Велимир, волхв языческой общины "Родолюбие Коляды Вятичей"

Волхвы против глобализма

Часть вторая . Обретение точки опоры

Языческое движение русского народа

Оглавление

 

1. Языческое движение русского народа уподоблено подземной реке. Все средства информации молчат о нем, вся официальная жизнь государства происходят так, будто его и нет. Но если такая река вдруг стихийно выйдет на поверхность, то она может смыть города.

В чем же сохранилось наше язычество? Первое. Языческая религиозная обрядность сохранилась в системе русских календарных праздников. Это Купала, день Перуна (Илии), праздники урожая, Таусень (встреча Осени), Коляда, Среча (встреча Зимы и Весны), Велесов день (Власий), Масленица, Зеленые Святки, Ярилин день, и другие.

В значительной степени эти языческие праздники были присвоены церковью, чтобы подавить языческую обрядность обрядностью церковной. Т.е. церковники попросту выдумывали себе церковные праздники и посты, чтобы перебить ими праздники языческие. Таковой, например петровский пост. Он накладывался на праздники времени Купалы и Зеленых Святок. Этого поста нет в византийской традиции. Выдуман он в РПЦ. Т.е. попросту взят «с потолка», чтоб только язычникам не дать порадоваться. Так же и великий пост удлинен за счет времени Масленицы, и так организованны все основные церковные праздники. Вся обрядность РПЦ ориентирована на то чтобы или отменить праздники языческие, или подменить их праздниками христианскими. Этот характер деятельности РПЦ хорошо исследован этнографией, и доказан с научной точностью. Это вовсе не является каким-то выдуманным аргументом, для развития религиозной розни. Язычники справляли, и будут справлять свои праздники во время христианских постов, или вблизи времени праздников РПЦ.

Все народные праздники сохранили в себе языческую обрядность до наших дней, независимо от того, что на эти праздники еще и ходили в церковь.

Второе. Наша языческая мифология сохранилась в наших волшебных сказках. Одним из открытий Б.А. Рыбакова, было открытие свойства народной памяти. Научно доказано, что традиционная народная память помнит верования, которым многие тысячи лет. И мифы различных исторических эпох не уничтожают друг друга, но накладываются друг на друга, образуя как бы слоеный пирог. (так было до явления христианства, и оно с этим "пирогом" ничего не смогло сделать) Методами этнографии этот "пирог" можно расслоить. И вычленить смысловые фрагменты мифов. При этом, могут потеряться (смениться) имена героев, но мифологическое содержание, суть мифов останется неизменной. Это позволяет современным язычникам восстанавливать смысловое содержание наших древних мифов. Именно поэтому я предлагаю ретивым критикам выражаться полегче относительно мифологических построений нашего времени. Они делаются не на пустом месте.

Третье. Сохранилась, и может быть прочитана, наша языческая символика во всех сферах быта. Сохранилась традиционная одежда. Сохранились представления об устройстве капищ. Русская хороводная культура и ряд детских игр имеют ярко выраженное языческое содержание. Сохранились загадки русского народа с мифологическим содержанием. Эти загадки составляли систему. Их, в бытность, задавали старшие младшим на Коляду, когда по нашим языческим верованиям, ежегодно вновь и вновь возрождается, творится Мир.

Четвертое. Сохранился славянский фольклор. Этнографически доказано, что языческие верования славян родственны. Мы, славяне, в древности имели единую религию. Имена наших богов во многом сохранились в фольклоре славянских народов. Все это вскрылось к рубежу девятнадцатого – двадцатого веков. Вскрылось самым неожиданным образом. Этнографы, проявив научный, а не политизированный интерес к народной традиции, стали находить бесчисленное множество свидетельств того, что русский народ – в основной своей массе крестьянство – все века жил языческой традицией. Энтузиастами было записано огромное множество волшебных сказок, собраны коллекции вышивок, записаны народные обряды и праздники, и осознанно их смысловое значение. В результате, в обществе появился повышенный интерес к русскому языческому наследию.

