Велимир, волхв языческой общины "Родолюбие Коляды Вятичей"

Волхвы против глобализма

Часть первая . Время перемен, упорядочивание хаоса.

Кризис европейской цивилизации

Оглавление

 

Вечером 11 сентября 2005 г. известный политолог по радио "Свобода" заявил, что на коротких исторических дистанциях (до ста лет) в жизни обществ может побеждать идея, но на длинных - всегда побеждает материальный интерес. По этой причине, в исторической перспективе, мусульманский мир будет повержен демократией западного образца, поскольку она более всего насыщает человеческие вожделения. Политологу мыслится, что иной цивилизации, кроме как технического глобалистического общества быть не может. Но техническое развитие - дело преходящее. Происходит оно ценой уничтожения родовой традиции, и потому чревато вырождением. Мы еще всерьез не столкнулись с понятием исторического регресса, когда цивилизация вырождается и теряет своих людей, свои знания, культурный и научный потенциал. Возможно, начало не только биологического, но и технического регресса, мы уже наблюдаем в Европе, да и в США.    

 

1 . Наступающий на нас мир глобализма -

это мир технической мондиалистской цивилизации, в котором совершенствуются машины и способы порабощения людей, но не улучшается сам человек. Кому-то покажется странным, что цивилизация, заявляющая о свободе и демократии, в действительности совершенствует способы господства. Но это так. Оглянемся вокруг себя в нашей современной России. Кто виноват во всех наших бедах? Мы уже задавались этим вопросом. Полного поименного ответа у нас нет. А если мы и составим список, да потом как-то нейтрализуем именно этих виновных лиц, то жизнь станет другой? Ни в коем случае. Новые чиновники вновь предадут в интересах доминантной идеи. Это случится тайно. И жизнь наша останется прежней, если мы не утвердим в ней новую идею, которая окажется дороже потребления материальных ценностей.

Мысленно вернемся в феодализм. Там очень просто найти виновное лицо. Таковым является князь, царь или церковный иерарх (например, Никон). Держит ли он бразды правления крепко или не очень - он все равно ответственное лицо, и все перемены связанны именно с ним.

Что было бы сделано при феодализме, например, для удушения науки в России? Ученых казнили бы, а институты – разгромили или переделали в монастыри. Так веками поступали с естествоиспытателями, которых объявляли колдунами.

При демократии так нельзя. Демократическая власть по определению более совершенна, более изощренна. Она характеризуется тем, что не производит действий, которые прямо указывают на достигаемую цель, и, стало быть, - на заинтересованных лиц. Соответственно, российских ученых, да и весь наш народ, мировой глобализм гнобит как бы исподволь, как бы оно само так получается, как бы это естественный ход вещей, и жаловаться тут на кого-то не имеет смысла.

Другим принципиальным отличием демократии от феодализма является то, что демократия не позволяет иметь цельное видение Мира, в то время как феодализм его навязывает. Человек феодализма, и более глубокой древности, оценивал Мир исходя из своей религиозной концепции и своих этнических понятий. Соответственно, в рамах этой концепции, он мог предъявить обоснованный нравственный счет. Древние люди должны были быть «с царем в голове» и своим князем на столе.

Человек демократического общества должен быт плюралистом. Он не должен в своих оценках исходить из своей внутренней этнической системы ценностей. Ему достаточно интернациональных ценностей, вроде «прав человека». Какая либо концепция, «царь» в его голове может и отсутствовать. Соответственно, его мысли и мотивации действий подобны щепке на волнах. Почувствовать смысл бытия такой человек не в силах. Зато он беспринципен, и легко приспосабливается к изменяющейся экономической и политической ситуации, относясь ко всему в Мире с долей безразличия.

Сформировав такого человека, цивилизация сделала все, чтобы скрыть, растворить центр, источник своей власти. Властвует Голем, властвуют анонимы. В органы управления при голосовании избираются люди не по их действительным качествам, а в согласии с созданным для них имиджем. Даже их собственные личные возможности показать свою сто раз позитивную сущность, ограниченны. Их образ все равно делает кто-то другой. Некий специализирующийся на имидже данного лица аноним.

Комизм в том, что и эти многочисленные рекламные анонимы, которые стоят за продвижением кандидатов не выборах, за движениями финансов или демонстрацией потребления товаров, тоже не являются истинными хозяевами или правителями. Они так же стеснены в своих возможностях, и права сообщить обществу что-то от себя - у них нет.

Такие специалисты по имиджу чиновников или формированию общественного мнения, конечно, состоят при своих кормушках. Хорошо едят и пьют, чем-то владеют, но полностью лишены воли. Все они включены в единую систему, может быть называемую государством, но на самом деле являющую собой живой надчеловеческий организм. Они лишь обслуживают его жизненные функции.

Этот организм способен кочевать из одной страны в другую. Его можно привести искусственно, как собаку на поводке. Он по своему требует есть и пить: высасывает недра Земли, и осушает реки. По своему испражняется. По своему живет и по-своему умирает.

