Велимир, волхв языческой общины "Родолюбие Коляды Вятичей"

КНИГА ПРИРОДНОЙ ВЕРЫ

Глава 1 - Философские вопросы язычества

Живое язычество

Оглавление

 

1. Время эволюции язычества на Руси составляет несколько тысячелетий. По сравнению с Западной Европой, развитие язычества Руси оказалось более длительным, достигло в некотором смысле апогея и до предательства Владимира не переживало катастрофического влияния других культур. Этому способствовали как непроходимые леса, так и нежелание славян знакомить другие народы с географией своей земли.
Длительное развитие язычества определило русскую самобытность и народную культуру. Древние русичи построили языческое знание как систему выживания в борьбе пахаря с лесом, непогодой, захватчиками.
Когда эти задачи были выполнены, развитие язычества замедлилось. Эту эпоху мы называем здесь апогеем. У разных племен он приходится на разное время. Условно говоря, для Киевской земли, язычество достигло апогея к девятому веку. После апогея начался исторически обусловленный спад. Он обязан началу формирования государственности. Здесь необходимо разъяснение.
2. С позиции современного человека, становление государственности, это благо и свидетельство прогресса общества. Это известный процесс, который возникает у племенных союзов, когда их богатство достигает критического уровня. Это объективно необходимо, дабы сообщество из алчности не разорвало само себя на части и не стало добычей соседей.
Когда родовое общество сталкивается с алчностью исторически впервые, оно не способно бороться с ней посредством нравственных категорий. Ибо во-первых, такие категории оказываются еще не выработаны. Во-вторых, алчность вообще очень трудно регулируется даже самым высоким нравственным категориям. Здесь мы полностью разделяем идеи ранней работы Ф. Энгельса "О происхождении семьи, частной собственности и государства". В этой работе указывается, что становление государства происходит благодаря таким социальным явлениям, которые на фоне сложившейся языческой нравственности выглядят преступлением и шагом назад в дикость.
Но противопоставить этой дикости оказывается ничего нельзя. Суть в том, что обладатели физической силы и оружия корысти ради насильно меняют издревле установленный закон распределения собственности внутри племени, и начинают захватнические войны с соседями. Потомки этих обладателей оружия, вдосталь награбив и обогатившись, подчиняют себе окружающие племена, облагают их данью, объявляют себя князьями и думают над тем, как создать инфраструктуру для удобства управления, и как обосновать свою власть в глазах подчиненных. На это уходят десятилетия, а иногда и века. Так создается государство.
В нравственном смысле, создание государства это шаг назад, поскольку при этом попираются нравственные нормы человеческого бытия. Но при этом у объединенного государством народа все же остаются силы, чтобы сделать нравственный шаг вперед.
Нормы бытия изначально даны людям богами. Хранителями и выразителями воли богов традиционно всегда были волхвы. Волхвами становились в силу природного дара и общественного авторитета. Волхвом, за которым признавались общественные функции, мог быть только человек второй половины жизни или вообще старик. Через волхвов племя связывало свою жизнь с предками и богами. К волхвам (волховам) мы причисляем и старейших женщин, которые были хранителями родовой памяти.
Исторически, до того как избранный воевода стал превращаться в князя, вся полнота власти была сосредоточена в руках волхвов. Спрашивается, как вести себя князю, если за волхвами предки, честь, вера и древний обычай, а за ним лишь деньги и оружие? Да очень просто. Отказаться от древней веры, сменить представления о чести, и завести новые обычаи. Если при этом народ хорошо поить, то все обойдется!
Поэтому после апогея исторический спад язычества выражается в том, что князья отрекаются от своих племенных богов, и обращаются к богам войны и оружия. Принципиально важно, чтобы у этих богов не было нравственного закона. Князь Владимир поступал именно так, когда вводил в Киеве свой новый пантеон богов во главе с Перуном. Христианство было уже вторым шагом в этом направлении.
Исторически, волхвы племенных богов оказываются в конфликте с княжеской властью и верой. Всячески препятствуя власти князя на местах, они оказываются в оппозиции к государству. Если при этом волхвы честны и принципиальны, то князь не может купить их, и это ведет к внутренней идеологической борьбе. В этом и состоит суть деградации язычества после апогея. На Руси эта деградация началась не вследствие успехов христианства, как это написано во всех учебниках, а под давлением сил, формирующих государственность.