Разумеется, все эти этнографические материалы, подтверждающие языческую основу нашей народной культуры, существовали и в семнадцатом, и в шестнадцатом веках, и ранее. Но осознание этого - сдвиг общественного сознания в сторону понимания своей же культуры, произошел только в начале девятнадцатого века. До этого, ученые пребывали в ложном видении реальности, и всячески старались истолковать народную традицию неверно понятой Библией либо перенятой у иностранцев культурой. А своей личной и не христианской культуры у русского народа, якобы, не могло быть принципиально! Примером такого навязчиво – ошибочного толкования традиции являются книги И.М. Снегирева "Русские простонародные праздники и суеверные обычаи", четыре тома, изд. Московского Университета, 1837-1839 г.

Это серьезное академическое издание времен Александра Сергеевича Пушкина. В этих томах мы можем прочесть, что наш народ красит яйца на пасху потому, что согласно какому-то апокрифу, однажды Мария Магдалина поднесла Тиберию окрашенное красной краской яйцо, так предъявляя ему символ крови Христа. Доказать, что смешивать это христианское сочинение с народной традицией никак нельзя, академику Снегиреву было бы невозможно. невозможно потому, что такой была культура дворянства, и потому, что он мгновенно был бы лишен своего научного звания. В действительности, яйца весной красили и красят даже на Чукотке, и делали это те, кто о Христе и слыхом не слыхал. Крашенное яйцо весной – это символ рождающегося Мира. На яйце так и рисовали: Миры: небесный, земной и подземный. Этой евразийской традиции тысячи лет. Она захвачена христианством, искажен ее смысл, но изначально – это чистое язычество.

2. Открытие того, что народная культура имеет языческую основу, никак не умещалось в официальную доктрину триединства самодержавия, православия и народности. К девятнадцатому веку, наконец, открылось, что народ столетиями жил своей личной жизнью и плевал на официоз. По этой причине многие просвещенные русские люди заинтересовались язычеством. Именно поэтому, в начале двадцатого века, церковь в лицах Гальковского, Аничкова, Срезневского и других, пыталась доказать, что славянское язычество не восстановимо.

Эта ситуация конца девятнадцатого - начала двадцатого века до смешного повторяет наше время. Тогда, как и сегодня, отрабатывался церковный заказ: письменно было сказано все то же, что говорится сегодня о язычестве. А именно, что его не было, нет, и быть не может. К примеру, вот итоговое заявление православной сибирской международной научно -практической конференции «Тоталитарные секты в Сибири», прошедшей 10-13 января 1999 г. в г. Белокуриха Архангельского края. В пункте №26 ангажированные ученые мужи заявляют: «Мы возмущены активным распространением различных неязыческих нацистских доктрин, учений и сект... Мы, специалисты в области богословия, религиоведения, образования и культуры, со всей ответственностью свидетельствуем, что любые апелляции к так называемому древнему ведическому знанию, якобы существовавшему на Руси задолго до христианства, несостоятельны ни с исторической, ни с богословской, ни с культурологической точек зрения.» Цитируется по: «Сектоведение тоталитарные секты», А.Л. Дворкин, изд. Н. Новгород, 2005 г. Так это утверждается сегодня. Век назад оппоненты язычества действовали и примитивнее, и честнее. Чтобы доказать, что язычество не восстановимо, например Аничков, заявил, что фольклор не является для него достоверным этнографическим материалом. Это позволило ему "доказать", что богини Лады не было. Сегодня фольклор принимается в этнографии как безусловная аргументация в пользу язычества. Аргументация Аничкова сегодня выглядит профанацией. Вообще же, сегодня уровень этнографической науки таков, что описав любой обряд современных язычников, можно четко сказать: какие элементы обряда традиционны и историчны, а какие - новодел. Настолько хорошо этнография знает нашу традицию и наше язычество. И вопрос упирается только в честность самого эксперта - этнографа.

Уважая наши братские народы, как ученые этнографы, так и сами язычники, могут восстанавливать пробелы в нашем язычестве на основе сохранившихся у них элементов традиции. Иногда это приходится делать.

В понятие русского язычества совершенно естественно входят белорусское и украинское язычество. Конечно, имеется в виду этнографическая традиция русских, белорусов и украинцев, а не какие либо современные эзотерические фантазии.

