Велимир, волхв языческой общины "Родолюбие Коляды Вятичей"

КНИГА ПРИРОДНОЙ ВЕРЫ - том 2

Глава 5 - Праздники

Праздники в наше время

Оглавление

 

1. Праздники объединяют людей, учат их общим, слаженным действиям, проявлению коллективного мнения, развивают народное самосознание. Их можно понимать как отвлеченные игровые действия, но тогда их магическая сила будет значительно ослаблена. Магия ритуального праздника такова, что она формирует и отдельного человека, и сознание всего народа.
Народные праздники регулярно справляют языческие общины. В основе этого чаще всего лежит здоровая импровизация на основе народной традиции, которая сводится к действию мистериального характера. Языческими общинами выпущен ряд книг на эту тему. Одной из таких книг является собрание архивных материалов общин "Коляда Вятичей" и "Родолюбие" в книге "Коло славим", А. Потапова, И. Черкасова, 1999 г.
2. Дадим конспективное описание праздника урожая, отмеченного этими общинами осенью 1998 года. Оптимально, когда на празднике появляется от десяти до тридцати участников. И меньше и больше этого количества - плохо. Всего, на большие праздники собирается до пятидесяти человек. Зевак и зрителей со стороны желательно не иметь. Все должны быть активными участниками. Очень важно не затягивать ритуального действия, но и коротким оно то же быть не должно.
Итак, в дневное время совершаются следующие действия. Собираются дрова. В стороне кладется на землю скатерть и на ней ставится трапеза. До времени ее никто не трогает, в трапезу входит мясо, колбаса, овощи и фрукты со своих огородов, хлеб, пиво. Для питья используются деревянные ковши. Обычно бывает самодельный квас, но в этот раз его не успели сделать.
В это раз собирались в Битцевском парке, в пределах Москвы. Там нет постоянно стоящих идолов. Поэтому принесены домашние деревянные идолы и поставлены на дубовый пень. К ним поставлены ковшики и рога с пивом, положено мясо, колосья ржи и некоторые другие дары. Там же поставлены жреческие посохи, игральные инструменты, топоры. Лежит там и треба - буханка круглого хлеба, которая будет положена в жертвенный костер. Все это образует временное капище, которое, по окончанию праздника, будет с поклоном и извинениями разобрано. Когда это все готово, участники переодеваются в ритуальную одежду - вышитые рубахи, пояса, шапки. Все это делается не торопливо, и занимает довольно много времени. Время нужно на то, чтобы вжиться в место, где будет происходить праздник. Поэтому никто никого не торопит и ни в коем случае не ругает.
Наконец, ведущие жрецы отходят в сторону. Там достаются бумаги, на которых древнеславянским алфавитом изложен сценарий праздника. В последний раз обсуждается - кто, что на празднике должен сделать. Как правило, ведущих жрецов трое или четверо, и кто-то из них вообще видит сценарий в первый раз. Но поскольку у них есть опыт, то одного такого разговора бывает достаточно. После этого, бумаги прячутся, и праздник протекает уже сам по себе как импровизация. Если кто-то что-то забыл или сделал лишнего, то это принимается как данность.
3. Праздник начинается с заговора места. Читается заговор на огонь, в который входит славление "батюшки огня", описание его силы и пожелание оказать этой силой на нас очистительное действие. На место действия читается заговор, обращенный к чуриле - предку, который отводит от места негодных духов. Обычно ведущий эту часть обряда жрец произносит слова, а потом эти же слова повторяют все хором. Говорят все стоя кругом вокруг костра. Костер принято зажигать трением или линзой от солнца, или углями из очага. Но трением мало кто умеет, а солнце не всегда бывает, очаги далеко. Поэтому чаще всего зажигают спичками или зажигалкой малый костерок. Через некоторое время, от него переносят пламя к костру ритуальному. Малый костер рассматривается как образ домашнего очага. В принципе, на нем может готовиться пища.
4. Следующее действие, это вхождение в транс. Контакт с миром богов и духов оказывается наиболее сильным, когда человек несколько отрешается от обыденности. Чтобы праздник состоялся как сакральное действие, требуется определенного рода возбуждение, некоторое общее психическое поле. Оно создается через хождение хороводом вокруг костра. При этом используется бубен и звенящие инструменты. Под их ритм говорятся слова, поясняющие суть праздника, после они переходят просто в протяжное пение одного звука, например, женскими голосами. Как правило, это импровизация. Ритм движения регулируется работой ведущего, который делает это посредством ударов в бубен. Продолжается это до получаса. Ходить в этом хороводе могут не все, а только основные участники. Сформированное ими поле охватывает всех, так что возникает единый психический организм. Никаких специальных возбудителей для этого не используется.
