Велимир, волхв языческой общины "Родолюбие Коляды Вятичей"

КНИГА ПРИРОДНОЙ ВЕРЫ - том 2

Глава 5 - Праздники

Юрьев день

Оглавление

 

1. До сих пор остается не ясным - праздник какого божества перекрыл Юрьев день. Из обрядности ясно, что это день покровителя стад и пастухов, которым является Велес. Этнографы же считают, что Юрий - день Перуна. Это мнение основано на том, что христиане заменяли языческих богов на родственных им святых.
В науке принято, что Велес скрыт под Власием, но это не означает, что он не может быть скрыт и под другими личинами. Действительно, разыскивая след Велеса, мы находим, что сразу за днем Юрия, на 8 мая - Макар. Если при этом вспомнить угрозу: пойдешь туда, куда Макар телят не гонял - то можно полагать, что Макар и есть божество пастухов, и, стало быть, Перун оттеснил день Велеса уже в языческой традиции, до понятия христианства. Если же Юрьев день это истинный день бога - громовика без всяких интриг религиозных институтов, то стало быть Перун - Громовик был покровитель пастухов.
В пользу этого есть следующее соображение. Поклонявшиеся Индре древние арии, были не только войнами, но и пастухами. И для них было очень важно, что Индра, победив Вриту, пролил на землю воды, от которых зазеленела степь. Поэтому, естественно полагать, что среди пастухов жил ведический культ Громовика, независимо от культа Велеса.
Ниже мы постараемся дать ответы на поставленные тут вопросы.
2. Связь дня Юрия с Перуном обязана тому, что на начало мая приходится первый гром, возвещающий, что Перун проснулся. Но Велес встал уже давно, и в этот день отмечается не его первое появление, а его труд. К Юрию - Егорию обращаются за помощью, чтобы он хранил крестьянский скот вне дома на поле у дремучего леса. Разумеется, очищающий гром Перуна очень полезен для этого дела. Если Егорий с дождем, то травы много все лето и скот сыт. В этом смысле, Юрьев день можно рассматривать как элемент именно ведической традиции, который включился в доведическую систему народных праздников.
Вместе с этим, Юрьев день - это день прихода на землю русалий. Силой своей игры они вытягивают траву из весенней земли. Таинство это происходит в утреннем тумане, в росе, которая в этот день выпадает в первый раз. Чтобы получить от русалий здоровье и силу, в этот день обтираются росой перед восходом солнца. Женщины совершают возлияния молоком у священных деревьев. И это еще одна тайна: с появлением русалий и женских ритуалов, должна появляться и их старшая хозяйка - Мокошь. В русском наследии это ее первое в году явление оказывается забытым, мы восстановим его по белорусскому фольклору.
3. Утром по Юрьевой росе гонят скот вербой на поле, где пастух совершает обход стада, и читает над ним отпуск по специальной книге. Внешние проявления волшебства пастуха заметны в том, что он очерчивает вокруг стада железом круг, заранее раскладывает по краям поля костры, чтобы огородить стадо железным тыном и огненной рекой от зверей и болезней.
Помимо книги, в которой содержались обращения к богам о бережении скота, пастух брал с собой посох и трубу, камень, воду и воск с шерстинками всех животных стада. Все эти предметы были изготовлены и заговорены ранее Юрьева дня. Иногда пастух был не один, а с товарищами, или имел с собой прирученного зверя - собаку или зайца. Эти животные по просьбе пастуха получали от лешего часть его силы и охраняли стадо, когда пастух по делам отлучался в деревню.
При договоре с лешим пастух обещал ему какую-то часть животных - две, три головы из стада, это число оставалось тайным. Этих жертвенных животных обычно уносил волк - зверь, имеющий покровительство Перуна. Более скота не пропадало, но если крестьяне сами уводили своих животных из стада на забой, волшебный круг первого дня распадался, и дикий зверь, почуяв убыль и кровь, все остальное стадо перерезал. Как и все другие люди, связанные с богами и колдовскими силами, пастух не мог порезаться и пролить случайно хотя бы каплю крови на работе. Его нельзя было побить за нерадивость - кровь пастуха отразится на стаде. Пролив кровь, пастух разрушал силы своего заговора, и его меняли.
Обход стада происходил обычно при малом числе авторитетных свидетелей. Многолюдство здесь во вред, хотя о событии знали все.
4. Согласно книге И.И, Крука приведем некоторые фрагменты из текста пастушеской книги и опишем заговор, который творил пастух с утра вокруг стада.
"...Ездил Ягорий на своем сивом белом кони, ездил по полям, по зеленым лугам, по чистым борам и собрал своих лютых псов, диких волков и серых и рудявых, и загонял их за стену каменную и замыкал их зевы и рты, чтобы не могли они на мою скотину ни на какую - ни на сивую, ни на серую, ни черную ни белую, зову не разевать, зубов не разнять, клыков своих острых не пущать..."
Судя по этому заговору, Ягорий - истый Перун.
Далее, в этот день, когда скотина пасется на поле, обходят дома и собирают красные яйца, сало, молоко и другое пропитание. Им все это выдается, как и полагается выдавать при всяком жреческом священнодействии. После этого, к вечеру они творят еще один обряд.
Обратим на него самое серьезное внимание. Внешне он есть типичная скоморошина. Суть же его глубоко магична и восходит к той древности, когда к бытующим ныне заговорам и заклинаниям было совершенно иное отношение. В глубокой древности заклинания не просто произносили, а их играли, совершали в лицах как действие. А именно, без лишних зрителей, не на показ народу, вершилось следующее.
Пастухи с яичницей в сковородке обходил стадо согнанное в круг. Они идут кругом и возвращаются к костру, на котором делалась яичница, и где лежат все собранные по селу припасы. Вслед за ними идут выбранные люди из деревни, иначе говоря, приглашенные на трапезу жрецы. Они представляют персонажей: зайца, кривого-слепого, колоду, кукушку, (по белоруски - зязюлю). Первый пастух с яичницей спрашивает
- Заяц, заяц, горька ли осина?
- Горькая!
- Пусть наша скотина так же будет горька волку.
- Кривой, кривой! Дойдешь ли ты?
- Нет, не дойду, не вижу.
- Пусть и волк не увидит нашей скотины.
- Колода, колода! Повернешься ли?
- Нет, не повернуся.
- Пусть и волк не повернется до нашей стороны.
- Колода, колода! А не гнилая ты?
- Гнилая.
- Пусть и у волка будут зубы гнилые.
- Зязюля, зязюля! Пришукай нашу скотину, чтоб она не разбежалася!
- Пришукаю.

