд народных депутатов Р.Ф. с постоянно действующим Верховным Советом Р. Ф.. Этот ВСРФ был вполне легитимным органом. Он выполнил задачу спасения России, и именно благодаря этому мы сегодня существуем как целостное государство.

Дело в том, что после развала СССР, юристы обнаружили страшную тайну: ни один закон более не обязывал автономные республики и края РСФСР к объединению в единое государство. Все связующие регионы законы были написаны «от имени» СССР – настолько в советское время боялись отделения России от всего остального Союза. Поэтому, с развалом СССР. Связи внутри РСФСР остались лишь экономические и этнические. Примерно девять месяцев, целостность РСФСР сохранялась только лишь в силу инерции мышления руководства на местах, и не знания ими этой страшной юридической тайны. Гайдар опоздал со своими губительными реформами буквально на это самое время. Если бы Горбачев развалил СССР экономически много глубже, чем это произошло в перестройку, и если бы Гайдар успел сгубить экономику искусственной гиперинфляцией быстрее, то внутри РСФСР – не оказалось бы связей, удерживающих распад. Вместо России образовалось бы несколько самостоятельных округов, и началась бы гражданская война за восстановление или передел России. Этому распаду страны способствовал Ельцин, предлагая окраинам брать суверенитета столько, сколько они могут. Это была раскачка страны в целях борьбы с Верховным Советом. В результате, Татарстан и Чечня фактически выделились из состава России. Тогда лихие головы в Татарстане заявляли: «Если татарка забеременеет от русского, она должна вспороть себе живот». Тоже самое, но не на словах, а на деле происходило в Чечне. Там начался жесткий геноцид русского населения, и откуда бежали сотни тысяч русских беженцев. В Чечне русских грабили, убивали, насиловали, порабощали. Все это мы слышали из уст очевидцев событий. Сегодня геноцид русского народа в Чечне, творившийся в 1992 – 1994 годах, замалчивается прессой.

При всем этом и Гайдар не успел, и Ельцина в основном не послушали. Вместо гражданской войны, весной 2002 г. Съезд депутатов Р.Ф. предложил областям, республикам и краям Р.Ф. мирный Федеральный договор о разграничении власти, который и был принят. Этот договор – в заметной степени заслуга Хасбулатова. После этого договора, Россия стала существовать как полноправное и независимое государство. Гражданская война впоследствии случилась лишь в Чечне, которая до этого и была вооружена с согласия того же главнокомандующего Ельцина.

Видя, что государство под руководством Верховного Совета все же укрепляется, и восстания окраин не происходит, президент и главнокомандующий Ельцин, 21 сентября 2003 г., приказал Верховному Совету распуститься. Это было нарушением конституции, превышением полномочий президента и риском для Ельцина. Но медлить было ему нельзя. Спасла Ельцина всенародная поддержка, которую он к тому времени еще не растерял. В конце концов, стало ясно, что Ельцин был не тем, за кого себя выдавал и каковым представлялся самому себе. Но это раскрылось народу только через пять лет ельцинского правления. Тогда же, четвертого октября, Верховный Совет был расстрелян из танковых орудий. Миллионы людей были этому свидетелями, молчаливо отдав Ельцину право на это. Расстрел благословила РПЦ и мировая демократия, понимая, что Верховный Совет мешает ей грабить Россию. Роковым недостатком Верховного Совета была его нерешительность и внутренняя противоречивость. После уничтожения Верховного Совета, реформы в стране приняли особо грабительский оборот. Выбранная вместо Верховного Совета Государственная Дума – не имела и не имеет власти большей, чем президентская, не составляет ей никакой альтернативы, и все время притесняется президентами.

Опросы показывают, что вся эта недавняя история России уже сознательно забыта, потому ее следует напоминать.

 

Сегодня (2005 – 2006г.) коммунизм живет лишь потому, что пенсионеры не в силах отказаться от ностальгии по своей молодости. Идеологически же коммунизм потерпел полный крах. Развал СССР, ограбление народа и утверждение демократии не были исторически обусловленными явлениями, и произошли лишь потому, что народы СССР был преданы лидерами КПСС. Само появления класса начальников и отсутствие тенденций к отмиранию государства уже много десятилетий назад показало ложность основ коммунизма, заложенных Марксом. На это обращал внимание еще Троцкий, но в СССР эта тема была запрещена. Сегодня, в рамках Марксизма – Ленинизма, нет ответов на основные вопросы современной истории.

1. Все же почему авангард рабочего класса - коммунистическая партия предала народ и завоевания социализма? Этот вопрос не относится ко многим и многим честным рядовым коммунистам, но все же относится к политической организации КПСС.

2. Почему объявленный самым передовым способ производства оказался все же несостоятелен перед капиталистическим?

3. Почему названный самый сознательный и передовой рабочий класс не произвел никакой достойной уважения пролетарской культуры, и в начале девяностых годов продал себя и страну буржуазии лишь за посулы материальных благ? Опять же, если найдется организованная сотня рабочих, которые сознательно протестовали и боролись с буржуазной демократией с начала ее вползания в советское общество – то этот вопрос к ним не относится, и частичный ответ этим будет дан. Честь многомиллионного рабочего класса могла бы быть спасена горсткой борцов. Но даже этой горстки борцов во всем СССР не оказалось. Шахтеры стучали в Москве касками о горбатый мост, требуя всего лишь зарплаты.

4. Куда девалась историческая общность советский народ? И почему в критический момент все старые национальные конфликты в СССР, вдруг оказались самым жизнеспособным двигателем истории на границах бывшего СССР?

5. Почему так же случилось во всех странах системы социализма в Европе?

Сегодня идеологи коммунизма не хотят даже задаваться этими вопросами.

Лично мои попытки получить у коммунистов ясные ответы на эти вопросы не дали результатов. Партийная номенклатура просто не отвечала. Рядовые коммунисты в попытках дать ответы ссылались на этногенез Гумилева и иные не коммунистические концепции, явно нарушая границы научного коммунизма.

Все же здесь следует привести один из вариантов решения указанных вопросов в рамках понятий коммунистического учения. Именно, обратимся к «Отечественным запискам» - приложению к газете «Советская Россия» за 3 августа 2006 г., №101. Там из обстоятельной теоретической статьи некоего А. Валишева мы узнаем, что все годы социализма в нашем обществе сохранялась духовная связь среди потомков свергнутых в 1917 году классов, потомков непманов, кулаков и басмачей. В благоприятной обстановке горбачевкой перестройки все эти сохранившиеся «споры социальной инфекции», вновь привели к обострению болезни общества, которая именуется капитализмом.