Когда общее психическое поле сформировалось, хоровод прекращается. Появляется большой ковш с пивом, которых ходит по кругу, обязательно по солнцу, и каждый говорит какие хочет слова, и отпивает из него сколько хочет. Если в хороводе оказывается более тридцати человек, то это дело может затянуться и общее психическое поле разорвется. Но если участников не много, то это закрепляет общую атмосферу праздника и она сохраняется надолго, и на весь день, и может сохраниться и на последующие дни, когда праздник давно кончился.
После этого общего для многих праздников начала, читается молитва - славление Матери - Земли и бога Велеса за урожай. Каждое законченное утверждение или пожелание отмечалось звоном и ударом в бубен.
К стоящему неподалеку, отдельному дубу, в дар Велесу подносился сноп колосьев, перевязанный лентой, и к нему же прикладывались вареные яйца. Велеса просят принять дары. После праздника, они так и должны остаться лежать у этого дуба.
Наконец все идут к трапезе. Во время еды поминаются боги и предки, в честь них подымаются ковши. Просто ведется самый обыденный разговор на обычные бытовые темы.
Надо сказать, что не все бытовые темы в такое время приемлемы. Очень вредно, например, обсуждать вопросы современной техники, экономики, политики. Не должно появляться чуждых празднику эмоций. Поэтому иногда жрецы вмешиваются в разговор и прекращают его. Люди стоят плотно у костра, и инородная речь легко разрушает образ вершимой мистерии, а пока он пребывает среди людей - его должно почитать как благо.
Плотно никто не наедается и не напивается. Подходят какие-то гуляющие по парку молодые люди. Их приглашают к столу и начинают расспрашивать о жизни, начинают объяснять языческую идею.
5. Отдохнув и поев, один из ведущих жрецов, начинает заводить народ на продолжение действия. Для этого нужно найти какой-то предлог, который обычно появляется по ходу дела. Как правило, сперва жрец начинает сам медленно ходить с бубном вокруг и костра и стола и обходит всех сидящих, а потом начинает понемногу подымать тех, кто сам не встает. Когда все подняты, (и случайные гости тоже), все вновь начинают ходить вокруг костра. Здесь другой жрец начинает петь песни. Опять же он пропевает первую строку, а все ее повторяют. Так исполняется несколько песен. Все ходят, взявшись за руки. После этого круг размыкается и все начинают ходить, индивидуально играя на инструментах, издавая звуки и не особенно слушая друг друга. Обычно, все начинают подстраиваться под общий ритм. Как только круг размыкается, кто-то уходит из него. Часть людей располагаются вне круга и предаются так называемому вертимому плясанию. Это вращение вокруг своей оси с хлопаньем в ладоши, если нет инструмента. Продолжается это до усталости, потом стихийно прекращается. Наступили сумерки.
После этого полагается организовать игры и состязания, в частности борьбу. Это может продолжаться час или два. Нынче все завершается борьбой двух участников. Праздник медленно затухает. Темно. Все собираются у стола, доедают и допивают. Кому-то надо срочно на уходящий транспорт. В темноте идет сбор ритуальных вещей. Все расходятся в течение полутора часов.
Всего на празднике было шестнадцать человек. Из них пятеро - женщины, трое ведущих жрецов, и три человека были на празднике впервые. Половина людей - постоянные участники всех мероприятий.
Другие общины проводят праздники несколько иначе. Но и там просматриваются основные компоненты: Зачин, костер, обращение к богам, жертвоприношение, трапеза, игры.
6. Теперь опишем, как язычники масленицу справляли. Текст, приведенный ниже, целиком построен на фактическом материале. В свое время он посылался в "Московский комсомолец", но напечатан не был.
Еще во времена матриархата, люди верили, что есть в мире две богини. Одна холодная и не добрая к людям - Зима или Марена, а другая теплая и доброжелательная Весна или Лада. По очереди приходят они владеть землею, но людям более желанна из них Весна-Лада, потому приход ее есть великий праздник, который зовут масленицей.
Приходит Весна, слуги ее дают бой силам Марены, и на пол года покидает холодная богиня землю. Но чтобы случилось это, людям надо закликать добрую богиню, и самим показать силу и удаль. Нужно победить слуг Марены, а саму Марену сжечь, отправить ее в мир иной, чтобы наступила смена времен года на земле.
В отличие от гражданской, языческая масленица на неделю длиннее. Потому все утро 19 марта в Битццевский парк от метро "Ясенево", большими и малыми группами шли люди с рюкзаками. В парке, среди сосен, на высоком берегу ручья, собирались из соломы Марена и колесо, расчищалась большая поляна, складывался из сушняка костер, устилался скатертью длинный, из снега стол, ставились на него резные ковши. Стоял ряд пятилитровых бутылей с медовухой.
На древний праздник собрались, считай, все московские общины, их штук пять или более. Пришли друзья из союзных организаций, пришли гости и просто глазеющие люди. Всего собралось до двух сотен народу, рабочая же группа, появившаяся с раннего утра на поляне, была всего человек из десяти.
