Велимир, волхв языческой общины "Родолюбие Коляды Вятичей"

Волхвы против глобализма

Часть третья. Путь в будущее.

Любовь

Оглавление

 

1. Надо сказать слово о любви во многих ее смыслах. Любовь – это базисное понятие матриархата. Она всегда движущая сила, единственно способная к порождению новой жизни. Велика ли движущая сила любви, или любовь стала рациональна и пошла – это определяется состоянием людского духа. Там, где экономят силы, Любовь превращается в Эрос. Там, где поселяются дряхлость и слабость – там любовь подменяется трусливым рассудком. Там, где все меряют деньгами, там продажна и любовь. В юности любовь лишает ума. И только зрелая молодость собирает истинные плоды любви. По тому, как мы любим – мы можем сказать, кем являемся. Это относится и к людям, и к их религиям. Любовь – это высшее человеческое состояние, которое наиболее ранимо, и которое проще всего может быть извращено.

На владение любовью претендует христианская церковь. «Бог любит вас!» - взывал Павел. «Змии, порождения ехидны! Как убежите вы от осуждения в Геенну?» - вопрошает «любящий» Христос.

Язычникам представляется, что вопрос о христианской любви к всевластному господину – исчерпан. По-своему исчерпан и вопрос о любви как господствующем принципе в современной цивилизации. Олицетворяющая вершину христианской цивилизации идеология глобализма, являет собой предельную рассудочную ложь и предельное рассудочное лицемерие. Это означает, что любовь этой цивилизации может быть только продажной. На Западе так и представляется: любить – значит сношаться, использовать в свое удовольствие. Там верят, что продают и покупают любовь. Эта любовь требует немедленного поедания и употребления – в противном случае, она лишается статуса любви. И вся эта душевная слабость развилась и существует при том, что Европа наследница античной традиции, где Любовь рассматривалась как высшая мировая сила, участвующая в разрушении и созидании Мира.

Это европейское представление любви вбивают в нас сегодня. Нас пытаются лишить даже традиционных понятий низменного уровня. В этом есть свой умысел. Разрушая традиционные картины низменного, его можно перепутывать с образами великого. Это подобно тому, что если вытаскивать из под фундамента дома камни. Пройдет малое время, и весь дом рухнет. Мы не должны уступать Западу даже в низменных понятиях. Они должны оставаться нашими традиционными.

Проститутка, в русском простонародном понимании, есть блядь, которая продается за деньги. Само слово «блядь», сложного происхождения. С одной стороны, оно тяготет к слову лебедь – лыбядь. Но с другой, его вариант в мужском лице – блядник – зафиксирован Срезневским в числе древнерусских слов, и переводится как обманщик. Итак, блядь - буквально красивая обманщица, обещающая дать то, чего на самом деле не дает. И то, что она продает любовь – это полный абсурд. Если так говорится, то ясно подразумевается, что это, конечно, не любовь, а ее подмена. От нее и требуют не любви, а физиологического удовлетворения.

Русская любовь – это духовное сочувствие вне денег, хотя она и не подымалось русскими философами до уровня мировых сил. Любовь русской женщины можно вызвать симпатией и подарками, но как чувство, оно бескорыстно, и оказывается вне какого либо материального обмена вообще. Русская любовь вызывается и состраданием. Русская любовь и рациональное понимание, что именно тебе надо – далеко не всегда совместимы. Русская любовь - это жалость, сострадание, сочувствие, благоговение, восхищение, сбережение, нежность, наслаждение, созерцание. И только после всего этого – обладание.

Уважая любовь, язычество не отрицает человеческую физиологию. В язычестве само собой разумеется, что эротика во всех ее бесконечных формах является базисом, фундаментом для произрастания любви как чувства более высокого порядка. При этом и сама эротика в чистом виде может и должна быть красивой, и вызывать восхищение. Качество этого восхищения зависит не только от того, кто создает эротический образ, но и того – кто его переживает. Есть традиционная эротическая культура, которая веками была прикрыта христианским ханжеством. В этой культуре, безусловно есть и культура стыда – в сути своей здорового чувства, вовсе не привнесенного нам христианами. Языческие обряды купальского цикла основаны на эротике. В купальской эротике нет разделения на создателя и потребителя образа. Поэтому там нет фальшивых улыбок массовой культуры. Как и во всякой мистерии, здесь артист и зритель совмещены в едином лице.