Много позднее, когда в результате нашествия орды укрепилась власть церкви, язычество попало в фазу надлома - в такое состояние, когда разорвалась связь народа с волхвами. При этом, народ утратил цельную языческую картину мира и был обязан строить ее с привлечением христианских представлений.
Такова общая картина. В деталях начало деградации язычества мы рассмотрим в третьей главе, в узлах посвященных грозовому мифу. А в завершении книги будет показано, как за надломом началось медленное но неизбежное из века в век возрождение язычества.
3. Язычество оказалось непригодным для создания такого порочного образования как государство. Но критикуя государство, мы должны помнить, о его многофункциональности. Помимо того, что государство узаконивает изначальное преступление, оно имеет и ряд функций, которые становятся для народа жизненно необходимыми. Временами государство нуждается в организации народа и потом в удовлетворении его воли. Поэтому у государства периодически возникает необходимость возвращения к нравственным представлениям, а заодно и к язычеству. Это неизбежно требуется во время кризисов, эпидемий, войн, при освоении новых земель и контактах с их аборигенами. Поэтому хотя государство и ненавидит язычество официально, оно в действительности не может отказаться от него и вынуждено ему уступать.
Давление язычества на государство происходит и тогда, когда оно в нем не нуждается. Во времена усобиц и крушения нравов древние летописцы отмечали появление в городах волхвов. Они говорили народу свое слово и платили за это жизнью. Так, в одиннадцатом веке пришедший в Киев жрец объявил, что через пять лет Русь с Грецией местами поменяются, а Днепр вспять потечет. Ночью жрец исчез, а через пять лет на киевский стол сел полоцкий князь - волхов Всеслав Вещий. Это было столь фантастично, что аллегорию жреца сочли пророчеством. Можно думать, что жрец и не предвидел такого события, а подразумевал, что слишком велик приток на Русь иноземной греческой культуры и с такими темпами здесь скоро будет Греция. Речи жреца в таком варианте приобретают явно крамольный характер - жрец намекает, что кто-то меняет Русь на Грецию, и потому жреца тайно убрали. Открытое устранение жреца могло бы привести к народным волнениям. Церковь заявила, что устами жреца говорил бес.
Через десяток лет в Новгороде другой жрец говорил с князем и епископом от имени возмущенного народа. Жрец обещал совершить чудо - перейти Волхов будто посуху. Но во время договора с властями, жрец был предательски убит князем. Князь принес под полой на переговоры топор. Сам факт успеха своего преступления князь мотивировал тем, что жрец не смог его предвидеть, а значит, и не имел должной силы и права на слово. Поступок князя можно расценить как страх - вдруг действительно жрец совершит чудо и обретет власть. Карамзин в своей "Истории государства Российского" назвал этого князя храбрым.
4. Появление в народе жрецов относится к домонгольскому времени. Позднее о языческих мотивах поступков исторических личностей приходится судить уже на основе анализа деталей поведения, поскольку языческая идея становится тайной, хотя и остается ведущей.
Например, самым известным, хотя и не главным, деянием Степана Разина оказалось жертвоприношение персидской княжны Волге. Разин выгонял попов, утверждал среди крестьян общинные законы и ввел не церковную - языческую форму брака. Об этом как-то забыли. Но вот жертвоприношение! То, что княжна спаслась, и ныне существует род, ведущий свое начало от нее и Разина, не имеет значения, она приносилась в жертву, ее жизнь отдавалась богине. Волга могла взять ее или не взять. Важно, что Разин ее жертвовал!
Тут впору обвинить безнравственного Стеньку-язычника во всех смертных грехах и вспомнить, что церковью-то он был проклят. По меркам обывателя-западника деяние Разина было чистым преступлением - погубил беззащитную пленницу. Что же, народ ужаснулся злодеянию? Нет, народ воспел этот поступок, ибо он оказался им понят. Разин, значит, поступил нравственно? Да. Он принес жертву богине ради воли народа, которая без крови не дается. И он, и его дружина сложили за эту волю головы. И они готовы были это сделать. Потому и жертва, отрезающая путь обратно, может быть оправдана. Сидя в довольстве и безопасности понять это жертвоприношение нельзя. Здесь мы имеем исторический пример работы сознания в экстремальном состоянии. Опорой этого сознания оказалось русское язычество.
5. В течении веков подавления, язычество ушло на уровень подсознания, где и осталось в ожидании своего времени. В критических ситуациях язычество оживает, выходит из подсознания в сознание народа. Проявляется это в том, что, когда здравые аналитики еще не усматривают причин для беспокойства, группы людей вдруг начинают сознательно говорить и действовать от имени этой древней культуры. Предпоследний раз это было совсем недавно - в девятнадцатом веке, когда прогресс во всем мире сметал остатки древних культур и приводил им на смену обезличенные технологические общества. Этот тлетворный процесс, в результате которого исчезал национальный тип человека, а появлялся делец, вызвал естественную реакцию лучших представителей российской интеллигенции - спасти духовное наследие народа от истребления.