Эта идея живучести социального зла находится в согласии с тезисом Сталина об обострении классовой борьбы по мере построения социализма, и оправдывает все политические репрессии советского времени. По Валишеву, репрессии, оказывается, были недостаточно жесткими. В тридцатые годы «антисоветчики потерпели полное, но не окончательное поражение». Это дало им шанс на возрождение в исторической перспективе, т.е. во времена нынешней демократии.

Эта идея молчаливо предполагает, что в обществе есть и социальные потомки чистого класса пролетариев от 1917 года. Пролетарии так же, с такой же социальной неизбежностью, должны были передать своим потомкам чистые и бескорыстные помыслы: пролетарскую солидарность и высокие нравственные нормы советского бытия. И, стало быть, классовая борьба будет продолжаться до тех пор, пока социальные потомки эксплуататоров не будут истреблены все.

Язычники в целом разделяют идею живучести социальных и этнических установок в обществе. Но в отличие от коммунистов, язычники во- первых, находят, что иметь свои традиционные убеждения – это священное право общества. Истреблять эти убеждения ради блага бессловесного и несознательного пролетариата 2 , или ради христианского бога – преступление. Геноцид не может быть способом улучшения общественного устройства.

Ссылка 2. Не имея идеологической засоренности ума легко понять, что рабочие, которые мастера своего дела – это все же народные умельцы, появляются не потому, что их воспитывает пролетариат, а потому, что в первую очередь таковы их личностные свойства. В лучшие годы социализма – в эпоху «застоя», «самому передовому и самому сознательному рабочему классу» были глубоко чужды и его завод, и результаты его личного труда. Только бы зарплату платили. Именно массовая безынициативность и всеобщее пролетарское наплевательство на советское производство в целом сгубило социализм снизу. Можно возразить, что это произошло потому, что пролетариат был отчужден от средств производства вороватой администрацией. Это на 100% верное заявление. Но тогда спрашивается: что это он, пролетариат, такой класс бесхребетный, который куда чиновники захотят – туда и повернут? Да, именно рабочий класс при социализме таким и был: несознательным и бесхребетным. Его легко сделали таким стабильной и приличной зарплатой. Приписанная ему сознательность куда-то улетучилась. Достаточно было о ней просто не вспоминать.

Во-вторых, здравый смысл подсказывает, что и жулье, и более - менее порядочные предприниматели, и вообще все эксплуататоры, запросто могут выйти из класса пролетариев сами по себе, без какого либо близкого социального примера. Достаточно обществу создать для этого подходящие условия. И были предки таких пролетариев непманами или нет – принципиального значения не имеет. Тут сработает, и будет ведущим, биологический механизм, а вовсе не социальные корни. Среди детей здорового человеческого рода 5-10% будут склонны к социальной авантюре и предпринимательству. Проводя вековую селекцию, (чистки, репрессии), этот процент можно искусственно снизить до меньшего уровня. Но это не пройдет безболезненно. После этого общество утратит часть своего духовного многообразия, поскольку генетические качества обычно взаимосвязаны. Вместе со «скверным» духом предпринимательства, общество утратит способность к налаживанию внутренних связей, и утратит целостность. После этого оно распадется на отдельные семьи, на отдельных индивидов, которых уже не объединит никакая партия. Ибо связи в обществе организуются либо по родовому признаку, либо по признаку занятия (увлечения), либо по признаку совместного дела – предприятия, когда артель заинтересована именно в конечных результатах своего труда, а не просто в абстрактной зарплате с безразличием к исходу предприятия в целом.

Не случайно в девяностые год прошлого века, основная масса начинающих предпринимателей вышла именно из КПСС. Умение налаживать общественные связи требуется и для партийной работы и для бизнеса в равной степени. Отцы и деды этих первых предателей - предпринимателей так же были членами КПСС и непманского происхождения в обязательном порядке не имели.

Точно так же предпринимательский дух будет рождаться в любой коммунистической партии, как бы она ни каялась и как бы ни очищала себя от предпринимательских элементов – этот дух неизбежно родится в силу самого характера партии – ее стремления объединять и вести народ к каким-то целям. Серьезная постановка вопроса «борьбы» с духом предпринимательства заключается в окультуривании этого духа, а не в его пресечении.

В отличие от коммунистов, язычники не только признают генетическое и социальное наследование потомками черт, качеств и системы ценностей родителей, но они так же находят, что сама Природа (климат и ландшафт) так же формируют сознание русского человека сегодня, как и тысячу лет назад. Именно поэтому вопрос экологии и сохранения русского ландшафта – чрезвычайно важен. Именно в силу этого наследуется и языческая идея в целом, в своей сути, к каким бы внешним формам своего выражения она бы не прибегала, и какая социальная шелуха на нее не накладывалась бы.

К месту добавить и еще одно отличие язычников от коммунистов. Если чем тяжелее жизнь и хуже экономическая обстановка в стране, то тем лучше оппозиционным коммунистам (да и патриотам тоже). Язычникам – наоборот. Язычники хотят видеть Россию и русский народ процветающими, независимо от политического строя. Это потому, что в условиях материального достатка работу по сохранению русского этноса, его веры, культуры и традиции – вести легче.

Фундаментальным положением, связывающим язычество и коммунизм, является утверждение, что родовой строй и был коммунизмом, только первобытным. В этой идее много правды. Наш отечественный социализм имел всенародную поддержку потому, что как раз и отражал, нес в себе идею родового общества, приспособленную к индустриальному веку. В языческом понимании, социализм строил индустриальное общество, вживляя в него идею крестьянской общины и крестьянского первобытного равенства людей перед общиной. Тем не менее, сами идеологи коммунизма не желали признавать этот факт. Ценность первобытного коммунизма ими признавалась, но то, что в двадцатом веке именно этот первобытный коммунизм буквально продолжает жить среди крестьянства – категорически отрицалось. Видеть деревню духовной базой коммунизма хотели Сергей Есенин и писатели – деревенщики, но на них никто не обращал внимания. К земледельцу идеология коммунизма оказалась слепой и безжалостной.

Все мы знаем о безмерных жертвах раскулачивания, колхозного строительства и прямого грабежа крестьян. Но при этом известно относительно мало прямых высказываний авторитетов советского времени, в которых дается оценка крестьянина как носителя культуры и традиции. Такая оценка содержатся в статьях М. Горького «О праве на погоду» 1932 г., и «О борьбе с природой» за 1931 г. Приводим цитаты: «Но как везде в мире, в Союзе Советов тоже существует бытовой идиотизм – древняя, вынужденная столетиями рабской жизни привычка жить, глядя назад, в прошлое, на то - как жили прадеды и деды, не умея смотреть вперед и подумать о том, как будут жить дети и внуки, - привычка думать, что все на земле «как было – так и будет», что «человек человеку волк», и что каждая человеческая единица должна заботиться о своей личной независимости от всех других единиц.... Крестьянство, которое веками «училось у природы» и ничему не выучилось, ибо даже кулак был технически нищим и умел только истощать землю, - крестьянство вооружается машинами, его все более снабжают удобрительными туками, его учат грамоте сельскохозяйственной культуры, оно теряет древние свои навыки, становится из ученика природы бойцом против ее слепых капризов, «власть земли» над ним заменяется его властью над землею...» Как видим, здесь разум поколений ставится ни во что по сравнению с теми воображаемыми перспективами, которые ожидает Горький от социализма. История показала, что эти надежды не оправдались.