Этот организм мы называем технической цивилизацией. Он сумел то, чего не смогло сделать христианство: оторвал человека от Земли и его естественной среды обитания. Иначе говоря, прервал родовую связь человека с его богами, не важно - осознавал ли человек эту связь, или нет. В компенсацию, цивилизация дала человеку свои блага, и адоптировала его под их обязательное потребление. Она облегчила человеку жизнь, но и скрыла от него величайшие ценности, извратила его сознание.

2. Всякая цивилизация способна жить, пока действует утвержденный в ней способ производства.

Техническая цивилизация умирает от перепроизводства товаров. Действительно, с каждым десятилетием стоимость реклам товаров растет и приближается к цене производства товара. Людей приходится заставлять покупать не нужный им товар. Кризис перепроизводства давно бы парализовал западную экономику, если бы не одно «НО». Именно ведущие капиталистические державы неизбежно оказываются ведущими владельцами производства и организаторами транспортировки наркотиков. Экономика Запада жива лишь потому, что травит наркотой свои народы и всё человечество. Именно нркоторговля позволяет ей осуществлять денежный оборот.

Владеть самым доходным «производством» в государстве беспрепятственно может только лишь действительный хозяин, а не какие-то случайные, рассеянные по грязным углам мафиозные элементы. Поэтому следует думать, что власть в Англии и в США принадлежит глобальному наркобизнесу. Прибыль от торговли наркотиками составляет двенадцать тысяч процентов. Поэтому торговле наркотой не могут противостоять никакие нравственные понятия, цивилизации, основанной на идее добычи прибыли.

То, что через наркотики возможно управлять народами, было известно Англии еще в девятнадцатом веке во время опиумных войн в Китае. Тогда англичане открыто травили опиумом китайский народ. Сегодня мы доподлинно знаем, что после ловли войны США в Афганистане, там удвоились площади маковых плантаций. Соответственно, наркотический транзит через территорию России возрос вдвое.

Образование и дружное признание Западом независимого мусульманского государства в Косово так же обязано тому, что теперь через эту территорию проходит крупнейшая наркотрасса, соединяющая Азию и Европу. Это и есть главная цель всего проекта. Главным виновником раздела сербской земли является контролер и владелец дорог наркобизнеса. Стало быть, наркотическая зависимость экономики технической цивилизации (т.н. развитых стран) является главным источником нарушения международного права и кошмарным знаком абсолютной лжи и смерти технической цивилизации одновременно.

Наркотическая зависимость экономики Запада причисляется к числу величайших тайн потому, что ее разоблачение неизбежно ведет к политическому и экономическому фиаско системы. Рано или поздно это обязательно произойдет. Но вопрос этот сейчас интересует нас с другой стороны: со стороны рядового представителя технической цивилизации.

Разберемся: что утратили люди, вступив, окунув себя в техническую цивилизацию? Разумно ли, правильно ли они поступили? Или что получает сегодня Россия, встав на путь западноевропейского развития?

Мы видим, что многие наши традиционные ценности погибают. А их место занимает порочность, очевидно присущая технической цивилизации по ее сути. Гибнет сама наша земля. Мы разрушаем не только свой внутренний мир. Цивилизация, будучи враждебна Природе, неизбежно нарушает и экологическое равновесие.

Экологический кризис в значительной степени упирается в кризис родовых ценностей. Ибо идея, что после нас хоть потоп или трава не расти, обязана кризису родовых устоев - человеку безразлично, каково будет его потомкам.

Гибель же цивилизации может наступить либо с вымиранием ее носителей, либо под давлением иных цивилизаций. В любом случае, гибели цивилизации, предшествует массовая слабость людей, потеря ими ценностных ориентиров, культивирование в людях негативных, а не позитивных качеств и духовный застой. Происходит это под действием тех же сил, которые до какого-то времени поддерживали жизнь цивилизации, но потом запустили в ней программу самоуничтожения.

Если сказать кратко, то мы опять должны повториться. Сегодняшняя цивилизация погибает потому, что лишает человека связи с землею и в целом разрывает связь человека с Природой. Для цивилизации это явление носит наступательный, агрессивный характер. Но с какого-то момента действия в этом направлении перестают питать организм цивилизации. Мы находим, что это время уже наступило.

3. Во всем этом может показаться странной позиция язычества. Оно молчало, пока связь человека с Природой была более-менее устойчива. Когда же явились грозные признаки нарушения этой связи, язычество не призывает к уничтожению цивилизации, которая, фактически враждебна ему. Язычество понимает, что время, отпущенное цивилизации, невозможно сократить или ускорить. С ней вообще ничего нельзя сделать насильственно - столь большой это организм. И вот, когда цивилизация медленно умирает, язычество не веселится, не торжествует, подобно христианам античности. Не ставит цели ее добить. Но лишь говорит и указывает - что происходит. Язычество встает внутри нас для формулировки жизненно важной концепции, которая необходима для биологического продолжения жизни этноса, для защиты его от вредного интеллектуального мусора. Язычество понимает, что наступило время “собирать камни” и творить. А сводить счеты - бессмысленно. Надо делать и делать. Творить новый живой мир, пока старый не унес за собой русский народ, да и всех европейцев.