Наконец, главное: у нас сохранилась наша земля, с ее реками, лесами и камнями - которые почитались в древности. Эта основная наша опора почему-то ни в грош апологетами христианства не ставится. И официальные лица этого не понимают и принципиально не хотят понимать. Вот, сохранилась православная церковь - это да! А течет великая русская река, или лежит в тиши леса круглое озеро - это ли не божество, не предмет почитания, это ли не прародитель культа? Об этом стараются умолчать.

Как бы официоз не отрицал факт существования язычества, само государство при социализме поддерживало некоторые языческие культы, не называя их по сути. Это культ Матери - Земли. Культ Родины - Матери. Культ героев. Культ огня на кургане, увязанный с памятью о предках, защитивших Землю. Так что наше языческое наследие столь велико, как многие люди себе и не представляют. При таких условиях – наоборот – было бы странным не появление и не восстановление сознательной языческой духовности.

3. Почему мы отстаиваем самоназвание язычество? Да потому, что это наше единственное историческое самоназвание. Еще в девятнадцатом веке И.И. Срезневский выяснил, что слов язычник и язычество нет в древнерусских текстах! Слово язычник появляется в летописях только с 1650 года. Что касается слова язычество, то его впервые напечатал Э. Вейсман в Петербурге, в 1731 году, в своем труде «Немецко-латинский и русский лексикон купно с первыми началами русского языка». Появляется оно именно как название нашей древней веры, и не как иначе. И принципиально заметим: широкое распространение это слово получает в светской литературе, а не церковной. Ранее указанных дат, слова язычник и язычество - не записывались. Вместо них использовались слова: поганый, поганство. В частности, читая современные адоптированные варианты "Повести временных лет" можно оценивать степень адоптации по тому, какое слово использовано: погане или язычники. Иначе говоря, по письменным источникам, слову язычество - более 250 лет. В то время как, например, не установившемуся самоназванию ведичество или родноверие – не более, чем 20 лет.

И еще. Люди, именующие себя ведистами, молчаливо предполагают, что на них не обрушится все то шельмование и вся те гадости, которые исторически враги приписали язычеству. Ведисты не догадываются, что если таким образом они не берут на себя груз исторической ответственности за эволюцию язычества, то не ставят себя в систему отношений с историческим реальным прошлым, и, значит, наследниками исторической традиции они не оказываются. Оказываются они просто эзотериками, появившимися в наш исторический момент, и не более того.

В ближайшей исторической перспективе язычники собираются претендовать на отношение к себе как к традиционной религии. Это следует делать только с участием слова язычество. Никакое другое слово для этого не подходит, поскольку во всех словарях и серьезных письменных источниках, которые могут быть приняты как базовые для каких-то государственных актов, древнеславянская дохристианская вера сегодня называется языческой. А христианское название нашего язычества паганством - куда-то "сдуло". Будто его и не было. Государство Российское и наука вдруг тихо отказались от этого термина как несостоятельного. И этот скрытый от нас феномен становится понятен лишь в том случае, если мы признаем, что слово паганые - церковный новодел, упорно подменявший шесть веков слово язычество, но так и не прижившийся, не подменивший его! Слово язычник – древнее. На это указывает то, что оно содержится не только в русском, но и в болгарском языке. Болгары ушли с Волги на Запад в девятом веке. Значит, до этого времени слово язычник и могло быть в нашем общем употреблении.

С восточной стороны Руси – со стороны сегодняшней Белоруссии – это слово не бытовало. В белорусском языке слова язычник – нет!

Скорее всего, в прошлом на Белой Руси вместо слова язычник использовалось слово кривичи. Это вроде бы лишнее самоназвание ареала племен странным образом совпадает со званием балтийского языческого первосвященника Криве Кривейте, что означает в переводе с литовского Учитель Учителей.

Язычество - это русское слово, и поэтому оно не может обозначать какие-то интернациональные понятия, как нам сейчас твердят многие грамотные и неграмотные люди. Для интернациональных понятий в русском языке принято использовать интернациональные слова. Позднее использование слова язычество в интернациональном ключе – для обозначения религии африканцев или индейцев - это еще одна сознательная уловка, сделанная с целью сгубить наше самоназвание. Как раз для таких интернациональных целей веками использовалось слово паганизм, и используется во всем мире до сих пор. Скажите индийцу, африканцу, скандинаву, что они язычники – и они вас не поймут. А когда разберутся, то объяснят вам, что язычники живут только в России.