В рамках языческого понимания мира, русский крестьянин в начале двадцатого века, не смотря на экономическое расслоение в деревне, продолжал быть носителем идеи языческой справедливости - идеи первобытного коммунизма, по терминологии классиков марксизма. Если вслед за Горьким и коммунистами признавать, что эта идея первобытной справедливости, добра и знания с течением веков полностью вырождается, то в этом случае и язычество как вера и как духовный фундамент первобытной жизни не имеет исторической перспективы. Тогда и все нынешние попытки волхвов - спасти русский народ от порабощения мировым глобализмом и от вымирания - обречены на провал.

4. Вернемся к сегодняшним проблемам. Первейшей национальной задачей является переломить психологию пессимизма. Она целенаправленно внедряется в наше общество слугами Морока. Для ее распространения вольно или невольно используются люди пожилого возраста, ибо Мороку очень важно физическое бессилие человека. Так, например, историк Игорь Моисеевич Клямкин, доктор философских наук, вице-президент фонда «Либеральная миссия», 8 ноября 2006 года, на своей лекции перед учеными в подмосковном г. Троицке вешал, что постиндустриальная эпоха является историческим концом России. Якобы, в России за многие века так и не созрела модель эффективной мирной жизни. Российская власть всегда выстраивала гражданское общество по военному образцу. Россия не способна к интенсивному развитию, а способна только к экстенсивному пути: захвату новых территорий и размножению устаревшей техники. Разговоры о кризисе Европы – это способ выживания России. В отсутствие угрозы войны, в России консолидировать общество нечем. Наиболее значительные рывки в развитии России происходили при условии разрушения ее традиции. Россия находится в безвыходном историческом тупике. И т.д.

- Заслуживает ли наш народ то правительство, которое сегодня имеет, - спросил я.

- Да, - с улыбкой и удовлетворением ответил Клямкин.

Идеологически все это мало чем отличается от позиции радиостанции «Свобода». Поэтому на лекции было невообразимо скучно. Народ откровенно возмущался отсутствию хоть малейшего указания на возможные перспективы, и на полное отсутствие конструктивной позиции либерала.

На следующий день, я высказал эту либеральную концепцию своему знакомому. Он поднял меня на смех, заявив: «Россия была, есть и будет. И сделать с этим ничего не возможно». Что ж, это обратная сторона от пессимизма: беспечность. Русская беспечность спускает на «нет» миллиарды, потраченные глобалистами на пропаганду пессимизма. Есть у нас такой спасительный клапан. Но при этом разбираться в происходящем и думать о судьбе России нам все же надо.

По преждевременной и насильственной смерти социализма, глубоко скорбел Зиновьев, считая это величайшим преступлением и единственным утраченным шансом России. Для Зиновьева будущее России, это непроглядный вековой кризис, в результате которого русские исчезнут с исторической сцены, и сама историческая память о нашем народе будет стерта режиссерами глобализма.

Однако, как бы долго и многословно дряхлый Зиновьев не обосновывал этот свой вывод, он все равно бесит тех думающих русских, в ком играет кровь и есть сила в руках. С таким выводом мы согласиться не можем, ибо Зиновьев не перечислил всего, что унаследовал русский народ. А именно, он никак не учитывает русскую этническую традицию. Она же никак не сводится к православно- монархической идее, которую он справедливо низвел до бессмысленной чепухи. Традиция не погибла в умах якобы отсталого и дикого крестьянства, которое по-советски наказывали и учили бороться с Природой.

Даже поверхностное знакомство непредвзятого человека с основами нашей традиции, показывает, что она жива и целиком основана на язычестве. Иначе говоря, в основе нашего современного поведения лежат не советские или христианские нормы, а лежат те этические, моральные и мистические представления, которые появились у нас еще до привнесения социализма и христианства, и потом существовали с ними одновременно. Для предварительного обоснования этой идеи, мы отсылаем к труду Н.А. Бердяева "Истоки и смысл русского социализма", Наука, 1990г. В этой работе, Бердяев обнаруживает, что наш социализм плоть от плоти нашего христианства. Иначе говоря, идеологи социализма ненавидели православие, но оказались его духовными наследниками. И едва ли борьба с уклонами в социализме отличалась от борьбы с еретиками в православии. По уровню аргументации, жестокости и цинизма отличия никакого не было.

Теперь пойдем далее Бердяева, и заявим, что народ согласился на социализм не потому, что почувствовал в нем христианский дух, а потому, что в нем ему виделось осуществление древней идеи общинного и вечевого равноправия. Вспомним, в наш социализм, пусть трагично, но влилось общинное сознание русского крестьянства. Только на его основе могла возникнуть социалистическая сознательность. Не верите – поживите в глухой деревне. А в том, что советский человек был в основной массе сознателен, честен и культурен - нет сомнения ни у одного честного свидетеля эпохи. И это едва ли могло быть заслугой, например, Аркадия Гайдара и других партийных идеологов, чьи дети предали социализм. Это сознание берет начало так же и не от христианства, а от общинного родового быта русского народа. Простолюдины выглядели «хорошими христианами» потому, что на деле были хорошими язычниками, не отдавая себе в этом отчета.

Этнография позволяет считать, что в массовом сознании крестьян и даже городских жителей, многие элементы первобытного сознания дожили до второй половины двадцатого века. Иначе говоря, вошли в социализм естественным образом.

Итак, продолжим мысль, которая остановилась у христолюбивого Бердяева. Развитие этой мысли в том, что социализм и православие, привнося свои новые разрушительные идеи, не могли не эксплуатировать культурные и родовые представления, лежащие в основе русского самосознания. Иначе говоря, они не могли обойтись без язычества. Глубокие языческие основы православия скрыты в нем подспудно. Если бы их не было, то и никакой индивидуальностью само русское православие не обладало бы. Сами церковники в этом не признаются, но в настоящее время вопрос о языческих корнях православия хорошо исследован этнографией.