Эти европейцы, конечно, гадкие люди. Но они все же белые люди - наша дальняя родня. И если европейская цивилизация умрет: будет затоптана ордами мусульман, или вымрет по собственным причинам, то Россия останется по-сиротски одна в мире. И тогда отстаивать свою родовую независимость нам будет еще труднее.

Действие, направленное на собственную погибель, цивилизация неизбежно совершает в каждом своем деянии. Мотивы этих деяний - не важны. Они могут казаться очень разумными. Казалось бы, цивилизация создает, например, автомобили, чтобы мы быстрее и удобнее передвигались. И создает асфальтовое покрытие потому, что надо ездить этим автомобилям, а в дождь не пачкать ноги. Такие мотивации никак не могут быть оспорены в рамках самой цивилизации. Но вместе с этим, есть еще и другие причины, носящие сакральный смысл. И сила цивилизации (как и любой большой общности людей) состоит в том, что сакральность сопутствует тому, что называют пользой.

Сакральная тайна автомобиля и асфальтового покрытия, состоит в том же, в чем тайна и всех других благ. Она, как и всякая тайна, лежит значительно глубже представлений о потреблении. Часть этой тайны уже была нами раскрыта: техническая цивилизация дает свои ценности человеку только в замен на ценности, данные от Природы. В результате создания автомобиля и асфальтового покрытия, человек обретает бесспорное удобство, но лишается прямого контакта с землей и теряет всякое представление о ценности самого процесса перемещения. И это ведет к утрате его природных сил, даваемых землею.

Поэтому человек, любящий не ездить, а именно ходить по земле без каких либо покрытий, начинает выступать против ценностей цивилизации. Он начинает чувствовать в себе протест против сплошных бетонных и асфальтовых автотрасс, потому, что осознает: они подавляют его, лишают силы, способности мышления и внутреннего комфорта. Вибрации автотрассы, шумы, запахи и ее ветра – являются фоном не пригодным для жизни. Вместе с этим, для едущего в автомобиле человека, регулярно повторяющиеся технические объекты автотрассы, ведут к притуплению восприятия мира и состоянию депрессии.

Далее, если человек вынужден бороться за свои интересы и достоинство в рамках цивилизации, то он должен это делать цивилизованными, точнее бюрократическими методами, качественно отличающимися от тех, которые предписала ему в Природа.

Все бюрократические процедуры цивилизации противопоказаны здоровью человека, потому они так утомительны. Выматывают они наиболее сильно как раз тех людей, которые наиболее близки к Природе. Эта же бюрократия оказывается естественной для подлинных детей цивилизации, которые не мыслят себя иначе, кроме как потребителями ее благ.

4 . Вместе с отравлением воды, воздуха и продуктов питания, цивилизация расслабляет и подавляет человека, лишает его воли и делает полностью от себя зависящим. Человек, любящий Природу, всегда ощущает на себе мертвящее давление цивилизации. Чувствует ее агрессивное наступление на свой внутренний мир. Но обычно он не догадывается, что противостоит этой агрессии силой, данной ему от родной земли. Язычник же осознает это.

Чтобы владеть силой земли, надо иметь определенное волевое напряжение. Характер этого напряжения будет объяснен ниже. Как и всякое малейшее напряжение, человеку цивилизации оно может показаться не выносимым. Однако, очень скоро к этому напряжению привыкаешь и оно начинает доставлять радость, как радует человека бодрое тело после гимнастики. Или как радует созерцание живописи, после того как человек потрудился вникнуть в картину. Отдача от язычества, радость от него возможны только с принятием определенного жизненного напряжения, жизненного тонуса.

Такое напряжение естественно для всего живого. Оно необходимо, чтобы жить в Природе. Цивилизация, через свои блага и удобства, лишает нас надобности в этом напряжении, и этим делает нас своими рабами.

Есть сильные люди, которые расстаются с благами цивилизации - уходят жить в глухие места, строят там жилища и возделывают землю. Но, таких людей единицы. Основная же масса и телом и душой принадлежит цивилизации, и она делает с ними что хочет. Поэтому утрата человеком свободы и счастья естественна. Это следствие его рабства. Человек может быть богат или беден. Это не имеет значения. В любом случае, цивилизация господствует над ним. Она по-хозяйски прививает ему свои культурные стереотипы, навязывает нормы отношений, стимулирует потребительские инстинкты.

Цивилизация требует от человека соблюдения общественных законов. Это естественно. В Природе животные, объединенные в большие группы или стаи, так же подчиняются определенным законам. Это не вызывает у нас возражения. Но цивилизация действует и беззаконными методами, неприемлемыми для жизни.

Современная цивилизация построена на развитии производства и ускорении сбыта продукции. Через это и осуществляется рабство. Для одних рабство состоит в том, что они вынуждены производить, а для других в том, что обязаны потребить произведенное.

Как ни странно, к рабству цивилизации более ведет обязанность потребить ее продукт. В этом факте, конечно, заключена магия - чтобы околдовать (очаровать) вернее всего, надо заставить что-то заколдованное взять или съесть. Но, нам, сегодняшним, более доступен язык логического суждения. Поэтому, объясним это в рамках логики.

