Велимир, волхв языческой общины "Родолюбие Коляды Вятичей"

Волхвы против глобализма

Часть третья. Путь в будущее.

Совершенный человек

Оглавление

 

1. Следует помнить что Даллес, в своей программе уничтожения русского народа, делает основную ставку на безнравственность, утрату совершенства и величия русским народом. Поэтому нам следует поговорить о человеческом совершенстве. Если отбросить идеал демократии как образ все более ускоренно потребляющего человека, то мы вновь возвратимся к вечной проблеме. Каким надлежит быть человеку, в чем должны состоять его устремления, в чем его идеалы и совершенство? Ответ на этот вопрос естественно связан с идеалами религии. Связан ответ и с устремлениями общества, в котором человек живет, или общества, которое ему представляется как правильное.

Не имея возможности дать обзор всех идеалов, которые были сформулированы в истории человечества, остановимся на современных представлениях, которые альтернативны демократии, и оказываются рядом с нами. Важно отметить, что среди этих альтернативных идеалов, оказываются таковые, которые для нас не приемлемые, которые и идеалами-то назвать нельзя. Тем не менее, они претендуют на роль идеала.

Не только русский народ, но вообще все человечество утвердило единый ряд представлений о человеческом совершенстве. По здоровым общечеловеческим понятиям, совершенный человек имеет совершенное здоровое тело. Он смел, уверен в себе, почитает своих богов предков и хранит традиции, он гостеприимен и вежлив, он профессионал своего дела, он любит своих детей, передает им традицию и заботится об их будущем. Он отстоит свою родную землю с оружие в руках, если это потребуется, но по духу – он человек мирной жизни.

Русские язычники выступают за идеалы русской традиции на русской земле. Русские националисты отстаивают лозунг «Россия для русских». Этот лозунг двойственен. Демократическая власть толкует его исключительно как политический лозунг и призыв к такому русскому национальному государству, где национальным меньшинствам будет отведена роль пропорциональная их вкладу в государство или даже несправедливо меньшая. Но это же лозунг имеет и этническую составляющую, когда Россия понимается не как государство, а как Русская земля, где исконно проживает русский этнос. Тогда получается, что помимо единого государства, Россия - как исконно русская земля, должна быть для русских в такой же степени своей, как и Татария для татар, а Кавказ для кавказцев. При этом никто не угнетается, но прекращается геноцид: русский народ получает право на этническую жизнь на своей земле. Выделяя этническую составляющую лозунга, мы и формулируем его уже как идеал, и как необходимое нам совершенство. Мы находим, что традиция обязана жить. Мы говорим: «Русская традиция - для Русской земли». Совершенный человек не мыслится язычниками вне своей земли и этнической традиции.

2. Не смотря на вечный и установленный набор характеристик совершенного человека традиционного общества, человечество стремится породить иные системы идеалов и ищет иные пути их достижения. Причины этого различны. Чаще всего к этому толкает требование легализации пороков или коренных недостатков общества. Нам требуется увидеть такие системы для того, чтобы почувствовать границы миров и благодаря этому крепче держаться за свою традицию. Здесь приведем три примера, один из которых сформулирован как идеал демократического общества и сформулирован как поучение для детей в виде «сказки про лягушат». Другой пример: дианетика, которая существует как действующая машина слома психики своих пациентов. Дианетика заявляет, что она есть инструмент и метод достижения человеческого совершенства – человека предельно чистого, «клира».

Демократия сопротивляется дианетике, поскольку она ведет к появлению людей с не демократической и не христианской системой ценностей. В каком-то смысле, дианетика вытесняет христианство, подменяя его монастырские методы сокрушения мозгов своей системой. И третий пример - совершенно противоположный. Это развитие идеала советского человека, применительно к империи СССР2, который не реализован в такой степени как дианетика, но который существует в виде умозрительного проекта: мы опять будем цитировать книгу Калашникова и Русова «Сверхчеловек говорит по-русски».

Итак, «сказка про лягушат». Она позаимствована нами из интернета, с какого-то детского сайта. Она доводит американскую идею успеха до детей в ясной игровой форме.