На заре советской власти, обращение к языческим образам было фактически поощряемым, ибо утверждало социализм как естественный строй и образ жизни народа без эксплуататоров. При этом доля языческой компоненты в нашем социализме до сих пор осталось не ясной. Этот вопрос еще нуждается во вполне научных детализациях и уточнениях. Роль язычества в социализме многоплановая. К языческим образа обращались как идеологи социализма, так и самые простые люди. Например, во время засухи в двадцатом году, крестьянки говорили, что нельзя разбивать комья земли, потому, что Земле от этого больно.

Во время Великой Отечественной войны, языческие начала русского народа были целиком задействованы для достижения Победы. “Родина - Мать Зовет!” - Вот языческий образ и языческая идея готовности умереть за высшую ценность: за Родину, за свой народ. Кто-то скажет, что шли умирать и с именем Сталина. Но это только потому, что личность Сталина оказывалась концентрированным выражением все той же родовой идеи патриотизма. И сам Сталин, независимо от его принципов и поступков, вынуждено оказался заложником родовой идеи.

Само признание священного характера войны ясно указывает на то, что интересы государства тут оказываются вторичными. Государство при социализме не рассматривалось как священное. Понятие священного при социализме вообще как бы растворяется в воздухе, остается не определенным. Священной оказывалась сама идея жизни народа. И то, что это священное сводилось к коммунистической перспективе, которая понималась чисто материально - будут бесплатные магазины – это подрывало, а не укрепляло строй.

Идея священной войны всегда состояла в том, что война ведется не за политический строй, а именно за народ, за Землю, за Родину. Поэтому для победы в такой войне требуется родовой дух. В частности, установленным фактом является то, что во время Отечественной войны не было подавления языческих богослужений у марийцев, мордвы и чувашей – народов у которых языческие религиозные институты не были разрушены. В это время коллективные молитвы за победу русского оружия совершались там в священных рощах регулярно. Сегодня это нигде не отмечается, а лишь навязчиво муссируется оживление РПЦ: дескать, христиане обошли Москву с иконой в руках – вот и одержала страна на фронте великую победу. Надо помнить, что в это самое время молились истинные праведники, не только в мордовских и чувашских лесах.

Есть данные, что во время битвы за Москву, город облетел самолет с останками Тамерлана. Их откопали за двенадцать часов до начала Отечественной войны. Тамерлан завещал, что если его могила будет потревожена, то начнется великая война. Это было известно, это сбылось, и само вторичное захоронение Тамерлана было чисто магическим актом. Хоронили с почестями. Затраты на похороны были равны цене шестнадцати танков. И это творилось по указанию Сталина в Самарканде прямо во время Сталинградской битвы!

Есть и прямые данные, что Сталин был в тайне верующим человеком. Есть мало известная фотография, на которой Сталин молится в 1953 году. Где? По данным на 2005 год, от еще живых свидетелей, в самом верхнем помещении центрального здания МГУ, которое находится прямо под шпилем. По своей архитектуре это помещение имеет круглую форму с девятью колоннами, и весьма напоминает римский Капитолий – языческий храм...

В целом мы находим, что политическая система социализма и христианство оказываются лишь наносными явлениями на сущность русского народа и той мистики, которая управляет страной, «когда петух клюнет». Сама же русская этническая сущность за последние тысячу лет лишь подавлялась, и никто не ставил цели ее высвобождения и открытого проявления. Вопрос высвобождения языческого начала нашего сознания ставится в этой книге .

Сегодня нам, как и во время Отечественной войны, жизненно необходимо возвращение к языческой идее бытия. Но надо сразу предупредить, что немедленное и революционное высвобождение истинного языческого начала нашего народа безответственно, ибо связанно с исчерпыванием духовных сил народа, обычно хранимых про запас. Однако, и все фальшивые маски, которые официально одевали на наш народ тысячу лет, так же оказываются уже не годными. Поэтому обращаться к глубинам русской души надо. Для этого настало время. Делать это будем не методами кавалерийской атаки, но медленно. Пробуя, глядя на результат, и вновь пробуя, не останавливаясь, пока дело сделано не будет. В частности, для этого были изданы две большие книги «Русское язычество и шаманизм», и «Книга природной веры».

О том, что великая языческая сила дремлет в нас, и что она действительно может получить выход, знают и попы и демократы. Именно поэтому сегодня в России наибольшим усердием травится все, что способствует высвобождению этой силы. Это утверждение проверяется элементарно. Например, пожелайте прочесть лекцию про летающие тарелки, про индийских йогов, про древних греков, про Гиперборею. Практически в любом дворце культуры вам улыбнутся, предоставят зал, и вывесят объявление. Но попробуйте там же прочесть лекцию о нашем язычестве и славянских древностях – вы получите решительный отказ. Он будет мотивирован лживым заявлением, что это не интересно людям и не имеет разрешения со стороны церкви. Если же вдруг, по ошибке, вам и позволят что-то прочесть, то после второй – третьей лекции администрацию отдернет местная власть, и лекции запретят. На вопрос: почему? - автор этих строк однажды получил от этой самой администрации исчерпывающий ответ: «мы боимся».

5. Против мнения Зиновьева, многие думают, что спасение русской духовности и национальной самобытности, возложено на нашу церковь, и она выполняет эту задачу. Мы, язычники, признаем, что среди христианских попов есть совестливые русские люди. Среди них просто обязан быть процент тех, кто пытается, в рамках своих возможностей, охранять сознание своих прихожан от экспансии самых безобразных форм массовой культуры. Мы слыхали от иных попов заявления, что «моему православию тридцать тысяч лет». Однако проходит время, и в целом, от гигантского организма церкви, не видно никакой спасительной патриотической деятельности.

Такая альтруистическая деятельность лицо нашей церкви не определяет. Не было церковного альтруизма и в историческом прошлом. А какое же оно, это лицо, было и есть? Будем следовать фактам. Напомним, что самый большой рост монастырей и богатств церкви приходится на девяностые годы прошлого века. Именно тогда, когда наш народ стремительно нищал, церковь стремительно богатела. До этого, самый быстрый рост числа монастырей и богатств церкви приходится на первые сто лет татарского ига. Тогда так же народ нищал, а церковь богатела. Для этого русскому митрополиту Петру выдал охранную грамоту сам татарских хан Узбек.

Случайны ли такие совпадения? Нет, не случайны. Стал бы татарский хан выдавать охранную грамоту русской церкви, если бы она отстаивала интересы русского народа? Нет, не стал бы. Он выдал грамоту потому, что церковь обслуживала его, ханские интересы. Потому, что церковь молилась за здоровье хана и требовала от народа смирения, покорности и выплаты дани. В результате, Залеская Русь была под властью Орды двести сорок лет.

В то же время, юг и запад Руси, попавшие в состав княжества Литовского, быстро освободились от татарской власти. Почему? Люди там были другие? Нет, люди были те же самые. Говорили они на том же русском языке, что в Москве и Твери. Просто там не было продажного церковного института. Княжество Литовское было языческим государством. Там, конечно, были и христиане. Никто их не трогал. Но влияние католической и православной церквей было слабо. И это определило ситуацию.

