Велимир, волхв языческой общины "Родолюбие Коляды Вятичей"

КНИГА ПРИРОДНОЙ ВЕРЫ

Глава 1 - Философские вопросы язычества

Подмена духа

Оглавление

 

1. Если послушать проповеди рядового попа, то невольно удивляешься тому внутреннему покою и убедительности, с которой он говорит. Это навык отрабатывался церковью многие сотни лет. Тайна его в том, что вещающий истины поп в действительности не рассуждает, а лишь вертит набившие оскомину фрагменты Библии, увязывая их с конкретным вопросом. При этом, мыслительный процесс у него организован совсем не так, как у человека, пришедшего к нему. Он не ищет ответ, а припоминает заученный. Поэтому говорит немного отрешенно, изнутри. Вместо истины, вопрошающий получает лишь набор стандартных предложений.
Это удовлетворяет ограниченных людей, а пытливых - бесит. Бесит до той поры, пока они не осознают, что церковь сознательно шлифует паству, и вовсе не заинтересована в том, чтобы люди что-то сознательно понимали и могли самостоятельно действовать.
Христианская форма общения пастыря с духовным стадом невозможна без извращения сознания людей и фальсификации известных фактов. Иначе говоря, такое общение невозможно без подмены духа. Как извратила церковь дух нашего народа? Вопрос многогранный и сложный. Всякий пример позора, который неизбежно вытекал из такого извращения, впоследствии прикрывался бессовестной и массовой ложью.
Здесь мы разберем всего один пример, который всегда выдавался за образец бесспорного торжества христианства, а именно: историю Куликовской битвы. Может быть, данную ниже картину читатель сочтет тенденциозной, но она ставит вопросы, на которые ныне нет ответов, и снимает паволоку лжи с деяния наших предков. Материал был опубликован автором в газете "За Русь" №2, 1998 г.
На заре демократии, в газете "Литературная Россия", № 39 за 1990 год, некий интеллигент писал: "...Шусьевский храм, где сейчас располагается наполненный муляжами музей, должен быть возвращен Церкви, только тогда память о Куликовской битве обретет свое настоящее историческое и духовное содержание, ибо не язычники, а православные с молитвой в сердце легли костьми за Русь. И победили."
Эта тенденциозная оценка роли церкви, и глупость - выкинуть из храма, что на Куликовом поле, музей великой битвы, невольно зародила сомнение. В самом ли деле именно христиане победили? Церковь говорит о Куликовской битве как о победе народа, объединенного святым князем, посланным на битву отцом церкви - св. Сергием. Но, так ли оно было на самом деле? Христианский ли дух победил на поле Куликовом?
В результате исследования прояснилась картина противоположного характера. Выяснилось, что на Куликовом поле татар победили русские воины, ведомые не христианской, а языческой идеей, и все попытки церкви приписать себе эту победу оказываются подменой духа и фальсификацией истории.
2. Как известно, вскоре после Батыевого нашествия, церковь получила от татар охранные грамоты, которые освобождали ее от уплаты дани орде и сохраняли монастырское имущество в неприкосновенности. Сделано это было для того, чтобы не вызывать гнев христианского бога, и чтобы попы смиряли народ: объясняли, что татары - это бич божий, бороться с ними тоже, что против Христа идти.
Церковь исполнила все эти татарские пожелания и этим предала интересы русского народа. И народ нищал, а церковь богатела. Если не считать наше время, то самый быстрый рост богатств церкви и рост числа монастырей приходится на первое столетие татарского ига. Фактически татары платили церкви за предательство. Это предательство продолжалось более полутора столетий, пока не окрепло Московское княжество. Тогда церковь перешла на сторону сильнейшего. Поворотным моментом в изменении церковной политики, условно говоря, оказалась Куликовская битва.
3. Все мы знаем легенду о том, что как бы от лица церкви, игумен Сергий привел к Дмитрию Донскому двух монахов: Пересвета и Ослябя. И сказал князю, что он одолеет татар. Так и случилось. Этой легендой церковь прикрыла всю свою предыдущую политику.
В действительности, Сергий совершенно не представлял церковный официоз. Согласно историческим данным, (см. книгу Скрынникова "Третий Рим"), князь Дмитрий был проклят московским митрополитом Киприаном за антицерковную политику и сражался на Куликовом поле проклятым князем. Соответственно, как проклятый он не получал благословения от митрополита, которое должен был получать по статусу великого князя. Его благословил друг - настоятель маленького монастыря Сергий, который так же был в конфликте с Киприаном.