«Жили были маленькие лягушата, целью которых было забраться на высокую башню. Поэтому они устроили соревнования – кто прыгнет выше всех и окажется на башне. Собралось много зрителей, которые хотели посмотреть на эти соревнования и посмеяться над их участниками. Никто из зрителей не верил, что лягушата смогут забраться на вершину. Слышны были такие крики: «Это слишком сложно, они никогда не заберутся на верх.» Или: «Нет шансов, башня очень высокая!» Маленькие лягушата начали падать один за другим. За исключением тех, у которых открылось второе дыхание, и они прыгали все выше и выше… Толпа все равно кричала: «Слишком тяжело!!! Ни один не сможет это сделать!» Еще больше лягушат устали и упали… В конце концов, все поддались, и только один поднимался все выше и выше. И приложив все усилия, он забрался на вершину. Тогда все лягушата захотели узнать, как ему это удалось? Один участник спросил – как ему удалось найти в себе силы. И тогда оказалось, что победитель был глухой. Мораль истории: Никогда не слушай людей, которые пытаются передать тебе свой пессимизм и негативное настроение. Они отнимают у тебя твои самые заветные мечты и желания. Те, которые ты лелеешь в своем сердце. Не забывай о силе слов. Все, что ты слышишь или читаешь – воздействует на твое поведение! Поэтому: Всегда будь настороен положительно. И кроме того: будь глухим, когда люди тебе будут говорить, что твои мечты несбыточны! Всегда думай: я сделаю это! Расскажи эту сказку пяти маленьким лягушатам, которых ты знаешь.»

Проведем анализ сказки. В ней есть положительные и отрицательные стороны, - в зависимости оттого, с какой позици на нее смотреть. Толпе зрителей наплевать на достижения лягушат, т.е. их затея кажется безвреднеой и не нужной. Героем сказки является маленький упорствующий лягушонок, которому заранее ясна истина, и который никого слушать не должен.

Но главное: почему все же лягушата хотели запрыгнуть на башню? В традиционной сказке цель всегда имеет родовое значение. Здесь же цель нарочито бессмысленна. Получается, что достаточно одного хотения, ибо у демократии, как у Смердякова – все дозволено.

Для молодых людей в условиях демократии эта сказка должна быть особо убийственной. В нее "возвышенными" методами заложен образец цинизма: только я, со своим мнением, на что-то гожусь. Буду прыгать, и поступать как нахожу правильным, а все остальные, кто меня поучает - просто разжиревшие жабы.

Этот «совершенный» лягушонок как раз и есть тот человеческий типаж, который "ломает более всего дров" на своем пути, и более всего разрушает то, что его вырастило и выкормило. Вот он-то сказочнику всего и ближе. По сказке - деяние его безобидное - залезть на башню. В жизни все оказывается взаимосвязанным. Опыт старшего поколения сказка ставит ни во грош. Все старшие – это пассивные зрители, чье мнение может быть только вредным.

Лягушонок по-своему дерзает. Надо ли дерзать? Надо, но не всем. Учить дерзать всех подряд - ошибочно. Есть те люди, в кого вложена потребность дерзать, но есть и те, кому это биологически не требуется. Мера каждого типа людей сложилась биологически и тут не надо подвергать сомнению мудрость Природы, данную нам богами в наших генах. Не правильно сдерживать дерзающего. Но и не правильно толкать на дерзание домоседа. Для традиционного общества важен и тот, и другой тип человека. Бытие рода требует не случайных и не предсказуемых прыжков, а повторения традиции, в которой дерзания мотивируются системой ценностей.

3. Казалось бы дианеика – частное явление. Однако, она попала в сферу нашего внимания потому, что мир глобализма, лишая человечество родовых традиций, ищет свой личный путь к счастью. В наиболее развитой форме этот путь к счастью представлен дианетикой – учением, сочиненным в середине двадцатого века Л. Роном Хаббардом. Дианетика претендует на науку, объясняющую поведение людей.

Если наиболее правильные, адекватные бытию, поступки и мотивации человека родового общества вытекают из его родовой культуры, традиции предков и в конечном итоге мифологии, то согласно дианетике, правильное поведение человека должно отыскиваться из соображений личной выгоды и рациональности применительно к конкретной ситуации. Какие-то принципиальные нравственные положения, необходимые для бытия в целом, в рамках соображений дианетики утрачиваются.