Теперь вернемся к нашей эпохе. Кто поддерживал нашу церковь в девяностых годах прошлого века? Кто и за что питал ее и растил? Делал это тот, кто обладал властью и средствами. Откуда в разоренной стране взялись эти свободные средства? Ответ напрашивается сам собой. Средства пришли из рук “победителей”. Того социального слоя бывших коммунистических управленцев, которые успешно обворовали страну, и не знали - куда девать наворованное?

Так же, как и татарский хан, этот стремительно обогатившийся слой общества осознает, что кормит своего мистического защитника и в этом реальном мире, и посмертном. Потому каждый нувориш всегда нес и несет сегодня церкви дары, чтоб христианский бог его защитил и простил. Чтобы совершенные им грехи, преступления против своего народа, были сняты с него, и он обрел покой и душевное равновесие.

Чтобы не быть голословными, приведем цитаты из научного издания РГГУ, “Экономическая деятельность русской православной церкви и ее теневая составляющая”, за 2000 г. Редакция Льва Тимофеева, раздел “Живые голоса”. Вот, что говорят анонимно опрошенные служащие церкви: “Внутри епархии средства распределяются неравномерно и несправедливо. Это такая “церковная мафия”, и эти люди специально пробиваются наверх, чтобы иметь власть и возможность распоряжаться финансовыми ресурсами. И вместе с тем есть очень хорошие и очень бедные священники, которые все свои силы и средства тратили на то, чтобы возродить свои приходы, им никогда никто не помогал... В целом, церковь сегодня очень сильна экономически... Я знаю только, что патриархия коррумпирована вся, сверху донизу, все синодальные комиссии, комитеты, отделы...

...Откуда это золото идет? Никто этим не интересуется. И какой процент этого золота привозят в храмы бритоголовые ребята в кожаных куртках, тоже никому не известно... Привозят эти бритоголовые какое-нибудь липовое золото откуда-нибудь из Турции, ставят такое же липовое клеймо, а чаще не ставят никакого. Самим торговать рискованно... По счастью, существует чудная структура, РПЦ МП, в которую никакие менты носа не суют, кроме как для того, чтобы свечку поставить. Туда это золотишко обычно и относят... из всех этих металлов настрогают предварительно крестиков и цепочек...

…Пройдите по кладбищам церковным, посмотрите, сколько на самых почетных местах, прямо у церковных стен, свежих могил “братков” понакопано. Оно и понятно, группа риска. Я как-то с одним своим собратом заговорил на эту тему: мол, что у тебя эти ребята на почетных местах делают? “А как же, говорит, знаешь, сколько они мне денег на храм пожертвовали? У меня б без них до сих пор голый фундамент стоял”. Кроме того, если такого бандюка хоронят где-нибудь на сельском кладбище, то приход во время этих похорон зарабатывает столько, сколько за пол года в других условиях не получит”.

Таких цитат можно привести много больше. И это печатает научное учреждение, а не какие-то озлобленные на церковь люди. Так что наша церковь возродилась на грязных деньгах и значит в величайшем грехе, и зле. О духовных проступках церкви, не могут не писать даже газеты. Например, о том, как истинно верующих монахинь, в Казанской Свято-Амвросиевской пустыни, настоятельница благословляет на пост до смерти, читай в “Новой газете” за 13-19 ноября, 2000 года. Перед этим монахинь убеждают продавать свои квартиры, а деньги сдавать монастырю на хранение. По смерти, деньги присваиваются монастырем. Умерщвление (уморение голодом) монахинь поставлено на поток. Об этом знает местная милиция, но решительных мер по спасению людей не принимает.

Из всего этого становится ясно, что церковный институт, проигнорировавший бедствия народа в девяностые годы двадцатого века, не станет отчески заботиться о народе и впредь. И судя по отношениям между РПЦ и российским государством на рубеже тысячелетий, было видно, что высшие чиновники все же не признали над собой духовного господства церкви. Власть государственная осталась независимой от власти церковной. Но для удержания народа в узде, власть стремится использовать церковную идеологию. Для низших чиновников, желания церкви – закон.

Поиск собственной идеологии российской власти пока не увенчался успехом. И хотя мы уже не видим попов между руководящих лиц государства, наблюдается тенденция к превращению РПЦ в подчиненную государственную структуру. Это вполне закономерно, ибо сама эта власть и выкормила современную РПЦ.

Вместе с этим, власть начинает освещать самое себя христианским ореолом. Нигде в Европе первые лица государства не демонстрируют свою приверженность к определенным религиям, как это делается у нас, в России, в начале двадцать первого века. И не только среди чиновников, но и в мафиозном мире очень престижно зайти в церковь и изобразить истово молящегося. Это очень важно в глазах конкурентов и сомневающихся партнеров, которые ведут друг за другом непрерывную слежку. Все знают, что первый, кто ступил в рай Христа – был распятый уголовник.

На сегодня РПЦ является экономической структурой, которая обязана жить не просто по тем же законам, по которым живет вся остальная коррумпированная экономика страны. Ситуация оказывается значительно хуже, поскольку экономические и фактически правовые привилегии, которые дает государство религиозным организациям, и РПЦ в особенности, на прямую способствуют развращению церкви. Юридически закрепленная в России идея экономических льгот для религиозных организаций имеет единственное назначение – моральное разложение этих организаций. В силу этого, церковь готова приспосабливать себя к условиям, навязываемым глобализмом, и оправдывать их. Однако, в конце концов, народом это будет воспринято как предательство. Ибо прозревший и осознавший себя народ, не потерпит лжи и двуличия, не допустит безмерное обогащение и согласие с глобализмом того, кто провозглашает нестяжательство и независимость от воли Диавола.

6. Российская интеллигенция, не способная уловить тлетворные миазмы православия, подымает на щит идеи по-своему гениального русского философа И.А. Ильина, (1883 – 1954г.). Его позиция противоположна позиции Зиновьева, поэтому уделим здесь ей место. Ильин - один из идеологов Руси Православной. Но в какой степень эта православная Русь будет зависеть от института РПЦ, - Ильин не уточнял. Он уповал на внутреннюю способность русского народа явить высокие образцы православного духа. Он полагал, что народ будет настойчиво искать веру в бога. Ибо видевший большевистский ад непременно обращается к вере. Через пятьдесят лет после большевизма возникнет настоящая жажда бога.

