Велимир, волхв языческой общины "Родолюбие Коляды Вятичей"

КНИГА ПРИРОДНОЙ ВЕРЫ - том 2

Глава 5 - Праздники

Колядные песни

Оглавление

 

Количество этих песен огромно, а их разнообразие определяется эволюцией обряда, в результате которой он из религиозного действия превратился в игру, и участники уже не помнили его происхождения. Здесь будет упомянуто несколько песен, которые имеют прямое отношение к язычеству и принадлежат к самым архаичным.
1. Архаичность колядных песен подтверждается не только их мифологическим содержанием, но и тем, что согласно ведам, на время зимнего солнцеворота, древнеарийские певцы собирались на состязание - на исполнение гимнов. Гимнами этими они помогали богам творить обновленный Космос.
Допускались на такое состязание избранные риши и брахманы, которые несли за свои знания, поведение и умение не только личную, но и коллективную ответственность. Из малых коллективов, в которых жили и с которыми кочевали исполнители гимнов, избирались лучшие на межобщинный конкурс. Нам очень важно, что эти коллективы были подобием наших современных общин. Тогда и сегодня они объединяли искателей красоты и духовной истины по признаку симпатии.
Об этом говорится в гимне ригведы (X,71). Приведем из него фрагменты. "...Когда мудрые мыслию создали Речь, очищая ее как муку через сито, тогда друзья познают содружества: их приносящий счастье знак нанесен на Речь... О ком-то говорят, что он стал неповоротливым и ожиревшим в содружестве. Его больше не посылают на состязания. Этот живет пустым обманом: он слышал речь не приносящую ни плодов, ни цветов. Кто бросил в беде друга единомышленника, нет тому более права на Речь!… Друзья, имеющие глаза и имеющие уши, бывают все же не одинаковыми по порывам духа... Все товарищи радуются за своего товарища, пришедшего со славой, победителя в состязании. Он спасает их от греха, добывает им пропитание. Он достаточно подготовлен, посланный на состязание.
Кто-то сидит, приводя к процветанию гимны, кто-то поет мелодию к стихам шаквари, Кто-то - брахман - провозглашает знание происхождения начал, а кто-то измеряет меру жертвоприношения".
Итак, колядные песни несут в себе знание происхождения Начала, которое случается каждый год на Коляду. Мы можем ожидать, что колядные песни направлены на помощь богам, как в свое время направлялись гимны ведических певцов. И еще мы узнаем, что колядующие - есть лучшие из жрецов.
2. Из наших колядных песен следует, что колядники идут издалека, оттуда, где они спали. Они преодолели мутные реки, леса, грязи и море. Пришли они сюда, вниз, ровно в полночь, мокрые и озябшие. Шли из холода в тепло, из тьмы в свет, шли через некий деревянный мост, соединяющий землю и тот мир, откуда они пришли. Здесь они искали дом хозяина и теперь хотят получить от него дар.
Схождение колядников с неба, из мира, где человеческие представления не пригодны, звучит прозрачно. Мотив деревянного моста есть простонародное представление мирового дерева, вечно зеленого, соединяющего Землю и Небо. Аллегорический образ этого моста есть в святочных гаданиях, где над кружкой с водой - над образом небесных хлябей, через которые проходят колядники, кладется соломинка - переправа через эти хляби. В словах колядной песни этот мост символически создается:
Ай да божья коляда,
Прилетай к нам свысока
Раз в желанный год

В бору у бору
Там стоит сосна,
Всего выше,
Всего зеленее.
Ребята, ребята,
Берите - ко топоры,
Рубите - ко сосну,
Колите - ко доски,
Мостите - ко мост.