Сергий был человеком не обычным. Он приручал медведей и приказал змеям не появляться у своей лесной обители. Говорят, с тех пор никто не видал змей у Троицкого монастыря ближе, чем на семь миль.
Власть над змеями, как известно, имеет и дает бог Перун, в простонародье - Егорий. Но, не случайна ли такая ассоциация, мог ли Сергий поклоняться Перуну или другому княжескому богу?
Перед битвой Сергий приводит к Дмитрию двух опытных воинов, которых мы знаем именно по их языческим именам - боярина Пересвета и его друга Ослябя. Эти двое не были ни монахами, ни схимниками. Согласно "Задонщине", Пересвет сражался на коне в золотых доспехах. Ослябь видит его еще держащегося в седле, но уже смертельно раненного, в разгар боя, когда с обеих сторон уже многие полегли. Погиб и сын Ослябя. Сам же Ослябь уцелел. Из этого следует, что Пересвет сражался не в рясе, как это изобразил художник Илья Глазунов, а Ослябь имел сына, т.е. был не монахом, а семейным человеком. Кроме этого, надо заметить, что на Руси никогда не было монахов-воинов. Два друга - воина Пересвет и Ослябь попадают к Дмитрию через третьего друга и духовного наставника Сергия! Сергий привел к Дмитрию вовсе не монахов, а великих воинов, которым естественно быть при жреце бога войны, а не при христианском попе.
Сам Сергий, при своей беседе с Дмитрием совершает, по христианским меркам, смертный грех, за который так же должен быть проклят. Он предает Христа! Ведь Христос сказал, что кесарю - кесарево. Это означает, что по Христу, Русь должна заплатить Мамаю дань, ибо нынче кесарь - татарский хан! И Сергий, судя по "Сказанию о Мамаевом побоище", действительно долго не решается на преступление этой заповеди. Сперва он долго говорит, что надо заплатить дань, но потом все же заявляет, что если ты, князь, выступишь против Мамая силой, то победишь. Так и случилось. Проклятый церковью князь, послушав бунтаря - попа, который имел связь с богом войны, одержал великую победу.
4. "Задонщина" - литературное произведение, духовно повторяющее собой "Слово о полку Игореве". Это так же, как и "Слово", языческое произведение! Разница между ним в том, что автор "Слова" был свободен в образах языческого понимания мира, а составитель "Задонщины" оказывается его копиистом. В этом нет ничего удивительного, ибо их разделяют два века христианизации Руси. Тем не менее, в "Задонщине", помимо знакомых нам по "Слову" образов, например Дива, мы находим и совершенно новые образы. Так, оказывается, что князь Дмитрий перед битвой обращается с молитвой к "богу и матери его", будучи на коне и держа в правой руке обнаженный меч. Совершенно ясно, что молился он не по-христиански. В других местах, автор упоминает Богородицу и Христа, но рядом с Дмитрием имена этих богов не ставит.
Как построил Дмитрий свое войско? Сторожевые полки составляла литовская дружина Ольгердовичей. Их воины были язычниками с территории нынешней Литвы, Белоруссии и Украины. Они принимали первый удар, и обязаны были устоять, а потом отступить в боевом порядке. Так и случилось, один из литовских князей погиб.
В большом полку впереди стояли северяне под руководством князей белозерских. Что можно сказать об их религиозном сознании? Судя по раскопкам, в Новгородской земле еще в пятнадцатом веке хоронили в курганах, а под Псковом, по данным Стефана Батория (16 век), еще стояли идолы и были известны их имена. Вот эти северяне, которые на конец четырнадцатого века еще не забыли своего язычества, стояли первыми как сильнейшие войны. Они то и полегли костьми со своими князьями почти все, и не один из них не побежал с поля. Сзади же, за ними, стояли "москвичи" - люд из Московской земли, который был в наибольшей степени подвержен христианизации. Когда татары прорубились через большой полк, то подошла их очередь биться. Но они бежали с поля боя, и были бы порублены все, если бы не воевода Боброк, известный как волхов, не нанес бы правильный удар засадного полка.
5. Через два года после Куликовской битвы, к Москве неожиданно подошел хан Тохтамыш. Дмитрий Донской оставил город в осаде на митрополита Киприана, (Москва ведь была религиозным центром Руси), а сам уехал на Север - собирать боеспособные войска. Киприан бежал из Москвы в Тверь. За ним бежал и Сергий, который понял, что с такими людьми выдержать осаду не удастся, и что орда сведет с ним счеты. Когда подошел Тохтамыш с основными силами, москвичи открыли ворота по его требованию, и он перерезал их всех. По этому случаю, летописец негодует, что Тохтамыш перерезал и попов, хотя на них были кресты и рясы. Очевидно, косвенно в этом был виноват предатель ордынских интересов Сергий.