По дианетике, конечная цель человеческой жизни, ничем не отличается от цели жизни животного. Она формулируется единым словом: «выживай».

По Хаббарду, здоровый, чистый и естественный человек мыслит всегда рационально здраво. Он всегда приходит к наилучшим решениям во всякой ситуации. Он мыслит чисто, без заблуждений и логических ошибок. Ничто не может нарушить правильность его жизненных расчетов, поскольку вся получаемая им из внешнего мира информация не искажается внутри его сознания, а безошибочно трансформируется в его действие.

Такой человек в дианетике называется клиром – т.е. «чистым». Суть дианетики в том, что она провозглашает такой рационализм конечной целью человеческого совершенства, и предлагает способ ее достижения. И конечно же, никакие расовые и культурные различия не имеют значения для достижения состояния клира. Люди во всем мире одинаковы, и есть единый метод дианетики, для приведения человечества к счастью.

Согласно дианетике, существует единственная причина, которая препятствует нашему счастью. Это записанные в нас инграммы.

Инграмма – это информация, записанная в нашем уме, в основном во время боли или угрозы жизни. Она возникает во время удара или травмы, и составляется не только из ощущений боли, но и из непроизвольной памяти всего того, что сопровождало эту боль. Сказанные при этом другими людьми слова или иные дополнительные ощущения, испытанные человеком могут быть совершенно случайны, но все они закрепляются бессознательной памятью в комплексе инграммы. Таких инграмм в человеке может быть много. В предыдущей сказке, зрители создают у лягушат инграммы невозможности действия, ибо говорят в такт их падениям и разочарованиям.

Инграммы, якобы, живут в человеке бессознательно, и ни в коем случае не позволяют человеку самостоятельно осознать их. Но при этом они руководят поведением человека из подсознания. В результате, всякий раз, когда в жизненной ситуации воспроизводятся слова или ситуации, сопровождающие какую-то инграмму, психика человека дает сбой. Человек демонстрирует не адекватное поведение, которое ведет его к конфликту и раздражению, и которое усиливает инграмму.

Терапия дианетики состоит в том, чтобы залезть человеку как можно глубже в душу, заставить его вспомнить все эпизоды своей жизни (вплоть до момента рождения и глубже – это очень популярно в западной психологии), и рассказать о них. Многократно повторить эти эпизоды жизни в рассказе терапевту – клиру. Воспоминание и многократный рассказ ситуации, запечатлевшейся в психике как инграмма, якобы, способствует осознанию инграммы и разрушению. В результате человек очищается. Когда в человеке разрушены все инграммы, он становится клиром.

В дианетике человека заставляют вспоминать детали своей жизни в состоянии расслабления, закрытых глаз и в состоянии полусна. Многократные и многодневные требования к расслабленному и почти спящему человеку вновь и вновь вспоминать одни и те же болезненные эпизоды своей жизни – в отдельных случаях ведут не к исцелению, а к разрушению психики и приводят к подчиненности «врачевателю». Действие такого мягкого допроса аналогично исповеди в христианстве. Так же как в христианстве – результат психологической обработки дает широкий спектр результатов изменения психики пациентов. Он действительного выздоровления до явного умопомешательства.

4. Нельзя отрицать, что инграммы, о которых говорит дианетика, не существуют. Они существуют, и действительно для облегчения жизни их следует разрушать. Во многом христианская исповедь есть инструмент разрушения инграмм. Очевидно, и дианетика построена как своего рода исповедальная индустрия. Институт исповеди в России верно служил царской охранке. Очевидно, индустрия дианетики крайне важна и крайне опасна для спец. служб. Для безопасности империи глобализма, клиники, где практикуется дианетика, должны быть тайно укомплектованы офицерами ЦРУ. Но эта проблема оказалась настолько накладной, что дианетику в США просто запретили. Случился, казалось бы, парадокс: учение о достижении счастья при глобализме было изгнано из центра глобализма.