Для государственной власти, попов, эзотериков, демократов и вообще всех лицемеров, нет более неудобного слова, чем язычество. Почему? Да потому, что язычество - это демонстрация русскими людьми своего права быть духовно и культурно независимым от институтов власти, церкви, прессы. Потому, что само звание - язычник уже несет в себе протест против творящейся лжи, унижения, геноцида народа и уничтожения Русской земли.

Конечно, самоназвание язычество - как символ бессмертия, как символ совести, как живой пример укора злодеяниям власти и церкви, будет сознательно шельмоватьс я. Но беда тут в том, что шельмовать его вдруг начинают не только враги русского народа - демократы и иже с ними. Шельмуют его так же и иные язычники, которые рассчитывают таким образом лучше спрятаться от прямых ударов. Шельмовать язычество и язычников начинают и эзотерики, которые понимают, что за ними стоит лишь выдуманная ложь, а за язычниками – тайная правда, до которой они сами так и не доросли.

Гадости о язычниках пишутся и в новых книгах, где это вроде бы и не требуются по идеологии. Пример: московские гипербореи - эзотерики Д. Логинов и Я. Астахов в своей книге «Исконный триглав», 2005 г., стр. 136 -137 пишут: «Русское язычество есть явная провокация... такой религии на Руси никогда не было... само понятие язычества введено иудеями...» И вот это оказывается уже предательством. Это всегда будет вызвать протест, например, у Круга Языческой Традиции, коль скоро мы язычники и наследники древней традиции, а не ведические самозванцы.

4. Не является секретом, что в нашей стране усиленно пропагандируется массовая культура американского образца. Но на этом фоне скрытно существует и иная культура, в которой нуждается наша этническая самобытность. Самой фундаментальной базой для развития такой культуры является наше традиционное язычество. Это хорошо известно врагам русской самобытности: демократам, глобалистам и церкви. Именно поэтому в обществе усиленно распространяется мысль о нелепости и невозможности возрождения язычества. Это делается на основе тайного решения церкви продолжать геноцид язычества. Слишком уж оно кажется неудобным. Церковь буквально напугана язычеством. Например, на тайных заседаниях иерархов церкви решался вопрос о догматическом обосновании несмываемости христианского крещения. Вскрылось, что масса честных людей хочет уйти из христианства в язычество. Они просят волхвов смыть с них крещение! Это вызывает панику в РПЦ.

Судя по приведенным выше источникам языческого знания, язычество как комплекс традиционных дохристианских верований и дохристианской культуры, известно нам значительно лучше, чем это многим из нас кажется. Язычество – это то, что традиционно, естественно и культурно. Не смотря на это, сегодня не существует государственных программ поддержания языческого самосознания русского народа. Это белое пятно государственной политики заполняется культурной и религиозной деятельностью самого народа. По указанным причинам государственные институты, относятся к язычеству с подозрением как к народному вольнодумству. Поэтому из прессы временами можно узнать, что язычники – это экстремисты и шовинисты, не способные к разумной созидательной деятельности.

Надо сказать, что Российское государство традиционно закрывает глаза как на проблемы благосостояния народа и на состояние его этнического самосознания. В связи с этим неизбежно появляются языческие группы, требующие радикальных действий. При этом они находят, что игнорирование проблем русского народа носит в государстве характер сознательной политики.

При этом на словах язычников готов поддержать каждый пятый россиянин, если ему спокойно разъяснить цели и смысл язычества. Потенциально язычники имеют серьезную социальную поддержку. Но на сегодня она остается только умозрительной. Языческое движение существует только на энтузиазме его участников. Это и объясняет – почему кажется, что язычников так мало.

Среди десяти тысяч русских язычников около пятьсот оказываются лидерами, и фактически претендуют на должности волхвов или жрецов. Обычно они сами объявляют себя таковыми. Из них несколько десятков написали литературные труды. При этом никто из них не был напечатан большим тиражом. Исключение составляет известный Бус Кресень, он же Александр Асов. Он известен как “переводчик” “Велесовой книги”, которую якобы нашел Юрий Миролюбов в начале двадцатых годов. Общий тираж его изданий порядка 100000 экземпляров.