По Ильину, вера делает характер, а характер ведет к поступкам. Но после большевизма русский народ нуждается в покаянии и очищении. И те, кто очистился, должны будут помочь не очистившимся восстановить в себе живую христианскую совесть, веру в силу добра, верное чутье ко злу, чувство чести и способность к верности. Без этого Русское государство, после неминуемого падения большевизма, расползется в хлябь и в грязь. Российская же империя рухнула потому, что русские были слабы в добре, и не сопротивлялись злу силой. А зло необходимо уничтожать силой иногда в зародыше. Русские люди, писал Ильин, должны обновить в себе дух, утвердить свою русскость на новых, национально - исторически древних, но по содержанию и по творческому заряду обновленных основах. Должен вестись отбор лучших через интеллигенцию.

После прекращения коммунистической революции основная задача русского национального спасения и строительства по Ильину “будет состоять в выделении кверху лучших людей, — людей, преданных России, национально чувствующих, государственно мыслящих, волевых, идейно-творческих, несущих народу не месть и не распад, а дух освобождения, справедливости, сверхклассового единения”. Этот новый ведущий слой — новая русская национальная интеллигенция должна будет прежде всего осмыслить заложенный в русском историческом прошлом «разум истории».

По нашим меркам – осмысление разума истории – это и есть возвращение к язычеству, а не к христианству, которое невозможно без деспотии института церкви. Существенно, что Ильин не призывает к созданию партии спасения или покаяния. По его меркам партийность вообще создана, чтобы отбирать худших. Предложения социального механизма проверки и отбора лучших у Ильина нет.

По Ильину, все трудности покаянного очищения должны быть продуманы и преодолены через самовоспитание: у религиозных людей — в порядке церковном, у нерелигиозных людей — в порядке светской литературы, достаточно искренней и глубокой, и затем в порядке личного совестного делания. Покаянное очищение — только первый этап на пути к решению более длительной и трудной задачи: воспитание нового русского человека...

Идеи Ильина легли в идеологическую основу «Народной Монархии» И. Л. Солоневича. Но современная жизнь такова, что благие пожелания Ильина так и остаются мечтаниями возвышенного философа. В наше время, когда «коммунистическая революция» прекратилась, отбору худших во власть ничто не препятствует. И так дело обстоит потому, что на место коммунистов встала деспотия колониально- демократического режима. Исторически это закономерно, ибо свято место пусто не бывает. Того, что с прекращением «коммунизма» Россия неизбежно попадет из огня да в полымя – Ильин не думал. Он находил, что после падения «коммунизма» попыткам возрождения русского духа будет противостоять только лишь рыночная стихия.

Важно отметить следующее. Ильин прожил десять лет в Германии, и уехал от туда в связи со Второй Мировой войной. В своих записках он отмечает, что идея захвата новых земель на Востоке жила в трех поколениях немцев, с которыми он имел возможность общаться. Т.е. древняя идея германцев «натиска на восток», которая веками вела немцев на славян, жила и в двадцатом веке. В этом смысле экспансия Гитлера не была нелепой ошибкой. Это был глубоко логичный апофеоз почти тысячелетнего процесса. Ильин чувствовал действие в Европе антирусских и антиславянских сил. Он первым сказал, что у России в мире союзников нет. Он не мог не знать, что Англия и США имеют огромный опыт геноцида и колониального господства над иными народами. И при всем этом он не усмотрел во всем этом исторической опасности для России, которой грозит колониальное порабощение, когда падет большевизм и она «расползется в хлябь и грязь».

7. В действительности оказалось, что России противостоит мировой глобализм с принципами глобалистической демократии, когда дух народа, его честь и родовая традиция сознательно уничтожаются и принципиально не рассматриваются как обязательная составляющая общества. А если рассматриваются, то только в негативном смысле как отголосок нацизма – того, что в обязательном порядке следует уничтожить. И глобалисты только и ждут от нас – русских, что мы или впадем в вульгарный фашизм, или начнем каяться в своих бесконечных грехах, валяться в грязи, ныть и стонать: «Ох, как велики грехи наши!». Этого же хочет и РПЦ, потому как из такого народа можно веревки вить – делать с ним что угодно.

Думается – это время прошло. Желаемый Ильиным отбор лучших идет. Лучшие – это те, кто не продался глобализму. Кто оболган, гоним и презираем. Против кого ведется кампания травли. Лучших надо искать среди язычников. Ибо, через язычество, нельзя заработать ни финансового, ни политического капитала. Нельзя занять какой либо государственной должности. Ни один воровской путь не лежит через язычество. Язычниками становятся потому, что совесть не позволяет быть кем-то другим. И язычество будет продолжать собирать в себе кристально честных людей. Чем дальше, тем глубже будет развиваться этот процесс.

Так что придет время, и вместо юродства и покаяния русский народ покажет и РПЦ, и мировому глобализму здоровый шиш. Не будет более покаяний! Не будет и фашистского одичания. Не будет. Ибо демократия и фашизм – близнецы – братья, и отказываясь от демократии в пользу традиции, мы отказываемся и от фашизма. Геноцид русского народа, задуманный фашизмом, сегодня исполняется демократией. Демократия и фашизм поддерживают и питают друг друга как христианство и сатанизм. Без одного – нет и другого. Самый страшный – германский фашизм пришел к власти демократическим путем. Сегодня в России демократия подыгрывает фашизму, объявляет фашизмом любое проявление русского самосознания. В 2006 г., в день рождения Гитлера, «нашисты» контролируют Москву в надежде встретить и расправиться с фашистами. «Нашисты» - газетный термин, означает он кормленое властью молодежное «движение» будущих чиновников «Наши». В действительности же кошка ловит свой хвост - фашизм интернационален как и демократия. Для его построения не требуется никаких особенностей национальной культуры. Для него требуются лишь деньги, но российская буржуазия не видит смысла в фашизме, и потому не хочет их тратить.

Язычники призывают к построению общества на основе проверенной веками национальной традиции. Это должно стать всем понятно, так что фашистский путь уже отплюнут как кость, на которой нет мяса. Это должно быть понятно и самим русским патриотам, и это, наконец, должно дойти до демонических душ демократов. Фашизм «не катит», и его выдуманная перспектива не оправдывает их геноцида. Русский народ, по своей природе, не имеет агрессивных побуждений против других народов. Русские готовы дружить со всеми народами, но только на основе веками выработанных принципов честных партнерских отношений. Задача язычества - этнически возродиться и освоить свое жизненное пространство, а не захватывать чужое. Потому нас ждет созидание, ждет безмерный, но счастливый труд.