В больном и порочном обществе, где необходимо непрерывно лгать, и где люди запутались в собственной лжи, исповедальный институт, вроде дианетики, может действительно оказывать душевную помощь. Велики издержки такого института. Не случайно, в дианетике есть не официальный термин: «отработанное мясо». Ряд граждан после дианетической терапии становится душевно больными. В целом, однако, такой институт должен быть клапаном, через который происходит разрядка напряжения. Именно этим и обусловлен успех дианетики в мире.

В обществе, где люди имеют возможность высказывать то, что думают, что в них наболело, такой институт оказывается лишним. Человек высказывает свои проблемы друзьям и родственникам, которые у него есть и которые могут его понять. Человек выходит со своими проблемами на берег реки или к дереву, и просит их снять душевные тяготы. Это очищает и помогает эффективнее, чем исповедь в клинике или в церковной каморке, потому, что это естественнее для человека.

Инграммы не задерживаются в человеке, если он говорит так, как думает, а поступает так же как говорит. Инграммы не задерживаются в человеке, если он не склонен ко лжи и живет по правде. Инграммы разрушаются сами с течением времени, или они обнаруживаются таким человеком, анализируются и преодолеваются. Преодоление инграммы – это правильное естественное действие ума, выработанное эволюцией.

В понятиях дианетики, человек не виновен в своих инграммах. Они возникли в нем как бессознательное явление, и за них отвечает не здравый разум, а подсознание человека. Однако в это трудно поверить. Если наше подсознание (уголовное по своей сути, если доверять Фрейду и Юнгу) действительно упорно хранило бы все наши боли и формировало через них дальнейшую жизнь, то что это была бы за жизнь? Женщина рожает второй и третий раз потому, что забывает боли первых родов. Если бы боли родов довлели над нею как положено хаббардовой инграмме, то и род человеческий на Земле не возник бы. Наверняка можно найти отдельных людей, в которых сохранились страдания в форме хаббардовой инграммы. Но вовсе ни откуда не следует, что биологически так обстоит дело со всеми людьми. Время лечит. Мы забываем боли и страдания ушедших событий. Если бы повеления прошедшей боли из подсознания не ослабевали, то люди были бы видом не пригодным к жизни.

Бессознательные хаббардовские инграммы не имеют такого значения, какое им приписывается. Более того, дианетикам надо быть честнее, ибо они вполне сознательно не описали всего круга человеческих инграмм, хотя и ввели этот термин. Инграмму можно вселить в человека насильственным путем. У нас этого нагляднее всего добиваются через систему дедовщины в армии. Признание человеком над собой чей-то власти – это вписанная в него инграмма. Она может быть и полезна, но чаще всего вредна. Преодоление такой инграммы – это «выдавливание из себя по капле раба». Кроме насильственных инграмм, есть инграммы, в которых человек виновен напрямую, и они обусловлены вовсе не болью, а другими, более сильными мотивировками.

Каждый может проследить за собой: как в нем появляются и разрушаются инграммы. Так, например, вы в состоянии аффекта поругались с человеком, или человек оказался свидетелем какой-то вашей слабости. Далее вы можете считать его всю жизнь негодяем, хотя это мнение обоснованно только тем, что вы не сдержались, оказались не на высоте, и теперь молча вынуждаете себя думать, что закричали или скверно поступили исключительно потому, что этот человек негодяй. Так бывает очень часто. И это будет позорная ложь самому себе. Иные люди хранят в душе десятки таких случаев лжи, которые понуждают их думать о себе и обо всем мире ошибочно. В результате этой внутренней лжи, такие люди дают неверные оценки событий и поступков, и неверно ведут себя сами, отягчая этим тайную ложь внутри своей души.

Можно с самого начала вести себя иначе. Можно, осознав, например, свою вспыльчивость или слабость, подойти следующий раз к задетому вами человеку и извиниться. Он может и не простить вас, например, может дать хамский ответ на ваше извинение. Но это уже не будет иметь значения. Будет иметь значение лишь то, что вы преодолели себя изнутри. Не согласились жить с очередной маленькой ложью, какой бы маленькой она ни казалась. И это будет преодоление инграммы. Самое тяжелое, но и самое необходимое – это признаться перед другими в своей слабости, с целью преодолеть ее.