Чаще всего вперед вырывается производитель, который создает товар с наивысшими потребительскими качествами. Он выдает товар, вызывающий минимальное напряжение сил со стороны потребителя, а, значит, доставляющий ему наибольшее расслабление и наибольшее отклонение от естественного природного состояния. Именно этот товар первым покупают в магазине.

Товар товару рознь. Есть товары, освобождающие от тупого рутинного труда, вроде стиральной машины, которые позволяют высвободить бесценное время. Но, для чего? Оказывается, для потребления других товаров вроде компьютерных игр, которые бесцельно это время съедают и держат человека многие часы в прострации и пассивном состоянии.

Цивилизация не заинтересована в том, чтобы человек жил какое-то время суток сам по себе, не потребляя ее продукта. Достигается это посредством предложения простоты, удобства и полезности потребления, демонстрацией примеров того, как хорошо потреблять!

В результате, идеалом цивилизации, оказывается абсолютно расслабленный, во всем зависящий от нее потребитель. В конечном итоге, это человек с безвольной душой и хилым телом, поддерживающий свою жизнь сильно действующими медикаментами. Он покорен рекламе и прессе. Хотя он имеет неплохой заработок, в действительности негодный работник напрочь лишенный какой либо инициативы и творческого начала.

Цивилизация ломает характерные времена и ритмы биологической жизни человека. Это ведет к более быстрому износу организма и гибели его без потомства.

У человека есть свои биологические периоды. Есть время детства, юности, зрелости, время выращивания детей, время осмысления жизни.

Все они имеют вполне определенную длительность, которую трудно изменить без насилия.

Например, время взросления человека может занять от шестнадцати до двадцати пяти лет. Время, вынашивания матерью плода восемь - девять месяцев. Время сна - примерно третья часть суток, время обеда от пяти минут до получаса.

Если человек будет хватать пищу за секунды, его желудок не переварит ее. Женщина не может успешно родить за пол года. Ребенок не взрослеет за двенадцать лет. Наилучшая репродуктивная способность мужчины наступает к сорока годам, но для этого надо вести здоровый образ жизни. У нас же он стал самым нездоровым именно при демократии. Женщине правильнее рожать первый раз в двадцать лет, а не в тридцать или сорок, когда внутренняя природа вынуждает современную женщину, наконец, спохватиться.

Возникает естественный вопрос: если возможность ускорения процессов жизнедеятельности людей ограничена, то что же делает с человеком современная цивилизация? Оказывается она поступает против периодов его биологических времен, требует ускорения их до пределов возможного. Цивилизация требует, чтобы человек суетился и бегал, чтобы ему было некогда! Некогда есть, спать, заводить семью, рассматривать в саду цветущее дерево. Она гоняет его как раба. Жизнь в естественных для человека ритмах становится не позволительной роскошью, совершенно не выгодным делом.

Цивилизация заинтересована в сокращении периодов биологических времен и ускорении ритмов жизни, ибо тогда быстрее происходит товарооборот.

Чтобы осмыслить новое вранье телевидения, примерить к себе новую одежду или понять - нужна ли вот эта картина, требуется время. Это по-человечески естественно. Неестественно, когда человек отучился осмыслять поток информации, когда модные тряпки надеваются срочно, а картины покупаются у художника только за его имя. Мода, оказывается одним из насильственных механизмов нарушения времен и ритмов жизни человека.

Разумеется, ускоренный ритм идет во вред здоровью. Человек не может жить в условиях непрерывной гонки. Это не сопоставимо с его биологией и ведет к износу тела и психики, исчерпывает энергию человека, так, что он не удовлетворяется, а просто устает без чувства радости. У людей не остается времени на свои биологические функции.

Поэтому в больших городах люди вымирают. Большие города не воспроизводят своего населения и являются как бы гигантскими стоками человеков, которые идут туда и не возвращаются. Так было с рабами в каменоломнях Египта, так же действуют форпосты современной цивилизации. Разница в том, что современный человек не догадывается, что он обделен как и раб древности. Его лишили времени и сил, и это равно тому, что его лишили свободы.

5. Сила цивилизации заключена не только в промышленной, но и в идеологической мощи. Рабство, подчиненность человека цивилизации, определяется идеологией, распространяемой средствами информации.

Под словом “идеология”, здесь понимается не политическая идея, противостоящая другой такой же по качеству идее. Идеология цивилизации определяет массовый смысл жизни. В него включаются идеи создания карьеры, накопления индивидуальных средств и стимулирование потребительства. Цивилизация непрерывно ведет пропаганду жизненного уклада, при котором человек становится добровольным распространителем этого массового смысла жизни. В этом направлении действует целая армия психоаналитиков, которые внушают людям как вести себя «правильно». Одним из классиков идеологии цивилизации, например, был доктор Тойч, известный чуть менее, чем Фрейд. Приведем несколько цитат из его классической книги «Путь к успеху искусство познать и изменить себя», Екатиренбург, 2000 г. Он и его супруга писали: «… Поскольку то, что мы называем злом, позволяет нам отличить дурное от хорошего и побуждает прилагать усилия к прогрессу, оно тоже имеет свою великую цель. Следовательно, на самом деле оно тоже добро… Ради своего же блага, обращайте внимание только на хорошее вокруг вас… вопреки мнениям пессимистов, мы пользуемся гораздо большим изобилием, комфортом, возможностями, чем когда либо раньше… Не идите на компромиссы, внушайте себе, что вы достойны большего… Повысив аналогичным образом уровень своих запросов в отношении жилья, транспорта и отдыха, вы соответственно измените сложившиеся у вас (более скромные) стереотипы жизни.»