Потому естественно и закономерно вынашивание мечты о возрождении сильного духа сильного народа. Потому будет расти злость, но она пойдет в дело, а не в истерику или бессильную ненависть. Будет возрастать мудрость и поиск способов противостояния губителям. Будет развиваться народная культура, альтернативная навязанной глобализмом. И это будет культура жизни, а не смерти. Так что возрождение духа будет. В этом Ильин совершенно прав. Это происходит в тайных мастерских, куда не может проникнуть зло демократии. Именно сейчас, в начале двадцать первого века, рождается древний и обновленный русский дух, но не христианский – потому что над ним нет господина, ибо он сам знает Закон. Нам известно: пройдет время, и открыто явит себя Дух языческий, который бессмертен, и который сам рождает себя из русского Рода, и сам продолжает свою жизнь. Пятнать его фашизмом – грязное преступление.

8. Что же все-таки остается в русском человеке, если отбросить христианство, в котором якобы пребывали наши предки? Раскроем Достоевского. В "Братьях Карамазовых" Смердяков убивает родного отца потому, что разуверился в боге и церкви. Его сильный философский ум осознал, что коль бога нет, значит, нет никакого закона, запрещающего преступления. Ибо законы, выдуманные людьми, - ничто. Просто условность для удобства бессмысленной жизни. Смердякову и не нужна бессмысленная жизнь. Он не стремится к паразитизму и наслаждениям, хотя у него появляются деньги. Деньги для него так же ничто. Его волнуют основания нравственных категорий, а не мирская суета. Он ставит нравственные эксперименты. Совершив убийство, забрав деньги, сдавшись властям и так окончательно выяснив, что все позволено, что оснований нравственности в мире нет, он кончает с собой.

Если бы он убедился, что основания нравственных категорий есть, то очевидно, проявил бы иные сильные черты. Он стал бы по-христиански святым отшельником, если бы вдруг услыхал голос свыше. Но все равно, сильный разумом Смердяков - раб. По рабски он сожалеет что «глупая» нация побила «умную», (т.е. русские побили французов). Но оказывается он рабом не потому, что христианского бога нет, а как раз потому, что он есть. Именно в силу того, что христианский бог есть, именно поэтому Смердяков и гибнет, сперва духовно, а потом физически.

Почему так? Да потому, что никто иной, как христианский бог лишил Смердякова традиционных народных представлений о происхождении нравственных начал. Для доказательства, что никаких нравственных начал помимо христианских нет, Достоевский лишает Смердякова контакта со всеми источниками нравственности земного бытия. Как бы ставит его только на одну ногу. Потом подсекает эту ногу, и Смердяков неизбежно падает. – Видишь, ты упал - говорит после этого Достоевский. Раз упал, значит, был не прав. Ты же стоял до этого на единственной возможной опоре, а потом сам себя лишил ее.

В действительности, опора, которую определил Смердякову и всем остальным людям Достоевский, не единственная. Вероятно, Достоевский чувствовал это, и боролся сам с собой. Герои Достоевского для того и помещены в изолированный от Природы и традиции мир человеческой суеты, чтобы никаких альтернатив в духовном выборе у них не было. И Смердяков упал, не успев осознать, что сильнейшим доказательством существования христианского бога, как раз является само бытие общества рабской психологии, где люди делают или не делают что-либо только потому, что им это предписано или наоборот – запрещено.

Иметь на себе какие либо духовные обязательства, и не делать что-то только потому, что не считаешь этого нужным – это право святых отшельников. Это они могут! А простые миряне, алчные и невоздержанные христиане - никак не могут, хотя и пытаются. По крайней мере, таков дух общества Достоевского. В христианском обществе, часто так и оказывается на самом деле: если не запрещено, - значит и можно, и нужно.

Итак, герои христианского мира - герои Достоевского, живущие в обязательной мирской суете, не имеющие нормального естественного контакта со своей Природой, лишенные знания истории и культуры предков, не могут обосновать нравственные категории своей жизни. И любой их самостоятельный шаг обязательно окажется преступным. Все такие люди живут как в скорлупе. Никакие высокие мысли их не посещают. Они никогда не вдохновляются и не творят. И среди них нет людей типа Катерины Островского, (пьеса “Гроза”).

Ведь Катерина гибнет только тогда, когда против нее ополчаются все силы христианского мира. Вспомним ее последние слова: «ветры буйные, развейте тоску мою». Она обращается к силам Природы, в которых единственных ищет спасения. О христианском боге, в последние минуты жизни, она и не вспоминает. Смердяков же, как естественный продукт христианского общества, мрет безо всякой внешней причины. И мрет во зле.

Эти литературные примеры возникли в результате работы мысли наших писателей. Нам следует отнестись к ним серьезно. Даже христианин Достоевский вынужден молча подтверждать, что христианская мораль не совместима с жизнью народа. И сегодня мы не можем следовать христианским идеям раболепия, покорности и пассивности перед духом глобализма. Не можем начать вести себя по-христиански кротко, – ничего не видя и не слыша, будто происходящее в мире нас не касается. При этом и бесшабашности нам тоже не нужно. Головы мы не собираемся терять. Ибо на кон поставлена жизнь русского народа. Слишком дорога ошибка.

9. Какие же у русского народа исторические возможности, перспективы? Можем ли мы восстановить наши традиционные нормы жизни даже в условиях духовного криминала, навязанного глобализмом?

Русское язычество говорит, что можем. Каждый из нас имеет возможность освободиться из под власти рекламы и пустой потребительской жизни, которую нам навязывают все средства информации и все массовое искусство. Но для этого, нужно иметь перед собой новое духовное и культурное пространство, в котором можно разместить себя комфортно, так, чтобы легко и добровольно отказаться от того мира, который нас в действительности отравляет. Сегодня такое пространство создается, и эта книга есть часть такого пространства. Иначе говоря, здесь предлагается естественная альтернатива глобализму, альтернатива нынешней цивилизации, которая ведет к вырождению. Эта альтернатива здоровее и дешевле, а качество жизни в ней неизмеримо выше. Оплачивается это качество жизни не деньгами. Жизнь, альтернативная глобалистическому обществу, требует от человека не расслабления за уплаченные деньги здесь и сейчас, а следования осознанным долговременным целям и жизненного тонуса. С появлением жизненного тонуса и возвращением к нашей традиции, счастье и наслаждение жизнью дается человеку бесплатно.

Лучшую жизнь всегда обещали бунтовщики и революционеры. Чем это кончалось – известно. Здесь предлагается иной путь. Однако, вполне естественно, что автора этой книги начнут обвинить в фашизме, антисемитизме или революционном заговоре. Да это будет и не оригинально, если вспомнить – сколько грязи уже вылито в нашем обществе на язычество. Сам святейший патриарх Алексий Второй, на Архиерейском Соборе в октябре 2004 года, объявил язычество губительным явлением современности и поставил его в один ряд с терроризмом.