Если же человек насильно очищен от инграмм, и является по представлениям дианетики, клиром, он не застрахован от следующих инграмм. Способ избавления от инграмм, как тут указано, это не сколько «исповедь в грехах» перед кем-то, сколько привычка к самостоятельному очищению своей души от душевного сора. Именно такая привычка, такое стремление к душевной чистоте есть норма и обязательная принадлежность совершенного человека - язычника.

Хаббард прав в том, что инграммы засоряют мышление, и мешают достижению совершенства и счастья. Однако, предложенный им путь избавления общества от страданий – это путь кормления специалиста дианетики. Инграмма разрушается не только потому, что о ней вспомнили и над нею посмеялись, а потому, что ей предъявляется нравственный счет, которого она не выдерживает. Этот счет ведет за собой искупительный поступок, или хотя бы жертвенный труд богам, если ситуацию нельзя поправить иначе. Этого последнего в дианетике нет, ибо в ней понятия совести и нравственности заменены понятиями целесообразности и рациональности в согласии с западным мышлением.

Вообще же от инграмм нас избавляет наше внутреннее стремление к прямоте духа и еще следование народной традиции. Ибо традиция хранит не случайно закрепившиеся фантазии, а обряды, которые приводят народ к душевному очищению и совершенству. Традиционные языческие обряды – праздники годового круга – описаны нами в другом месте, см. «Книгу природной веры».

5. Теперь обратимся к идеям Родиона Русова в книге «Сверхчеловек говорит по-русски». Каким ему мыслится совершенство будущего человека, стоящего на идеях русского альтруизма. Там делается (пока) фантастическое предложение переломить западное зло созданием человека нового типа, который по сути будет психологически продолжать духовное развитие советского человека в рамках экономической системы капитализма. Отличие от нашего СССР будет в том, что эти новые советские русы будут строить СССР2 в рамках конкурентной капиталистической экономики и капиталистического государства. Соответственно, их идеалами будут не биологического стремления к наживе и паразитизму, а стремления к познанию и освоению новых возможностей, что биологически притягательно для человека.

Получается, что биологической потребности человека к личному накоплению и удержанию накопленного, противопоставляется биологическая потребность человека к поиску нового. При этом предполагается поправка человека на генетическом уровне в сторону сверх способностей и альтруизма. Уже сегодня такое общество предлагается строить следующим образом. Приводятся цитаты из книги.

«Видимо, Братство будет выглядеть в своей молодости так... первый уровень – сеть сочувствующих... Второй уровень – Товарищество посвященных – команды исследователей вокруг харизматических вождей и креативные корпорации, частные спец. службы, новые финансовые структуры, учреждения с революционными образовательными технологиями... Третий уровень Братства станет круг Дарителей –воплощенных сверхлюдей (генетически видоизмененных и бессмертных)....

Плоское обывательское «счастье» не является целью ни нового общества сверхновых русских, ни каждого из сверхчеловеков – русов. Не является нашей целью и обеспечение нашему молодому поколению пресловутого «счастливого детства». Дети в обществе люденов – русов получают истинно спартанское воспитание, с самого раннего возраста учатся стойкости, изобретательности, упорству и выносливости. Их жизнь – это постоянные походы, трудовая и боевая подготовка в семейных коммунах по методу Макаренко, обучающие компьютерные игры...

Продукты Корпорации с самого начала есть средства высочайших космических технологий, средства выхода в космос и обретения жизнедеятельности новой расы в мировом пространстве и на других планетах.... стильные космокомбеизоны со встроенными компами о отоплеием/кондицианированием на топливных элементах в роли модной одежды. Не только для взрослых, но и (что куда важнее!) для самых маленьких детей, начиная с компютеризированных детских колясок. Это – суперсовременные портативные дома, в которых, развернув их за считанные минуты, можно жить в любых условиях. От Подмосковья до Сибири, от Магадана до тропиков и даже на Луне... Пищевые реакторы вместе с микроволновыми печками будут встроены в портативные дома... Но мы создадим не только материальное. Стимул альтруизма – великий стимул, куда более мощный, чем презренная «морковка» личного обогащения... У русов – сверхчеловеков не может быть ничего, кроме презрения к мелкому дележу, к жалкой щенячьей драчке наций «за соску» ресурсов несчастной планетки возле желтого карлика – на фоне необозримых богатств Вселенной!...» Разговорным языком сверхновых русов будет язык Диал, уже разработанный. Это язык, наиболее приспособленный для изобретательской деятельности.