Иначе говоря, доктор Тойч рекомендует неограниченно развивать желудок, чтобы потом изыскивать способы его насыщения. По его теории, как только этот, образно говоря, желудок (т.е. потребности) разовьется, так сразу и появится необходимо большее количество пищи. Соображения героического характера: стремления к постижению истинны, исправлению мира или к самопожертвованию во имя великого дела – по Тойчу вообще отсутствуют. Идеи Тойча – это типичный сатанизм в вежливой упаковке, и именно он оказывается в нашу эпоху образцом, которому следуют миллионы.

Есть множество люди, которые кажутся окончательно порабощенными цивилизацией. Предложенный для них докторами Тойчами смысл жизни усвоен с детства. Их признаки таковы: вера товарной рекламе и тому, о чем вещают в средствах информации; повышенный интерес к видео продукции; непременное следование моде, потребность в смене обстановки, одежды, используемых в быту вещей; признание массовой культуры за должную и единственную; твердая жизненная ориентация в сторону накопления, которое оказывается самоцелью. Их так же характеризует отсутствие устремлений, которые не формируются средствами пропаганды. У них нет стремления к жизненному уюту, при котором требуется минимум потребления. У них отсутствуют духовные и творческие побуждения. Но у них все должно быть “как у людей”. За истину они принимают свою выгоду, либо вообще не обращаются к такому понятию.

Это желанные для цивилизации потребители. Их аппетит останавливает лишь смерть или опустевший кошелек. Они не догадываются, что возможен другой образ жизни и иная система ценностей. В жизни они выглядят как законопослушные граждане, но пойдут на любое преступление, если оно будет покрыто и не приведет к нарушению состояния их комфорта. Естественно, уровень их культуры низок, а мышление приземлено, совесть притуплена. Такие люди беспринципны и легко зомбируемы.

Так же, как было указано, они характеризуются усталостью и отсутствием сил, энергии, способной толкнуть их на не регламентированное цивилизацией действие, которое требует их внутренняя Природа. По этой причине, они всю жизнь чувствуют себя не удовлетворенными, даже несчастными.

Смысл, даваемый цивилизацией, перестает удовлетворять их.

Если таковыми оказывается подавляющее большинство, то цивилизация обречена. Ее представители через два - три поколения вымрут, и какое-то время продолжают существовать только по инерции.

Современная цивилизация уже обречена, и уже ничего нельзя сделать. Хотя, сейчас она и выглядит привлекательно, но породившее ее западное общество уже мертво. Оно доживает как огромное старое дерево, сгнившее изнутри, но имеющее снаружи остатки зеленой кроны. Это дерево будет еще долго производить впечатление своим величием, еще сменится человеческое поколение, прежде чем его повалит ветер, но оно уже мертво, хотя и кажется вечным.

6. Кризис цивилизации отражен в каждом человеке. В мире комфорта и расслабления человек не может полноценно жить и продолжать свой род, потому, что деградирует его физиологический аппарат. Человек не способен рожать и воспитывать детей не только потому, что нет времени или средств, но и потому, что расслаблен. Эта расслабленность ведет и к разрушению семей, поскольку семья, как природное явление, требует постоянного волевого напряжения.

Животные так же не охотно плодятся в неволе. Их помещают в зоопарки, где они лишаются своего естественного напряжения - жизненного тонуса. Как и человека, их лишили необходимости в напряжении сил - их чем-то кормят, им ограничивают пространство для перемещения. Нам же предложены транспорт и лифты, которые удобны, но выполняют ту же дурную роль. Выпущенное в Природу из зоопарка высоко организованное животное погибает. Чтобы оно смогло вернуться в естественную среду, нужны долгие тренировки. Такое животное норовит вернуться в клетку. Но в нашем случае ситуация несколько иная. Происходит не просто посадка в клетку. Происходит вырождение белой расы.

Известно, что вырождение всякого биологического вида начинается с самок. Вырождение цивилизации очевиднее всего на женщинах. Основным признаком вырождения становится отказ от следования инстинкту. Можно представить себе ситуацию, когда двое мужчин сражаются за одну женщину, и женщине все равно – кому из них она будет принадлежать. Такая ситуация оказывается в пределах инстинкта, если в этой женщине записано, что мужчина нужен ей для создания жилища, рождения детей, их защиты и добычи пропитания (опять же в первую очередь для детей, а во вторую для нее самой). Женщина сделает одежду для всех и обустроит дом. Но какой именно из двух этих мужчин будет ее мужем – ей все равно потому, что оба они в равной степени согласны с данной программой. Это инстинкт. И здесь можно сколько угодно предъявлять претензий женщине в пренебрежении человеческими представлениями о любви, о гордости, о нравственности, и так далее. В данной ситуации она все равно оказывается биологически права. По существу в древности именно так и отбирали женщин, когда восставал род на род, и это было в порядке вещей.