После этого зязюля кукует столько, чтобы процессия замкнула круг, дошла до костра. После еды подкидывают ложки вверх, приговаривая "Чтоб наша скотина так скакала". Потом ломают вербные ветки на столько частей, сколько коров и разбрасывают их по полю. Потом гонят стадо домой.
5. Получается, что стадо обходили дважды. Один раз утром с книгой, когда хоть по язычески, но поминали и христианских святых, а потом в конце дня без лишних свидетелей уже исключительно по язычески, и без всякой книги.
После окончания первого официального обхода стада, крестьяне выезжали в поле, где пропахивали одну-две борозды. При этом и конь и крестьянин были убраны празднично. По древнему обычаю, в этой борозде нужно произвести соитие с женой, тогда Земля будет хорошо родить.
Окончив пахоту, часть не вошедших в стадо барашков сносили на капище, где их приносили в жертву богам. Их головы отсекались и тут же сажались на колья, а по веревкам, которыми они были связанны, гадали о состоянии хозяйства общины. Окровавленная трава собиралась девицами и сжигалась вместе с веревками. Барашков жарили тут же, либо каждый хозяин брал своего барашка домой, жарил дома, а после снова приносил на капище вместе с пивом и хлебом. Пища освящалась жрецом, он получал часть мяса и объявлял начало братчины. На братчине в честь единства проявления весенней силы богов шла по кругу круглая чаша. Вкушая жертвенную трапезу, человек единится с богами, становится их собеседником. После Юрия мясоедение прекращалось.
6. По-видимому, слова Юрий, Ярый, Арей (божество скифов) единого происхождения. В белорусском фольклоре, вместе с Юрием появляется и его мать - Юрья или Юра. Она как бы Юрий, но женского рода. Ее функции оказываются четко обозначены, как и ее культ. Можно полагать, что она та самая богиня весенних гроз, о которой говорит Афанасьев в своих "Поэтических воззрениях...". На это намекает и ее имя, на литовском языке Юрати - водяная дева. Литовская культура очень близка белорусской. Естественно думать, что Юра - богиня из мира матриархата, память о которой в Белоруссии Юрий так и не вытеснил. По нашим представлениям, хотя эта богиня и проливает живительную влагу, конечными заботами ее оказываются травы и злаки, поэтому естественно понимать, что речь идет о богине Мокоши. И если так, то Мокошь и является матерью Перуна. В белорусском фольклоре о ней говорится, что:
А Юрьева матка каля речки ходила,
Каля речки ходила, ключики-замочки носила,
Ключики-замочки носила, земельцу отмыкала,
Земельцу отмыкала да травку выпускала.