Иначе говоря, в борьбе с жадностью и эгоизмом, предлагается, что совершенные русские, по крайней мере частично, откажутся от своего языка в пользу Диала. Их дети будут воспитываться в интернатах как спартанцы, без какого либо чувства семейного тепла. Они будут иметь иную универсальную одежду. Их жилье и пищевой рацион будет не традиционный, целиком синтетический. Они будут пренебрежительно относится к Земле. Сами они будут генетически отличаться от нас сегодняшних. В них будет до предела развита аналитическая, не гуманитарная составляющая человека.

Что в таком случае остается в этих сверхлюдях от русских? Остается альтруизм. В них будет развит ген русского альтруизма, - того, благодаря которому русский заботится о дальнем своем, не обращая внимания на свою жизнь и жизнь ближнего. Есть у нас такая прекрасная черта. Она будет сохранена в генах бессмертных Дарителей.

Возможно ли устойчивое существование такого космического СССР2 ? Если возможно, то это действительно будут другие умные существа. Не люди в нашем сегодняшнем понимании. Сегодня мы знаем, что не существует примеров устойчивой жизни общества вне родовой традиции. Такая искусственно придуманная жизнь социума возможна не более, чем на сто лет (пока следы традиции не исчезнут окончательно). Исследования И. Шафаревича «Социализм как явление мировой истроии», указывает, что искоренение «плохой» традиции и лишение человека личных (эгоистических) стимулов оказывается гибельным для общества. В четвертом поколении, общество, где подавляются личные стимулы, необратимо вымирает. В этом смысле, наш СССР1 – просуществовал три поколения. Если бы исторически капитализм сдался, и позволил бы державе СССР просуществовать 100 лет, то русский народ необратимо разложился бы и вымер самостоятельно, без «услуги» в этом вопросе со стороны мировой демократии.

Важность традиции не в том, что она запрещает эгоизм и личностные устремления, а в том, что она облагораживает их. Традиция знает, что такие запреты смертельно опасны. В этом смысле стремление Родиона Русова к указанному совершенству для человека с человеческим набором генов, гибельно.

6. Совершенный человек должен совместить в себе естественным образом неудержимость прогресса и традицию. Традиция во многом неизменна. Это связанно с тем, что родовые идеалы и человеческие эмоции проходят через века без каких либо изменений: поколения дедов, отцов, детей, обустройство дома и жизни семьи, передача духовного и материального наследия потомкам – были и будет всегда, пока жив народ. Во все времена и во всех поколениях, люди переживают чувство любви как свежее, данное им чувство, независимо от того, что люди влюблялись в друг друга столетия и тысячелетия назад. Так же надо понимать и традицию, которая закрепляет в нас нашу родовую память. Она – наша визитная карточка, подобная генам. Ею надо владеть и уметь пользоваться к месту. И каких бы высот ни достиг человеческий прогресс, надо помнить, что мы, сегодняшние - те же люди, что жили тысячу лет назад. Древность живет рядом с нами в современности.

В этом смысле пророческой выглядит фантастика И. Ефремова «Туманность Андромеды», где люди далекого будущего будут способны понять и своих предков античной эпохи. Собственно, Ефремов утверждал идеал здорового советского человека, который должен был вместить в себя всю традицию человечества. Мы же понимаем, что для жизни в толще времен, требуется лишь знать и чувствовать традицию своих языческих предков – тех, кто понял Нравственный Закон Рода, и кто обожествлял Небо и Землю, которые мы наследуем.

На фоне преходящих и сменяющихся технических знаний, русский человек до тех пор будет русским, пока он чувствует это.

Но все это будущее, и далекая перспектива. А что есть сегодня? Какие малые шаги следует делать сегодня в сторону человеческого совершенства. Сегодня нам надо изживать пороки западной демократии. А так же пороки, доставшиеся нам от кризисной и худшей части социализма.

Говорят, лень – мать всех пороков. Но еще и ложь – их общая сводница. Наше сегодняшнее общество изолгалось. Виновна в этом демократия, виновен в этом и сам русский народ, во многом сам растерявший свои родовые драгоценности и питому утративший пассионарность.