Но сегодня мы видим ситуацию совсем иную. Сегодня стандартом оказывается ситуация, когда женщина не желает видеть мужчину как человека. Ее не интересуют его устремления и переживания, он не интересен как человек потому, что «все мужики одинаковы». Женщину интересует не сколько сам мужчина, сколько то, что он может ей дать для потребления. Это пока согласуется с описанным выше инстинктивным поведением. Строго говоря, здесь нельзя сделать претензии женскому полу. Претензия заключается в том, что мужчина рассматривается как средство и как инструмент для удовлетворения совершенно иных цели - необузданной потребности личного потребления женщиной до той поры, пока не сморит сон и не наступит физическая усталость. В этом и происходит разрушение инстинкта. Потребление идет не с целью родить, воспитать, выкормить детей, а с целью личного ублажения. При этом в обществе существует утверждение, что так правильно, женщине так и надо себя вести. Это сформулировано погибшими для рода женщинами в виде крылатой фразы: «Мужчина должен зарабатывать деньги, а женщина должна их тратить».

Такое извращение инстинкта происходит потому, что цивилизация оторвала человека от естественной среды обитания, лишила его этим должного жизненного тонуса и постаралась компенсировать его своими благами - техническими средствами. Это почти то же, что отрезать ногу и поставить вместо нее совершенный протез.

Эта ситуация понималась людьми во все времена, и в разные времена предлагались из нее различные выходы. Среди них есть радикальные, такие как уход от мира в монахи, в разбойники или в “Робинзоны”. Большая же часть человечества ограничивается разумными полумерами - поддерживает свой тонус через спорт, творчество, или рабочие нагрузки, в результате экономической конкуренции или борьбы за кусок хлеба.

Столь важные, хотя часто уродливые и неприятные, конкуренция или борьба за биологическое выживание - бесплатное приложение к современной цивилизации. Они возникают сами собой, и в условиях проповедей о всеобщем благоденствии ведут к неврозам. Поэтому наша цивилизация - это цивилизация неврастеников. И дальше будет хуже, люди будут продолжать терять глубину и устойчивость чувств, способность к волевому напряжению.

Так, в 1999 году, офицеров немецкой армии, перед отправкой в Косово психологи были вынужденны примирять с мыслью, что есть риск, что их, или их друзей, могут убить и это надо принимать как естественное явление. Настолько военный человек ослаблен цивилизацией.

Перед смертью цивилизация начинает особенно внимательно опекать свои «коренные» народы. Но именно это ускоряет их гибель. На тему вырождения опекаемых народов есть исследование И.Р. Шафаревича: “Социализм как явление мировой истории”, где в понятие социализма объединяет исторические случаи регламентации властью жизни населения. Блага цивилизации есть по сути элемент регламентации жизни. Нам говорят и предлагают - как надо жить, а мы лишь исполняем. Идеология глобализма оказывается идеологией цивилизации времени ее заката. Ибо она стремится регламентировать жизнь уже не отдельного человека, но целых народов, определяя им историческую роль либо «золотого миллиарда», либо его слуг, либо изгоев.

7. Разрушительная способность технической цивилизации, связана со становлением технической среды обитания людей, которая порабощает человека. Она возникает как суммарный эффект действия всех достижений цивилизации. Всякое произведение техники, сделанное для облегчения жизни и взятое само по себе, биологической опасности для людей не представляет. Опасность представляет отношение человека к этому достижению, которое ему навязывается через идеологию цивилизации, через рекламу.

Новое качество технической среды максимально проявляется тогда, когда она нарушает контакт человека с естественной средой, с Природой.

Человек потому и человек, что всегда создавал жилище и предметный мир, который можно было бы называть технической средой. Но, выходя за дверь дома, человек попадал в Природу - шел по земле, дышал естественными запахами, видел поля, лес, горы, озера, мог всего этого коснуться. Его орудия были большей частью приспособлены для работы в естественной среде.

Человек в природной среде, без дома и орудий - не человек. Но остается ли он человеком без Природы, только в технической среде обитания? Мы находим, что при этом он медленно изменяется. Происходит с ним следующее:

1. Утрачивается смысл понятий родная земля, нация, народ, традиция, культура.

2. Появляется абстрактно-безразличное отношение к Природе. Выходя “на природу”, такой человек калечит ее и засоряет.

3. Ценностным ориентиром становятся деньги и потребление.

4. Мотивы поведения упрощаются, человек становится легко предсказуем.

5. Не создаются семьи, не рождаются дети.

6.В сознании закрепляется установка “после меня хоть потоп”, “на наш век хватит”.

Для того чтобы быть подверженным этим изменениям сознания, достаточно даже не жить в технической среде, а стремиться к ней, видеть в ней высшую ценность. Иначе говоря, быть подверженным идеологии технической цивилизации. Результатом этого оказывается вымирание, которое сейчас наблюдается у всей белой расы.