Созерцание обнаженного тела в его пластике воспринимается язычниками как высокое наслаждение, увязанное с верой и чувством первозданности Мира. Именно отпечаток первозданности Мира, заключенный в пластике обнаженного тела, является той магической силой, которой пользуются женщины при гаданиях и вызовах духов.

Высоко оценивая эротику, русское язычество понимает любовь как явление, рождающееся из нее, но стоящее выше и живущее самостоятельной жизнью. Именно через любовь раскрывается первозданное, космическое, вселенское значение обнаженного тела, которое в эротике постигается интуитивно. Именно это вселенское начало впоследствии мы находим и с любовью почитаем в Мироздании, не имея перед собой божественного женского образа.

2. Без любви не может быть ни язычества, ни жизнеспособного общественного движения. Надо уметь ненавидеть, но надо уметь и любить. Иначе жизнь бессмысленна, и принципы дарна не осуществимы.

Здесь, в самом начале было сказано, что эта книга оказывается вместилищем ненависти. Это неизбежно. Ее написал не только летящий волхов, но и обычный, ходящий по земле ученый, затравленный пятнадцатилетней политикой демократического режима. Ученый, ежедневно не знающий – сможет ли он завтра, или через месяц, продолжать вести исследования, или ему придется очередной раз уйти на бессмысленные заработки, только для того, чтобы прокормить семью и оплатить квартиру. Ученый, видящий, как власть ненавидит его лично, как уворовывается земля у него из под ног, как гниет русский этнос, двигаясь к последней черте необратимого распада.

Остановиться в падении, воспрянуть духом, встать с колен и почувствовать в себе новую жизнь, наш народ сможет только улыбнувшись. Не покаявшись, как это понимают христиане, а улыбнувшись, осознав, наконец, в себе силу и волю. Внутренние силы для этого есть. Путь их высвобождения лежит через любовь к Мирозданию.

Затравленный, лишенный сил человек не может любить. Только вольный дух с чувством возможности выбора жизненных путей, приходит к осмыслению чувства любви, к любви как ведущей страсти. Любовь к женщине – лишь честное проявление этого великого чувства.

Иной любовью живут люди, творящие мир. Они чувствуют любовь как зовущую перспективу, как счастье созидания. Но на такое чувство способны лишь люди длинной воли. Те, кто замыслил сегодня, и не утратив смысла действия, лишь через годы труда, достигают задуманного. Сегодня такие люди сопротивляются глобализму и борются за Россию бескорыстно, просто из любви к русскому роду, русской земле. Именно их сознательный и жертвенный труд во имя Родины, оправдывает и спасает саму жизнь русского народа.

Повторю, не отрешенные святоши за толстыми стенами монастырей спасают Русь. Но те, кторые денно и нощно восхищаются и созидают, не отделяясь от людского мира и людского горя.

Наше время – время человеческого падения, время выродков. Русский мир осквернен и опозорен. Мировой глобализм уже списал русских за непотребностью – сами догниют. Но именно в этом опозоренном и ошельмованном русском мире зреет великий дух и великая сила.

Запад узнал – что есть русский медведь и научился его усыплять. Но он еще не знает - что есть русская любовь, какова ее сила. А именно она одна только и помогает нам сегодня возродиться. Верю. Засучим рукава, и даже грязную работу сделаем достойно. Так, как ее надо сделать. Главное, что тот отправной импульс, с которого начнется любая очистительная работа, должен появиться на основе любви, а не ненависти. В конечном итоге мы должны не разрушать, а построить свой мир. И в этом мире решающее слово будет за любовью, а не за пороком и злобой.

Чтобы остановиться от падения в пропасть, куда нас толкают, нужно увидеть, почувствовать то прекрасное, что есть в этом Мире. Это дар богов. И само его принятие рождает любовь. Нужно улыбнуться этому дару, поняв и запомнив внутренний прилив сил, который при этом рождается изнутри. Этот прилив сил – вам личный дар. За него стоит благодарить богов!