Миролюбов, (как и Рерих, Велимир Хлебников, и другие) относится к ушедшему поколению язычников. Он оказался предтечей всплеска нашего сегодняшнего интереса к язычеству, который начался с середины восьмидесятых годов прошлого века. Тогда, после 1984 года, случилось что-то мистическое. Начался какой-то “взрыв” в области сознательного возвращения к дохристианской вере. Этот взрыв был чисто эмоционального характера - возникла необъяснимая потребность у тех, кто занимался духовным поиском.

На десять лет раньше проявилась только неоязыческая концепция Емельянова. Суть ее в том, что тысячу лет назад князь Владимир принял христианство потому, что сам происходил от хазарских евреев. Стало быть, христианство есть “Троянский конь” иудаизма в русской духовности. И его, как враждебное явление, надо изжить, а сделать это должно язычеству. Значит, всякий истинно русский человек должен вернуться к языческой вере и бить ею церковь и весь мировой сионизм!

Эта концепция получила развитие в трудах Доброслава. Ее поддерживает в основном бритая молодежь в черных куртках, часто именующих себя не русским словом - скинхеды. Условно расположим таких экстремистов на правом фланге того, что у нас понимают под язычеством.

Существенной чертой правых является то, что язычество в основном нужно им как инструмент для разрушения. Самые циничные из правых и хотят видеть язычество только как дубину, и не более того! Наиболее наглядно это просматривается в книге В. Истархова «Удар русских богов», имеющий второй по величине тираж, после книг Буса Кресеня.

Если мы обратимся к этнографии, то быстро убедимся, что традиционное русское язычество не имеет в себе никаких репрессивных идей, и не имеет пирамидальной конструкции для использования его властью. А правые тяготеют именно к власти на клановой основе. Поэтому они делают попытки подменить в язычестве многобожие однобожием. Фактически эта идея содержится в книге И. Синявина «Стезя правды», где утверждается идея Русского Бога, впитавшего в себя все самое конструктивное из Ветхого завета. Правые язычники в основном понимают, что Русский Бог - это Род. В детальные рассуждения, подобно Синявину, они не входят.

Доброслав так же не признает множества Богов, почитая одного только Ярилу - Солнце, и сохраняя языческие начала в почитании наполненной духами Природы. К правым относится панславянское объединение Союз Славянских Общин. В девяностых годах, ССО объявил Доброслава волхвом, в знак высокого уважения к его деятельности. Однако сам Доброслав не признал деятельности ССО именно за то, что в ССО имеет место многобожие, и на их капищах стоят идолы. Вероятно, Доброслав счел, что это несовместимо с правой идеей пирамидальности языческой власти, культивирующейся в ССО Вадимом Казаковым. Иначе говоря, ССО оказалось для Доброслава недостаточно правым. Казаков написал и неоднократно переиздавал свою книгу по славянскому язычеству, составленную из описательного и фактического материала. Эта книга не содержит как таковой религиозной идеи. И никаких сознательных религиозных исканий в ССО вообще не обнаруживается. На этом фоне, другой лидер ССО Славер формализует языческие идеи с учетом идей близких к Корану. В подходе Славера один шаг до заявления: «Нет бога, кроме Сварога, и Даждьбо пророк его».

Создается впечатление, что правое язычество не ставит задачи духовного развития. Правые не склонны к религиозному поиску и не имеют обыкновение создавать наработки в области язычества, а являются лишь его эксплуататорами. Они регламентируют себя борцами за чистоту расы или за чистоту славянства, пренебрегая при этом культурными и духовными проблемами своего народа. Правые не приемлют языческий экстаз и культовое безумие, полагая их не свойственным славянам проявлениями «переднеазиатской религиозности». Исключением, пожалуй, является мистическая деятельность известных язычников: Сергея Шошникова и Дмитрия Баранова.