Первое из перечисленных изменений нуждается в толковании. Фактически оно говорит, что в технической среде обитания утрачивается понятие патриотизма. Действительно, одна и та же техническая среда при желании может быть создана в любом месте, в любой стране. Язык обслуживания и эксплуатации этой среды является международным и состоит из отдельных команд, не имеющих в себе чувственного начала ни одной нации. Вместо патриотов родной земли мы обнаруживаем патриотов компьютерной техники, общающихся на языке команд и ответов.

Естественная же среда своей земли, как правило, уникальна, и если человек к ней привязан, то он неизбежно становится ее патриотом. И язык его общения становится неизмеримо сложнее машинного алгоритма.

Следующим качественно новым шагом в отчуждении человека от естественной среды становится виртуальная реальность. Здесь человек уже полностью отделен от естественной Среды. У него развивается безответственность к объектам манипуляции. При этом юношеское сознание может быть сформировано виртуальной реальностью в любых извращенных формах.

Развитие этого направления электроники, будет столь же ощутимо по последствиям, как и свободная продажа наркотиков. Вымирание общества, погрузившегося в виртуальную реальность, будет идти ускоренными темпами.

8 . Периодически возникающее желание людей выходить из технической среды и стремиться к пребыванию в естественной среде, “на природе” - не просто желание сменить обстановку. Это - биологическая потребность.

Человек имеет потребности, удовлетворение которых ему жизненно необходимо. К числу таких потребностей относится потребность в еде, сне, жилище, продлении рода. К ним относится и потребность пребывания в контакте со своей естественной средой обитания. До сих пор почему-то считается, что это важно только для животных.

К биологически важным условиям обитания человека мы относим и визуальную плотность населения - то, как часто люди вынуждены видеть друг друга. Техническая среда способствует большой плотности населения. Отсутствие легко достижимых мест, где визуальная плотность населения низка (например, леса), способствует прекращению рождаемости. Такой механизм регулировки численности отмечен у животных, он работает на уровне инстинкта, и он должен быть присущ и человеку.

Качественное отличие пребывания человека в природной среде от пребывания в среде технической, состоит в том, что в природной среде человек оказывается участником биоценоза. Он ведет диалог, беседует с Природой, а не посылает команды. У Природы есть своя жизнь и свой характер. У техники этого не должно быть по самому замыслу. Все технические ответы человеку предсказуемы. Техника не имеет права на индивидуальность. Беседа с Природой происходит на чувственном бессознательном уровне. Она может продолжаться бесконечно и после этого остается чувство радости, появляются новые силы.

Беседа с Природой всегда имеет характер духовного общения. Общение на уровне команд и ответов здесь почти исключено. Духовная связь может быть только с духовным. В языческом понимании, это беседа с духами и предками своей земли. Эта беседа удается только в том случае, когда человек (пусть бессознательно) проявляет к ним уважение, возводит связь с Природой в разряд высших ценностей, поскольку признает себя с нею в родстве.

Так, что основная заповедь язычества - не отделяться от своей Природы. При ее соблюдении, будет неизбежно происходить восстановление первозданного мирового порядка и первозданной гармонии. Если мы уходим в Природу – буквально уходим странствовать, то всякий раз Природа стремится вывести нас к началу творения, которое может быть осознанно только как религиозное. В любом случае, странствующим человеком явно ощущается чувство внутреннего обновления и восторга, если он родственен, если его внутренние ритмы совместимы с той частью нашего природного ландшафта, которому он себя доверил.

Исполнение этой простой заповеди: не отделяться от своей Природы - спасает человека от порабощения цивилизацией, а Природу от гибели. Этому надо следовать всегда, независимо от уровня технического прогресса.

Связь человека со своей естественной средой обитания должна входить в число высших ценностей. При этом человек более, чем теперь должен стать созерцателем, должен на учиться работать в Природе душой и радоваться этому. Он должен ставить себя в равные отношения с Природой. Быть поэтом и снова научиться слагать простые песни о том, что видят его глаза.

9. Нам никуда не деться от пороков цивилизации. Цивилизация разрушает монастыри и возвращает Робинзонов обратно в свое лоно. Свойственный некоторым нашим патриотам или религиозным идеологам бескомпромиссный конфликт с потребительским мышлением ведет к тому, что аристократ духа становится добровольным Робинзоном, оказывается живущим вне цивилизации и в нищете. Дальнейшая его жизнь уже оказывается от него не зависящей. Его потомки с таким образом жизни не соглашаются и уходят обратно в цивилизованный мир, где предаются всем порокам, думая, что в этом и есть истина, а боровшийся с цивилизацией родитель был не прав.

Таким образом, потомки аристократа духа, будут сильнее всех ослаблены цивилизацией, и потому обязаны первыми погибнуть. К сожалению, это носит характер закона. Поэтому, ориентация всех носителей природной веры на такого рода отказ от цивилизации неприемлем. Это путь отдельных людей или общин. Сам по себе этот путь очень ценен, но он не может являться основным, поскольку ориентирован на вымирание.

Естественно попытаться понять - что в такой ситуации делать человеку? Отказаться от цивилизации, уйти в монастыри и леса может незначительное меньшинство. Цивилизация разрушает монастыри и возвращает “Робинзонов” обратно. Она предоставляет творческие возможности, но она же и порабощает так, что реализовать эти возможности не оказывается воли.