Конец девятнадцатого - начало двадцатого века отмечен вспышкой интереса к языческому наследию. Вместе с научными исследованиями происходит эстетическое его осмысление "Могучей кучкой", собирателем фольклора Афанасьевым, Рерихом, Врубелем, Стравинским, Васнецовым, Блоком, Кондратьевым, Велимиром Хлебниковым. В условиях грядущей для культуры опасности, язычество, как запечатленная в сознании народа система выживания, включилось и заработало в новом качестве.
Тогда язычество позволило сформулировать и сохранить достижения национальной культуры. Вот что по этому поводу писал А.. Блок в статье "Поэзия заговоров и заклинаний": "То, что было живой необходимостью для первобытного человека, современные люди должны воссоздать окольными путями образов... Мы должны воссоздать ту внешнюю обстановку и те духовные переживания, среди которых могли возникнуть заговоры и заклинания; для этого необходимо вступить в лес народных поверий и суеверий и привыкнуть к причудливым и странным существам, которые потянутся к нам из-за каждого куста, с каждого сука и со дна ручья... В первобытном сознании красота совпадает с пользой. Наша красота робка и уединенна, наша польза хлестка и груба... Искусство действенных заклинаний - всем нужное всенародное искусство; это полезное первобытное искусство дает человеку средство для борьбы за существование. Для того, чтобы вылечить болезнь, хорошо работать, быть счастливым в домашней и хозяйственной жизни, на охоте, в борьбе с недругами, в любви - нужен ритм, который составляет сущность заклинания... Ритм этот запускается словом заговора, динамикой совместной работы."
Как видно, Блок считал необходимым воспроизвести атмосферу языческой старины не для поклонения в страхе, а для вполне понятной цели - создать условия для решения жизненно важных задач, для достижения счастья человеком через восстановление исторической памяти. Такова цель предлагаемой им языческой практики. Не вполне ясным, но емким по смыслу оказывается у Блока понятие ритма - единящего народ начала, основы взаимопонимания. К вопросу такого ритма мы вернемся во второй главе, в узле Дарна.
По сути, все те, кто развивал языческую идею во времена Блока, уже стояли на позиции ее эстетического видения. Последним из этих мыслителей был А.М. Ремизов. Его жизнь прошла в изучении русских сказок и древних текстов. В результате он настолько слил свое сознание с древним мироощущением, что в его сказках почти не заметно авторское присутствие.
6. Поэты и мыслители находили необходимым обращаться к язычеству не только на Руси. Так, в начале девятнадцатого века, в эпоху романтизма, в Европе творцы духовной культуры искали новые ценности в Природе: одухотворяли ее, находили в ней убежище от грязи цивилизованного бытия, восхищались благородством первобытного образа жизни.
Типичным представителем языческой культуры просвещенного общества был, например, Шелли - автор ряда философских поэм. Он отрицал мировые религии, упрекал их в нетерпимости. Видел Природу единственно вечной и мудрой. Находил в материи чувствительность живых организмов.
Шелли погиб при кораблекрушении. Его друг - лорд Байрон, в согласии с языческой традицией, сложил и зажег погребальный костер Шелли на берегу моря.
Исторический путь язычества славян и Западной Европы - различен. В 1998 году, в Вильнюсе, состоялся первый мировой языческий конгресс, участниками которого были и представители современного язычества Восточной и Западной Европы, Америки, Индии. Были там представители и от России, Белоруссии, Украины. На конгрессе принято уточнение, согласно которому национальные языческие религии стали называться этническими религиями, а конгресс получил название "Мирового Конгресса Этнических Религий". Язычество Запада, как и язычество славян, оказалось большой подземной рекой, до времени не заметной.
7. В России современный всплеск интереса к языческому наследию начался в середине восьмидесятых годов. Проявилось это в том, что в разных краях, независимо, и по разным причинам, люди стали приходить к идее о важности языческого наследия. В результате, возникло все то многообразие языческого движения, которое мы имеем сегодня. Причина такого интереса оставалась не ясной. Только сегодня мы можем сказать, что уже в середине восьмидесятых какие-то высшие духовные силы предвидели грядущий крах экономики и культуры, который произошел в последующие пятнадцать лет. И эти силы побудили нас к действию. Так, что сегодня мы исполняем волю наших богов, что хранят Русь.