Правые поклоняются Яриле, Перуну, и редко Святовиту, пачкают свастиками древние священные камни*, носят полувоенную форму. (Сноска: Необходимо отметить, что свастика – это древнеславянский символ, органически принадлежавший традиционной русской культуре еще в первой половине двадцатого века. Экспедиция «Коляды Вятичей» выяснила, что домотканой одежде он воспроизводится и в настоящее врем в верховьях р. Мезень. А вот для германцев – это лишь эзотерический символ, введенный оккультистами в германскую культуру в начале двадцатого века. Именно в силу этого различия, для русских, свастика не является символом фашизма как для немцев. И все законодательные запрещения свастики российскими властями – являются невежеством и агрессией против языческих начал культуры нашего народа. Здесь требуется большая разъяснительная работа, а не запрещения. Именно через запреты вечных знаков, вокруг них и создается вечная нездоровая атмосфера, на чем спекулируют как демократы, так и правые язычники. При всем этом, когда в Коломенском, в Голосовом овраге, на Девьем камне, связанным с традицией матриархата, вдруг, в 1998 году, появилась большая свастика – это выглядело совершенно не к месту. Автор ) Среди них развиваются военные культы, в которых существенное место занимают силовые состязания. Среди них появлялись и появляются организации вроде “Церковь Нави”, где уделялось очень много внимания расовым вопросам. Так же среди правых известен не записанный в книгах разрушительный культ Чернобога как божества мести предателям русского народа. Однако крайние справа смыкаются с сатанистами, которые живут только себялюбием и отрицанием христианства.

По нашему мнению, правое язычество имеет дефицит нравственности. Этот дефицит просматривается в принимаемым большинством правых положении, что на уровне верховного Бога Рода нет различия между добром и злом, что это различие если и существует реально, то возникает только на уровне человеческих, а не божественных отношений. И это означает, что высшая правда и высшая справедливость могут не считаться с нормами человеческого бытия. Такая позиция, указывает, что в правом язычестве в основном собраны субпассионарии. Они готовы заявлять о своей радикальности, но они же часто начинают взаимные перепалки, не занимая принципиальной нравственной позиции, и не имея при этом желания приложить свои силы к реальной политической борьбе, которая, регламентируется правым язычеством. (Сноска: точно такой же контингент «патриотов» есть и в христианстве. Именно такого рода христиане – «борцы» гадят на наших капищах, пишут мерзости про язычников в интернете, и в целом являются образом разнузданной наглости. )

5. Истинные пассионарии язычества собраны в «центре» движения. Они осознают и формулируют языческие истины, а не только эксплуатируют их. Идеология центра оказывается примерно такая: язычество есть национальная русская вера и ее задача поддерживать правильную жизнь русского человека на своей земле и противостоять инородным культурным и религиозным влияниям. При этом главное – это жить самому по традиции и объяснять ее другим. В обществе, живущем в согласии с богами, Мировое Зло, с которым готовятся бороться правые, просто не сможет удержаться. Русская вера должна жить многообразной и полноценной жизнью. Она не может быть сужена, например, до инструмента насилия.

Языческая вера созидательна. Она создает и жизнь народа и саму себя. Люди центрального направления поклоняемся как светлым, так и темным богам: Даждьбогу, Велесу, Перуну, Мокоши, Ладе. А так же местным богам и духам. В основе мифологии лежит представление о старейшем боге Роде, который сотворил мир и породил младших богов, которые управляют миром по своей воле, исполняя лишь нравственный закон Рода. Нравственные представления восходят в высшему Богу – Роду, и имеют не только значение на уровне людей, но являются высшей ценностью, произведенной богами.

Языческий центризм не призывает к захвату власти, обязательной экспансии или развертыванию вооруженной борьбы с кем-то. Центр предлагает жить по обычаем и вере предков, и пропагандировать их. В мирное время этого достаточно, чтобы все само в жизни наладилось, а враги - отступили. Данная книга: «Волхвы против глобализма» строится исходя именно из этой идеи. Поэтому является выражением идеологии центра.

Позицию центра сегодня занимает Круг Языческой Традиции, (КЯТ), возникший в 2002 году, в результате объединения ряда общин Москвы и России. КЯТ позиционирует себя как международное языческое объединение, но эта международность существует только на бумаге. Широко известен спор между лидерами ССО и КЯТ о том, что является главной основой для развития язычества: кровь – родство и национальная принадлежность человека, или почва – земля и народ, среди которого человек вырос.