Язычество действительно говорит о новой цивилизации, о рождении нового Мира, и о кризисе Мира нынешнего. На этом сходятся все русские язычники без исключения. Это, если хотите, современный миф, который двигает нашим сознанием. Но язычество и предупреждает. Это рождение не должно привести к гибельным последствиям. Оно может произойти только естественным образом, без вмешательства «хирургов». Ибо в Мире слишком много разрушительных сил, чтобы призывать еще к их дальнейшему росту, и слишком много жуликов, которые только и ждут хаоса и неразберихи, чтобы начать «ловить рыбу в мутной воде».

Поэтому нам следует договориться, что мы будем совершать лишь осознанные шаги. Такие понятные шаги, которые не обрушат потолок или Небо на наши же головы. Великие потрясения не в наших целях. В целях язычества честная и счастливая жизнь на вечной Земле, а не вечное покаяние или смерть в кромешном пороке на манер Смердякова.

Очевидно, И. Ефремов был прав: культура и духовное развитие – это лезвие бритвы. Язычники осознают, что нельзя лишать людей фетиша христианства резко, как бы гадок он ни был по своей сути. Если у людей отнимается фетиш – они теряют разум, и идут на преступления и на разрушение своей культуры и бытия. Но и вечно подавлять тех, кто разрушает изживший себя фетиш – тоже дикость, консерватизм, отсталость. Знания для избавления от фетиша должны даваться так же, как дается образование – по мере созревания человека. Правда может быть рассказана сразу вся без утайки, но послужит ли она к созиданию или разрушению – зависит от внутренней зрелости человека. Вот почему язычество не ставит цель обрушиться на наш народ подобно урагану – не требует немедленного свержения демократии, погрома глобалистов и усечения властных устремлений РПЦ - боги не позволяют этого. Этого нельзя было бы делать немедленно, если бы для этого имелись все средства, но сознание общества не было бы к этому подготовлено. Языческая идея должна входить в общество постепенно. При этом есть мнение, что языческая традиция, в конце концов, должна включить в себя и распятого бога.

В план этой книги входит показать: как проявляет себя кризис современной цивилизации. Потому, что глобализм - это кризис зла и смерть во зле. При этом нас не будут интересовать соображения бунтовщиков и революционеров. Их ведущей идеей является установление справедливости в политическом смысле. На практике же, самым первым их действием всегда является разрушение того, что им лично мешает. Гарантии, что после этого революционеры создадут что-то приличное, никто дать не может. И об этом даже спрашивать опасно во время революции - сразу будешь объявлен «контрой».

Политические идеи не являются ведущими в язычестве, ибо в конечном итоге политические и экономические кризисы имели и имеют место независимо от политического строя. Хотя при этом язычников, конечно, интересует состояние мировой экономики и политическая обстановка в Мире.

Ниже будет показано, как глобалистическая цивилизация входит в конфликт с нашим традиционным родовым способом жизни, с нашим язычеством.

После этого, будет изложен Нравственный Закон, который лежит в основе нашей традиции. Он следует из наших волшебных сказок, но осознан он может быть только на основе знания мифов творения Мира. Из мифов творения последует и второй закон. Закон равновесия и гармонии, или Закон Дарна, который не может осуществляться без соблюдения Нравственного Закона. Будем различать Закон Дарна и состояние дарна, которое будем писать с малой буквы.

Третий закон – это Закон Полноты Веры. Он говорит, что язычество – это завещание предков, не замутненное чужими идеями. Все необходимые нам духовные ценности даны нам богами на нашей земле. И для их познания не нужно привлекать никаких иноземных идей, все такие чужие идеи будут нам не на пользу. Этот закон краток, но им приходится регулярно пользоваться. Без следования этим законам невозможно мистическое состояние, в котором совершается наше языческое деяние, наше волшебство.

После этого, поговорим о языческой практике. О мистическом поиске в язычестве. Ибо вера наша не есть словеса. Богами нам завещано на Земле деяние. И это деяние будет верным, если оно имеет языческий корень, языческое начинание. Это языческое начинание может быть и очень кратким, но может и занять всю жизнь, если мы стоим перед таким большим делом, как возрождение мира языческой культуры и языческой веры. Боги дают нам древние образы, и говорят: Делай!

Язычество – не догма. Его никто не финансирует, не поддерживает искусственно. При этом нет счету тем граням, которыми проявляется оно сегодня в России. И все они сверкают как грани алмаза. И созерцая их, понимаешь, что видишь явление воли богов. Видишь нечто такое, что не ухватить единой мыслию, но что растет и дышит.

Мы, язычники, обязаны совершать деяния веры, чтобы полнее узнавать волю богов. Должны учиться друг у друга, испытывать чужой опыт. Ибо ежели язычество не догма, то, стало быть, в нем возможно личное религиозное познание. Боги способствуют этому. И значит язычество бессмертно, ибо если оно вдруг оставляется и забывается, то так же оно и вспоминается само, и само себя развивает.

Воистину, оно есть живой духовный организм, к которому примыкает голодный и жаждущий человек, и утоляет себя. Как это сделать? В этом каждый должен позаботиться о себе и своих детях сам. Заставить это сделать - нельзя, но можно научить, если показать примеры, объяснить как это делается. Тогда можно выбрать свой путь, который наиболее подходит к внутренней сути человека. Эти вопросы затронуты в книге.

Теперь вновь вернемся к вопросу о нашем историческом распутье. Какой быть России? Легко догадаться, что многим читателям покажется странным и надуманным возможность языческого будущего русского народа.

В связи с этим, рассмотрим: как древний языческий миф владеет Россией на протяжении всей ее тысячелетней истории, и как его преодолеть, чтобы мы сдвинулись с мертвой точки, и начали поступательно и неотвратимо улучшать качество своей жизни. Ведь жизнь на Земле дана нам не за грехи. Боги поместили людей на Землю для конкретного дела. И мы достигаем согласия с богами, достигаем счастья и смысла жизни, когда эту волю исполняем. Вопрос лишь в правильном понимании мироздания.

Собственно, язычество и учит смыслу жизни, тому - как быть счастливым. Нужно ли нам безудержно потреблять, если мы счастливы уже сами по себе? Нет, не нужно. А если так, то разрушается основной постулат глобализма, что смысл жизни заключен в потреблении. Меняется вся система жизненных ценностей. И человек достигает счастья естественным образом, без материальных затрат и уничтожения Природы.

Продолжить

Язычество - Вера и образ жизниЯзычники в наши дниЛитература, Интернет-ресурсыЭкологическое ВозрождениеКольцо форумов СлавииНовое
О Содружестве Природной Веры
Основы ВероученияНаши целиОбщественные акции и этическое учениеОбряды "Славии"Вечевые Собрания

Реклама:


?aeoeia@Mail.ru
rax.ru: iieacaii ?enei oeoia ca 24 ?ana, iinaoeoaeae ca 24 ?ana e ca naaiaiy
 
Rambler's Top100