Кризисные ситуации на Руси всегда вызывали активную деятельность людей, осознающих роль язычества. Ибо язычество не только хранит нравственный закон. Оно еще и указывает, откуда есть, пошла русская земля. А если выясняются истоки - изначальный духовный вектор, то становится ясно - куда идти далее? В этом смысле обращение к язычеству в критические моменты истории следует рассматривать не как результат духовного разброда и декадентства, а как результат поиска конструктивного выхода из кризиса.
Сегодня в язычестве есть ряд направлений, которые формируют его и спорят друг с другом. Среди них есть, на наш взгляд, не конструктивные и ложные направления, но есть и те, на которые мы возлагаем большие надежды. Перечислим их.
1. Историко-этнографическое направление, которое занимается реконструкцией традиции, но не занимается глубоким религиозно-мистическим проникновением в тему. Тут оказываются и фольклорные коллективы и клубы исторического фехтования, борцы, кулачные бойцы и кустари, производящие древние предметы быта. Для этого направления язычество остается эстетической ценностью, оно правомерно использует наше языческое наследие.
2. Политическое направление. Это направление предполагает большую духовную зрелость и религиозную ответственность перед народом и богами. Реально же сегодня это направление концентрирует и большое число психически не уравновешенных личностей. Они превращают язычество в дубину для решения политических вопросов. Каким язычество от этого станет - это людей данного типа не волнует.
Идеологи политизации язычества призывают к немедленному переустройству общества на справедливой, но жесткой дисциплинарной основе. При этом язычество должно рассматриваться как государственная религия.
Кризис направления обусловлен отсутствием средств. На наш взгляд, язычество сможет заявить о себе как о политической силе лишь когда в обществе появится заметное число его сторонников. Сегодня это время еще не пришло.
3. Религиозно-общинное направление - это когда в национальном язычестве хотят видеть не оружие, а высшую духовную ценность и жить ею. К этому направлению относятся отдельные искатели истины, общины и союзы общин. Например, наша община "Коляда Вятичей" и община "Родолюбие", 17 сентября 2000 г. объявили о своем духовном единстве.
Для восстановления основ нашей религии не требуются ни средства, ни человеческие массы. Поэтому данное направление сегодня испытывает подъем.
4. Иное направление рождают представители индийских религий: кришнаиты, вишнуиты, тантристы, шиваисты и всякого толка эзотерики, и восточные мистики, которые видят русских язычников как своих потенциальных учеников. Но сами русские язычники на дух не переносят таких учителей. Их начальный успех связан с разработанностью восточных учений и недостатком знания обществом родного язычества. Сегодня это направление утрачивает значение.
5. Сатанинское направление, когда сатанисты пытаются присвоить себе ценности язычества. Церковь Сатаны в Москве, вместе с христианской церковью, утверждают, что наше родное язычество есть проявление культа Сатаны.
Это регламентируется сатанистами, и об этом заявляется христианином Нестором в "Повести временных лет". Но в действительности это заявление ложно, поскольку язычество исходит из родовых, национальных и коллективных интересов общины, а сатанизм основан на эгоизме изолированного индивида, каковым его делает современное общество. Язычники не приемлют Сатану как безнравственного интернационального бога.
К сатанинскому направлению относятся и мыслители, которые полагают, что язычество не содержит в себе категорий добра и зла, а существует для оправдания их эгоистической и потребительской жизненной позиции. Такие люди смешивают языческие начала различных культур, и отказываются видеть в язычестве национальную ценность.
6. Наконец, "писательское" направление, когда национальное язычество используется для создания литературных и вообще художественных образов. Это не есть жизненное воспроизводство традиции, а это есть лишь ее использование и подача в желаемом автору ключе. Это может быть исторический жанр, фантастика, журналистская критика или даже современное антиязыческое поучение. Так или иначе, все это есть работа над образом современного язычества.
Стоит вспомнить, что многое о нашем древнем язычестве мы знаем именно через поучения против него. Так же и в наше время люди находят языческую правду, привычно отфильтровав ложь прохристианского писца.

Продолжение

Оглавление

Об авторе

Язычество - Вера и образ жизниЯзычники в наши дниЛитература, Интернет-ресурсыЭкологическое ВозрождениеКольцо форумов СлавииНовое
О Содружестве Природной Веры
Основы ВероученияНаши целиОбщественные акции и этическое учениеОбряды "Славии"Вечевые Собрания

Реклама:


?aeoeia@Mail.ru
rax.ru: iieacaii ?enei oeoia ca 24 ?ana, iinaoeoaeae ca 24 ?ana e ca naaiaiy
 
Rambler's Top100