Стало быть, цивилизация оказывается не только благом, но и опасностью. Опасностью не только на экологическом, но и на биологическом, на волшебном уровне. Осознание этого заставляет задуматься многих. Жизнь показывает, что от цивилизации нельзя уйти. Нельзя ничего противопоставить ее финансовой и технической мощи кроме бунта, нищеты и первобытного способа существования. Но, противостоять как-то надо. От цивилизации нельзя уйти, но ее волшебный круг должен быть разорван.

Пока человек голоден, он не может отказаться от развития технической цивилизации. И надо, чтобы ее развитие было эффективным, дабы человек сумел удовлетворить в ней круг своих биологических потребностей, прежде чем цивилизация погубит Природу и его самого.

Техническая цивилизация должна предоставить человеку гарантии, что он будет сыт, одет, будет иметь жилье, работу, досуг, возможность растить детей и дать им образование, иметь силы и возможность для творчества. За это человек отдает ей свой труд. Далее человеку нужно быть здоровым в физическом, моральном и социальном смысле. Здесь его путь и путь цивилизации уже расходятся. Это значит, что не теряя тех жизненных гарантий, которые дает техническая цивилизация, нужно суметь добровольно отказаться от всех ее излишних благ. В этом суть противостояния цивилизации.

Для этого, в обществе должна жить и развиваться идея, позволяющая человеку выжить в самых комфортных и быстро изменяющихся условиях. Очевидно, эта идея не может опираться на экономику. Поэтому она не может быть политической. Она может находить опору только в человеческом духе, и поэтому должна быть сопряжена с верой, с религией.

Обращая внимание на становление таких религий как христианство или ислам, мы находим, что, в свое время, они перевернули мир. Сейчас они желают лишь приспосабливаться и стараться сохранять его таким, какой он им нужен – вровень со степенью собственного одряхления и порока. На этом примере мы видим, что мир, цивилизацию, переворачивает именно идея. И эта идея потом формирует мир по-своему. Переворачивает она его один раз. Ныне христианство уютно живет в искусственной среде европейской цивилизации. Там же ислам бархатными речами уверенно набирает себе сторонников.

О том, как наше христианство приспособило себя к жизни в постсоветском обществе – можно написать тома. Напомним лишь, что РПЦ приняла из рук воров и предателей украденные у народа дары, чем оправдала геноцид нашего народа и выразила согласие с идеологией глобализма.

Задача язычества не в том, чтобы сокрушить цивилизацию. Мы знаем, что это неизбежно произойдет. Это случится не по нашей воле, а в силу разрушительного начала, уже явившегося в Мир. Наша задача иная. Мы противостоим цивилизации в той ее части, которая несет смерть человечеству. Мы обязаны дать людям идею выживания в том мире, который ими создан. Если они примут эту идею, то поймут как защититься, чтобы крах цивилизации не унес того, что должно жить далее.

10. Языческое учение, которое мы здесь предлагаем, опирается на справедливость - на открытость, на естественные возможности человека и отсутствие злого тайного умысла.

Фактически нас интересует возможность нравственно и физически здоровой жизни в условиях современной цивилизации. Основная задача носителей природной веры видится в том, что надо здесь, в условиях цивилизации показывать, что людям недостаточно одного потребительского мышления, хотя потребление и лежит в природе человека. Поэтому нашей задачей оказывается не противопоставить, себя цивилизации, а дополнить ее. Тогда гипертрофированное потребительское мышление сократится до своих естественных размеров. Без духовной борьбы такое дополнение не случится.

Жизнь человека надо дополнить тем, что было у него до появления современной цивилизации. Ее надо дополнить опытом предков, что запечатлен в традиционном укладе жизни и культуре, дополнить первобытным инстинктом связи человека со своей землей и роскошью неторопливого общения, когда понятны мысли и чувства собеседника.

В первобытный инстинкт, по нашему мнению входит потребность рожать детей больше двух, поддерживать свое здоровье естественными способами, правильно отдыхать и работать, брать от своей земли не более, чем самому надо, находить тепло и поддержку у своих друзей и близких.

Чтобы большинство людей признало такое возрождение человека правильными, а не объявило его навсегда ушедшей идиллией, должна быть вновь найдена древняя идея, древний способ мышления, приводящий сознание к состоянию необходимому для продолжения жизни. Первобытный человек интуитивно, а потом и осознанно, обладал такой идеей. Через нее он понимал и принимал силу земли, и выживал.

Самым прочным фундаментом любого учения является вера. Поэтому, современному человеку, для полноценной жизни, требуется вера, обращенная к силе родной земли и Природы.

Продолжить

Язычество - Вера и образ жизниЯзычники в наши дниЛитература, Интернет-ресурсыЭкологическое ВозрождениеКольцо форумов СлавииНовое
О Содружестве Природной Веры
Основы ВероученияНаши целиОбщественные акции и этическое учениеОбряды "Славии"Вечевые Собрания

Реклама:


?aeoeia@Mail.ru
rax.ru: iieacaii ?enei oeoia ca 24 ?ana, iinaoeoaeae ca 24 ?ana e ca naaiaiy
 
Rambler's Top100