Чего не сказал о пассионарности Л.Гумилев? Кроме всего прочего, пассионарность – это здоровые увлечения человека. В увлечениях человек находит идею продолжения жизни. Увлечения обещают перспективу лучшую, чем есть у человека сегодня. Увлечения всегда выводят человека на грань между игрой и рациональностью жизни. Увлекаясь, человек всегда ориентируется в будущее.

Но демократия создает условия жизни, при которых нет здоровых увлечений. При демократии, увлечения – это удовлетворения пороков и физиологических зависимостей человека, а вовсе не игра и устремления духа. В своих здоровых увлечениях, человек всегда честен. В удовлетворении пороков – он всегда лжив.

Именно лживость на каждый день не позволяет человеку быть откровенным с самим собой. Не позволяет ясно мыслить и приходить к правильным выводам. Именно ложь перед самим собой закрепляет комплексы и инграммы порочного поведения, разрушить которые тем труднее, чем дальше по пути лжи ушел человек.

Лжи в язычестве противостоит мистерия – это обнаженная совесть, когда чистой душе напрямую открывается духовная истина, и от того она делается еще чище. Наши язычники проводят мистерии, (подробнее об этом см. в «Книге природной веры»). Вообще же, когда человек обращается к богам с вопросом или просьбой, он получает ответ настолько, насколько совершенен. Именно поэтому языческие волхвы ищут духовного совершенства: они честны, пребывает в дарна и следует Нравственному Закону.

7. Совершенный человек магически защищен только лишь своим душевным совершенством. Христианство утверждает, что все люди находятся под оком господним. Якобы за каждым человеком неустанно изо дня в день следят приставленные ангелы. Они записывают в нетленные рукописи малейшие духовные побуждения грешника.

Все это действительно имеет место с христианами. Боясь, что их пересчитает черт, они согласны, чтобы их держали под непрерывным контролем. Этим христианин платит своему богу за душевный покой и сбережение.

С язычниками ничего подобного не происходит. Никакие ангелы их досье не ведут. Хотя мысли людей и создают отпечатки в пространстве третьей реальности, и собирают духов, боги не организуют тотальной слежки за людьми. Эта языческая свобода пугает некоторых людей тем, что человек в ней оказывается как бы предоставленным самому себе, без какой-то видимой охраны богов. В результате, люди начинают бояться колдунов, а колдуны начинают усматривать в людях свою поживу. Все это имеет место сегодня, в двадцать первом веке. Это явление начинает набирать обороты. Поэтому не удивительно, что вновь начинают всплывать выдумки про то, как люди защитилась от колдунов только обращением к попам, церковному «богу» и церковным атрибутам. В действительности же масса людей понимает, что никакая церковь, никакие молитвы или попы с кадилами от злых колдунов их не защитят. Потому они прямо из церкви идут за помощью к другим колдунам и магам.

Совершенный человек не боится колдунов и магов потому, что имеет свое место в этом мире. Это место безусловно в какой-то момент дается ему богами. И если он честен, и делает то, что необходимо его земле и народу, то духи и вся Природа будут охранять его жизнь и здоровье. Все потуги магов против такого человека будут бессильны. Совершенный человек почти материально ощущает привязанность к своему Месту в Мире. И радуется этому.

П.К. Иванов учил в своей «Детке»: каждому человеку дается, предлагается свое место в мире, «оно никем не занято». Совершенство обретается человеком тогда, когда он нашел это место и занял его. Вместе с этим, человек обретает прочную связь с богами и предками. Заключает с ними бессловесный договор, и начинает жить продуктивно и счастливо.

Продолжить

Язычество - Вера и образ жизниЯзычники в наши дниЛитература, Интернет-ресурсыЭкологическое ВозрождениеКольцо форумов СлавииНовое
О Содружестве Природной Веры
Основы ВероученияНаши целиОбщественные акции и этическое учениеОбряды "Славии"Вечевые Собрания

Реклама:


?aeoeia@Mail.ru
rax.ru: iieacaii ?enei oeoia ca 24 ?ana, iinaoeoaeae ca 24 ?ana e ca naaiaiy
 
Rambler's Top100