Это белорусская колядка, в ней звучит призыв к аллегорическому деянию, ибо для Коляды, идущей свысока, не нужен мост на земле. Невольно сравнивая эту песню с гимнами ригведы, наглядно ощущается различие психологии древнего ария и почти нашего современника, как бы осознающих одну истину разными умами, из разных эпох и точек мироздания.
3. В языческой древности, колядное деяние сводилось не столько к пассивному ожиданию богов дома, сколько к встрече их прихода на капище. Смысл действия требует признать, что колядники ходили по домам только после того как все обряды на капище были совершены.
На капище народ ждал своих жрецов, наряженных великими богами, ведомых Колядою. Вот подтверждающие это колядки, которые в каком-то смысле универсальны, начало колядочно, а остальной текст может быть применен к другим действам на капище:

Уродилась коляда
Накануне Рождества.
За горою за крутою,
За рекою за быстрою
Стоят леса дремучие.
В тех лесах огни горят,
Огни горят горючие.
Вокруг огней люди стоят,
Люди стоят колядуют.

Богов ждут на капище и поют колядки. И не просто поют, а колядуют - поют и этим совершают волхование - вызывают Коляду. За столами старые деды варят воск и сучат свечи двойчатые, тройчатые. Столы заставлены, кубки налиты. С началом утра колядовать прекращали. От огней на защищенном от ветра лесом и валами капище становилось тепло, и поющие не боялись посадить голоса, как это случилось бы на морозе.
В другом варианте этой колядки поется:
…..
Вокруг огней скамьи стоят
Скамьи стоят дубовые,
На тех скамьях добры молодцы,
Добры молодцы, красны девицы
Поют песни - колядушки,
В средине них старик сидит,
Точит он свой булатный нож,
Возле него козел стоит,
Хотят козла зарезати.

4. Остановимся на печальной участи козла. Она не случайна. В других колядках поется о ритуальном убийстве козы. Иногда, по песне, ее убивают ударом в ушко, при этом из другого течет юшка. Убивают ее так же и ножом. Коза поет: "Небоюся я ни стрельцов - бойцов, а боюся я деда старого. У того деда борода седа. Он меня козочку испоре исколе сквозь полотенце в ретивое сердце". После этого коза падает, раздается крик: "Быть коза пропала, на ноги упала!"
Итак, жертвенному животному не угрожают обычные люди, пусть даже стрельцы - охотники, сколько бы их ни было. Его участь предрешена заранее. Оно будет зарезано на Коляду, и кровь его впитает белая ткань.
Мы имеем ключ к этому жертвоприношению. В Тобольской рукописи семнадцатого века сохранилось описание ритуального поведения охотников, при котором кровь первой убитой утки сливают на белый платок. Убив первую утку, охотник вынимает с восточной стороны дерн. Устилает дно белым платком, сливает на него из утки кровь и прикрывает его дерном так, что не остается следов. При этом он говорит: "Режу я тебя, серую утицу божью, острым ножом. Как из тебя, из серой утицы божьей, бежит кровь горяча от ретива сердца, от черной печени, от красного легкого сквозь белый плат в Мать - Сыру Землю прытко и яро, и скоро, - такоже бы летели бы серыя утицы прытко и яро, и скоро в мои ловушки, в мои поставушки со всех четырех сторон".
Это жертва Земле за первую добычу. Белая окровавленная ткань оказывается чистым носителем, через который кровь возвращается к источнику мироздания. Он же свидетельство жертвоприношения. Свидетельство в первую очередь перед богами. Ибо кроме всего прочего, в народной традиции, ткань выполняет роль границы между мирами живых и мертвых. Разрывание, повреждение ткани, границы которой окаймлены красной нитью, связывается со смертью. Через ткань кровь как раз и попадает к предкам - хранителям охотничьего успеха. Вместе с этим разорванный край ткани окрашивается красной кровью, что создает охранительную ситуацию для охотника и защищает жертву от посягательств случайных духовных сущностей.
Жертвоприношение козла или козы в начале года является далеким аналогом ведического жертвоприношения Пуруши. Оно есть конец старого времени, оно есть и материал начала - то, что обязано преобразиться в новых жизненных формах. Белое полотенце с кровью козы, по смыслу действия, должно быть сожжено на капище в огнях горючих до того, как старики приступили к разделке туши.
Важно отметить, что ритуальное убийство козы имело место в натуральном хозяйстве, где люди привыкли регулярно сворачивать головы курам и резать скотину. Как мы уже отмечали, всякая резка скота несет в себе отпечаток древнего ритуала.
Совершенно иначе забой козы будет выглядеть среди нынешних городских жителей, большая часть которых никогда не видела, как убивают хоть какую-нибудь теплокровную тварь. Поэтому надо понимать, что в наше время попытка собрать на Коляду народ для лицезрения кровавой сцены, будет неоправданной дикостью. Уже в девятнадцатом веке эту ритуальную жертву подменяет ряженная колядница - Козочка, которая поет, что дед старый ее испоре исколе, и потом падает. Настоящей же крови при этом не появляется. Такова эволюция язычества. Вернемся к песням.
5. Вот фрагмент белорусской колядки, откуда однозначно следует, какие гости приходят к хозяевам на колядование:

Застилай столы, клади пироги,
Застилай столы все тесовые,
Клади пироги пшеничные,
Придут к тебе гости любые,
Гости любые - сам господь с неба.
Сам господь с неба с тремя ангелами.
Первый ангел - ясно солнышко,
Второй ангел - светел месяц,
Третий ангел - дробный дождичек.

Приходит к хозяйкам и богиня Мокошь, в простонародье - Пятница. Вот текст колядки, переложенный с украинского:

Хозяйка, открывай двери!
Стоят гости на твоем дворе.
Открывай двери все тесовые,
Стели дорожки все новые,
Пришли к тебе гости светлые,
До тебя пришла святая Пятница,
Дарует тебе как матушка.
В каморку идет закутную,
Открывает сундуки малеванные,
В один кладет ткань тонкопрядную,
В другой кладет белое полотно,
В третий кладет доброе сукно.

Как мы уже отмечали, колядники являют образ богов, пришедших к людям после рождения Солнца. Боги несут судьбу людей и Природы, и приходят к людям, чтобы сказать об этой судьбе, в очередной раз с ними договориться. Бессознательно полагается, что боги могут вести себя так же, как и люди. И если людская коляда благославляет, обещает и просит, то это сакрально, как если бы тоже делали боги. Хозяева с колядой вступали в разные отношения, что и отразилось в содержании песен. Приведем два фрагмента:

Как пошла Коляда ко сергееву окошку,
Коляда свята! Коляда свята!
А сергеева жена рубашенку дала,
Коляда свята! Коляда свята!
Как пошла коляда под степаново окошко,
Коляда свята! коляда свята!
А степанова жена кусок мяса дала,
Коляда свята! Коляда свята!
Как пошла коляда к мишке под окошко,
Коляда свята! Коляда свята!
А мишкина жена кочергою прогнала!
Коляда свята! Коляда свята!
(Псковская обл.)

Коляда, как отмечалось, нередко проявляла и агрессивность, отстаивая свои древние права по разному:

Коляда, Коляда - накануне рождества!
Блин да лепешки под среднее окошко!
Кто не даст пирога - того корову за рога!
Кто не даст пышки - свинью за лодыжки!
Не дадите вы кишок - мы хозяина в мешок
(Калужская обл.)

Следует указать, что шествие подобное коляде, имело место и на волочебники, и на другие весенние праздники. Поэтому, на такое шествие надо смотреть как на ритуальный способ сбора пожертвований добрым богам и жреческому сословию.

Продолжение

Оглавление

Об авторе

Язычество - Вера и образ жизниЯзычники в наши дниЛитература, Интернет-ресурсыЭкологическое ВозрождениеКольцо форумов СлавииНовое
О Содружестве Природной Веры
Основы ВероученияНаши целиОбщественные акции и этическое учениеОбряды "Славии"Вечевые Собрания

Реклама:


?aeoeia@Mail.ru
rax.ru: iieacaii ?enei oeoia ca 24 ?ana, iinaoeoaeae ca 24 ?ana e ca naaiaiy
 
Rambler's Top100