6. Наконец, существуют левые язычники. Это гармоничные личности, желающие и способные вписаться в общество и заработать на его к ним доверии. Именно поэтому их книги легче всего издаются. Это: Бус Кресень, Антон Платов, некогда прославившийся альманахом “Мифы и магия индоевропейцев”. Левые характеризуются тем, что не формулируют своей политической ориентации, а занимаются язычеством отвлеченно от жизни своего народа. Часто они перемешивают традиции различных народов и выдают их за русскую веру. Так, например, поступил лидер инглистов Патер Дый (А. Хиневич – эзотерик из Омска), который смешал идеи уфологов с идеями Буса Кресеня и с идеями «Старшей Эдды», заявив при этом, что Один так же является русским богом, как и Перун, и в древности боги прилетали к нам на космических кораблях.

Левые занимаются рунами и сочиняют “фентези”. Они обычно не признают само слово “язычество”, заменяя его иносказаниями. Их вера имеет размытый образ, а богам если поклоняются, то индивидуально - каждый своим.

Среди левых полно двоеверцев, соглашательски настроенных по отношению к христианству. На такое двоеверие ориентированны книги Буса Кресеня, где в «Песнях птицы Гамаюн», от имени Сварога даются заповеди, требующие от людей смирения и покорности как в христианстве.

Помимо правых, левых и центра, в язычестве есть тыл. Тыл – это группы и отдельные люди, использующие языческие образы в прикладной деятельности. Это резчики, художники, писатели, скульпторы, экологи и другие. Они могут иметь левую или правую языческую ориентацию, но в словесном диспуте всегда признают право человека на свои представления. Тыл это так же экстрасенсы и маги, которые работают с учетом традиционной славянской магии. Тыл – это и традиционные фольклорные коллективы, понимающие свое творчество как языческое, например, московская община «Белый Камень».

Есть и совсем глубокий тыл. Это колдуны российской глубинки, бабушки, собирающие травы и знающие поверья своей деревни. Они характерны тем, что не осознают - что делают и что знают. Они не догадываются, что они язычники. Кто-то из них причисляет себя к христианам. До них надо добираться, и с большим трудом извлекать из них бесценное языческое знание, которое иначе умрет вместе с ними. Это в язычестве (как и в этнографии) называется экспедиционной работой.

Наконец, есть авангард. Это движения, тяготеющие к индийскому язычеству. Это так же и молодежные движения в стиле книг английского писателя Дж. Толкиена. Это и поклонники скандинавских богов, (Тора Одина, Фреи, и т.д.). У них многое идет от игры, от романтизма и фантазии. Обычно они знают, что повзрослев, оставят эти свои фантазии и увлечения.

Разумеется, каждый язычник, в зависимости от преходящих причин, может оказаться сегодня среди правых, завтра высказать левую мыль, потом долго быть в центре, и наконец, уйти в тыл или авангард. Приведенная тут классификация, обладает должной степенью условности.

Важно, что Русь языческая была и есть, живет и развивается, несмотря на злобствования глобалистов, церковников, государственных чиновников, демократов и прессы. «Ученые», обслуживающие РПЦ, делают очень многое, чтобы доказать, что нас нет, а если кто-то есть, то лишь в виде извращенцев или тоталитарных сект. Иные выводы этим ученым делать нельзя. Иначе РПЦ должна будет юридически отвечать за тысячелетний геноцид с возвращением присвоенных у язычников капищ и компенсацией тысячелетнего морального ущерба. Такая политика РПЦ, сдерживает нашу легализацию, но и делает нас менее уязвимыми. Ибо ежели язычников нет, то и репрессивный аппарат к нам применить оказывается сложнее.

Продолжить

Язычество - Вера и образ жизниЯзычники в наши дниЛитература, Интернет-ресурсыЭкологическое ВозрождениеКольцо форумов СлавииНовое
О Содружестве Природной Веры
Основы ВероученияНаши целиОбщественные акции и этическое учениеОбряды "Славии"Вечевые Собрания

Реклама:


?aeoeia@Mail.ru
rax.ru: iieacaii ?enei oeoia ca 24 ?ana, iinaoeoaeae ca 24 ?ana e ca naaiaiy
 
Rambler's Top100