3. Великие Боги! Великий дед наш, Даждьбог! Бывает всяко. Бывает и глубокий снег, и обжигающий ветер. Но если ты, боже, вышел на небо, то даришь нам свою любовь. Ты поднялся над лесом, и я утопаю в море твоего золотого света. Согрей меня Великий Бог! Закрываю глаза, разбрасываю руки, и чувствую, что возношусь в твоем бесконечном сиянии. И твои лучи пронзают меня насквозь. Чувствую великое благо! Чувствую, как накатываются волны света и появляются слезы от обнажающейся души. Бог Великий! Я легкий и прозрачный. Ты милостью своею сжигаешь во мне всю грязь, что посмел я пронести через эти снега к тебе. Бог Великий! Я парю в пространстве, моя душа летит в неистовом восторге, потому, что я сейчас люблю все Мироздание. Бог Великий! Дай мне быть долго таким, как я сейчас перед тобою в твоих лучах: летящим, сияющим, чистым, не замерзающим, но излучающим тепло, понимающим Мир чувством бесконечной доброты и нежности. Бог Великий, как совершенно творение Мира! Воистину, добро вечно и всесильно, и только оно одно дает начало всему живому! Я обретаю внутреннее видение сути. Без этой бесконечной доброты и любви, что явлена мне светом, и что вижу сейчас закрытыми глазами, без нее я – слеп. Как ничтожна злоба! Как прижимает она к земле, как обращает в ползучего гада. И как легко парить с поднятой, откинутой назад головой, в чувстве необычайной легкости, абсолютного покоя и бесконечного счастья от великой мировой любви, которую единственную удается понять сейчас, и слиться с нею. Это чудо! Чудо понимания мира дано мне как великое наслаждение бесконечной благодатью. Мысль и чувство – едино легки и едино радостны. Воистину, миром может править любовь. Ты дал мне понять ее, Великий Бог!

Так шел я долго по глубокому снежному насту, проваливаясь почти по пояс, выбираясь, и снова проваливаясь. Когда стало уже совсем не в моготу, и сырые ноги начали замерзать, над лесом встало наше Солнце. Его свет дал необъяснимый жар и прилив сил. И тогда, потеряв ориентацию и память, мне вдруг представилось – что есть мировое добро и мировая любовь, которые всегда рядом с нами. И та добрая сила, которая может быть ими дана, которая заставляет любить каждую травинку, позволит преодолеть снега и тяжкую дорогу, так что путь, чреватый великим риском, завершится благополучно. Благоговение и любовь к лепестку цветка, к всему малому, рождающемуся и призванному радостно и наивно жить на земле, способно влить в нас неограниченные силы, достаточные, чтобы оказалось возможно защитить этот нежный и ранимый мир. И эта сила, данная для защиты начал нашей жизни, тем сильнее и праведнее, чем более чиста она сама – наша нежная и ранимая любовь. Русский богатырь – это сверхчеловек, способный восхищаться и любить нежно.

Боги с нами. Их и наша любовь не поддельна. Она не выдумана Павлами. Она есть то святое, что дается нам самой Природой. Нужно только привыкнуть читать ее великую книгу. Она зовет нас не бояться и не трепетать. Она говорит каждому из нас: дерзай! Дерзай, но помни: если на пути твоем не будет любви, он не кончится добром. И только если ты останешься верным любви, - все богатство Мира будет у твоих ног, все закрытые двери распахнутся, все цепи падут, все заговоры утратят силу. Тогда в ясном свете души ты узришь утро русских богов.

Продолжить

Язычество - Вера и образ жизниЯзычники в наши дниЛитература, Интернет-ресурсыЭкологическое ВозрождениеКольцо форумов СлавииНовое
О Содружестве Природной Веры
Основы ВероученияНаши целиОбщественные акции и этическое учениеОбряды "Славии"Вечевые Собрания

Реклама:


?aeoeia@Mail.ru
rax.ru: iieacaii ?enei oeoia ca 24 ?ana, iinaoeoaeae ca 24 ?ana e ca naaiaiy
 
Rambler's Top100