Дмитрий Донской возвращался с севера с войском. Тохтамыш бежал без боя, и за ним была послана погоня. Сам же Великий князь вошел в столицу, похоронил 24 тысячи убитых христиан, плюнул, и уехал править во Владимир, где через восемь лет скончался - дали себя знать раны, полученные в Куликовской битве. Вероятно, Дмитрий Донской был искалечен, ибо во время нашествия Тохтамыша, не мог сидеть в седле и руководить войсками.
На восемь лет центр православия на Руси - Москва перестала быть стольным градом. Жить в ней было просто некому. И, вероятно, только наличие каменного кремля, привело к тому, что Москва вообще возродилась.
Подводя итог, делаем вывод, что христианская церковь, с пришествием орды настолько поработила волю нашего народа, что он неминуемо был бы перебит татарами и продан в рабство весь, если бы не языческий дух, не умерший в княжеско-боярской среде, и не свободолюбивые войны Русского Севера, которые отстояли честь народа и целостность Московского княжества. Все это значит, не христиане, а язычники, ведомые русским духом и родными богами, победили на поле Куликовом.
Это исторически последнее свечение языческого духа русского народа было переврано идеологами христианства, которые по смерти Донского решили, что кесарем все же выгоднее считать не татарского хана, а московского князья. После этого церковь начала менять свою религиозную идеологию и понемногу "прибирать к рукам" языческую идею патриотизма.
6. Можно привести сколько угодно других примеров подмены духа, которым способствовала или не препятствовала церковь. Но противно копаться в грязном белье. Приведем все же напоследок два коротких эпизода.
Иван Грозный был ярый ревнитель христианской веры. По его воле был учрежден Стоглавый собор, который фактически вынес приговор язычеству Руси. В частности, у скоморохов были отобраны все музыкальные инструменты, свезены на лед Москвы-реки и подожжены. Говорят, скоморохи кидались в этот костер.
Сам царь был почти монахом, постам придавался и молился истово. Был очень христолюбивый и крайне порочный человек. Вот что о нем пишет историк Н. Костомаров, которого нельзя заподозрить в предвзятости. "...Семена этого порока существовали издавна, но были в громадном размере воспитаны и развиты эпохою царствования Грозного, который сам был олицетворением лжи. Создавши опричнину, Иван вооружил русских людей одних против других, указал им путь искать милостей или спасения в гибели своих ближних, казнями за явно вымышленные преступления приучил к ложным доносам и, совершая для одной потехи бесчеловечные злодеяния, воспитал в окружающей его среде бессердечие и жестокость. Исчезло уважение к правде и нравственности, после того, как царь, который, по народному идеалу, должен был быть блюстителем и того и другого, устраивал в виду своих подданных такие зрелища, как травля невинных людей медведями или истязания обнаженных девушек, и в то же время соблюдал самые строгие правила монашеского благочестия."
Потому не случайно, через пятьдесят лет после Грозного, появляется другая фигура - преданный христианской анафеме Стенька Разин. Вот как говорит о нем Людвиг Фабрициус, голландский наемник, участвовавший в подавлении его восстания. "Проклятия, грубые ругательства, бранные слова - все это, а так же блуд и кражи Стенька Разин старался полностью искоренить... И этот жестокий казак так почитался своими подчиненными, что стоило ему только что-либо приказать, как все мгновенно приводилось в исполнение."
Так, что хранитель христианской веры оказывается олицетворением порока, а отторгнутый ею - есть носитель Нравственного Закона. Оба властелины, но какие разные! Русская праведность жила не в христианской религии, а там, где ее не было.
Оба примера взяты из книги А. Манакова "Блуд на Руси". Любопытно, что автор, следуя заветам христианства, причисляет все упоминания о русских язычниках к примерам блуда, но тут же вынужденно разоблачает саму церковь.

Продолжение

Оглавление

Об авторе

Язычество - Вера и образ жизниЯзычники в наши дниЛитература, Интернет-ресурсыЭкологическое ВозрождениеКольцо форумов СлавииНовое
О Содружестве Природной Веры
Основы ВероученияНаши целиОбщественные акции и этическое учениеОбряды "Славии"Вечевые Собрания

Реклама:


?aeoeia@Mail.ru
rax.ru: iieacaii ?enei oeoia ca 24 ?ana, iinaoeoaeae ca 24 ?ana e ca naaiaiy
 
Rambler's Top100