Фольклер сохранил и обрядовые действия:

Поведем Юру до бора,
Да посадим Юру на хвою.
Пусть наша Юра посидит,
Да болей свету поглядит.
Где наша Юрия ходила,
Там наше жито уродило,
Где наша Юра юровала,
Там наше жито украшала.

Здесь появился новый термин: юровать, что означает священнодействовие над рожью Юры, которая проливает на нее дожди, наводит туманы и росы. Судя по песне, это произошло до того, как Юру посадили на ветвь скорее всего сосны, (которая у белорусов является образом мирового дерева). Скорее всего, юрование было не только деянием самого божества, но и жреческим обрядом.
Видимо к Юре относится и заговор - пожелание: отомкни землицу, выпусти росицу на зеленую травицу, на здоровую водицу, да на ярую пшеницу. На тихое летечко, да на буйное житечко.
Вот еще фрагмент из заговора на весенний холод: Юрьева мати прочь пошла, золотые ключи понесла. Юрьева мати вернися, золотые ключи нашлися!
Теперь дадим ответ на вопрос, что возник у нас в самом начале. Само имя Юрий есть по смыслу и звучанию буквально принадлежащий Юре, иначе говоря, это сын, который числит родство по матери, и который позднее стал выполнять ее функции. Из книги Яна Барщевского (начало девятнадцатого века), он известен как сын Бури - божество, обделенное мировой несправедливостью.
Таков Юрий - матрический бог громовик, проливающий влагу. И коль скоро он проливает ее для роста травы, то праздник его обязан предшествовать празднику Макара - Велеса! Ведь сперва должна вырасти трава, а потом уж на нее выгоняется скот. В этом разгадка той проблемы: почему с выгоном скота чествуют Перуна? Чествуют вовсе не воинского бога Перуна, а Громовика Юрия, который к этому времени успел дать траву для скота. Слияние образа Громовика Юрия с воинским Перуном, очевидно, произошло позднее.
Получается так, что день Юрия, как сына Бури, есть в то же время и день Велеса и Мокоши. Но, поминают в этот день и действительного Перуна, дабы унял он хищных зверей, и скот остался в целости. Так в одном празднике перемешались различные пласты языческой традиции.

Продолжение

Оглавление

Об авторе

Язычество - Вера и образ жизниЯзычники в наши дниЛитература, Интернет-ресурсыЭкологическое ВозрождениеКольцо форумов СлавииНовое
О Содружестве Природной Веры
Основы ВероученияНаши целиОбщественные акции и этическое учениеОбряды "Славии"Вечевые Собрания

Реклама:


?aeoeia@Mail.ru
rax.ru: iieacaii ?enei oeoia ca 24 ?ana, iinaoeoaeae ca 24 ?ana e ca naaiaiy
 
Rambler's Top100