7. С утра услыхалось, что никак не залезть Соловью- Разбойнику на дуб. Один молодец намахался топором, и решил Соловья посмотреть. Приходит, смотрит, стоит дуб на узкой тропе, а Соловей высоко на толстой ветке сидит. Валенки, шапка-ушанка лик лубяной, борода мочальная, посох длинный. Под дубом девица стоит. Приглянулась девица парню.
- Отдашь ли, Соловей, за меня дочку?
- Отчего же не отдать, бери, да только послужи у меня на заставе.
Обнял парень девицу, да увидал Соловей - игрецы по тропе идут. Засвистал, закричал с дуба:
- Ааа, идете милые, подавайте-ка выкуп! Чай на дармовщину подались? Выкуп пивом давай, аль красной девицей! Тут угостил их молодец снежками заготовленными. Подались игрецы назад. Рюкзаки поснимали, надели рубахи ритуальные и все дружно на молодца кинулись. Как ни свистал Соловей с дуба, да ничем помочь не мог, затоптали молодца в глубокий снег. Эх, не собрал Соловей дружины, не попил пивка на халяву! Избили его снежками на дереве.
8. Хороша шутка в начале игры. Стали все вокруг костра плотным кольцом в два ряда. Пестрят шкуры, рубахи, камуфляжи, просто мирское одеяние. Внутри встали малым кругом волхвы, (набралось пятеро). Прочли заговор, зажгли огонь, пошли чаша, а за нею полу саженный ковш по кругу. Загорелся костер, сказали славу богам, пошли на холм Весну кликать. Встали девы над крутым обрывом и понеслись призывные голоса по всей долине.
Тут пришел вестник с вестью не добрую. Похитили нечистые духи Марену и хранят ее в крепость, что от ручья по другую сторону обрыва. Надобно ту крепость взять, а Марену вернуть. Иначе на земле она останется, а Весне не быть! Выслушав эту весть, резвые молодцы с обрыва вниз кинулись. Круто оказалось, а с той стороны еще круче. Лезут вверх, скользят, первые до стен добрались, и полезли на штурм.
Тут с холма жречество и певуньи увидели, как полетели вниз с обрыва кувырком горячие головы. Сильные защитники оказались в крепости. Смотрел на это старый шаман и думал: "Не спросясь жрецов полезли, вот и беда! Что я здесь стучу в бубен? Надо быть там, под стеною, чтоб народ на стену злее лез".
Лиха беда начало. Прыгнул шаман, сбежал вниз трусцой и полез вдохновлять штурмующих. А народ сверху так и валится. Залез шаман под стену самую. Уж в бубен не стучит, людям спины подпирает. Перевалился кто-то через стену внутрь крепости, а за ним шаман и все остальные. В крепости неразбериха, лежат на Марене тела, собою ее прикрывают. Кинул шаман бубен, схватил кого-то худого, оказалась девка черная. Поднял ее в воздух. Ууу- говорит девка- брось меня в пропасть! Отпустил - бросил, в снежной глуби исчезла черная ткань.
Уж казалось захвачена Марена, но вбежал отряд здоровой, крепкой нечисти. Стали выкидывать шамана из крепости. Изорвали в клочья одеяние. Не хотелось шаману падать. Качается он на живых качелях: лежит злой дух поперек стены лицом наружу, ногами за шамана держится, а шаман схватился за второго, что толкает его из крепости. Так втроем и полетели они кубарем. Отдышался шаман внизу, сердце заходится, нет воздуха, совсем задавили окаянные. Смотрит вверх - несут Марену штурмом взятую.
Собрался народ у большого пламени. На колу Марену в огонь ставили. И в бубны стучали, в сопели гудели, в ладоши били. Занялась Марена пламенем, пошла на небо, закричали все дружно. Гори, гори ясно, мы тебя проводили, рогожею обрядили, прощай Маренушка, прощай Зимушка. Ух, справили!
Все к столу, народу в три ряда, не пробраться. Мало кто съестное принес, зато много кому поесть захотелось. Медовуха хороша, да разбавлена. Съели, выпили все до капли, дочиста.
После трапезы устроил гусляр игрища. Много молодцов кулачным боем тешилось, много песен девицами спелося. Тут пришла пора - будить медведя надобно. Побежал с медвежьей мордой в лес залечь человек назначенный, да сорвался в ручей с бревна скользкого, бранно выругался. Вот залег он в берлоге и думает: эх неладно упал, ругнулся, примета не добрая. Быть беде, а какой - неведомо. Лишь подумал, подходит к берлоге хор девушек и зовет медведя выйти из терема. Заревел медведь, наружу выглянул, бросился за красно девками. Да ребята, что шли обряд не ведая, - чуть не удушили медведя - дышать в шкуре тягостно. Поплясал медведь, выбрал девицу, спела она ему песнь откупную. Повели медведя к костру на обозрение.
Под конец сгорело огненное колесо, было сказано много добрых слов, много добрых здравниц поднято. Много новых договоров заключено, много новых дел задумано. К ночи сняли одежды ритуальные, вновь в обычных людей обратилися, да о празднике память будет долго помниться.
9. Так описание праздника стало песнью. Теперь расскажем про русальские мистериальные игры, которые были в ночь на 28-25 мая 2000 г, на капище возле станции Луговая. Мистерия состоялась после двух часов ночи до четырех, с длительной подготовкой.
На капище к народу пришел посланец Велеса. Говорил, что надобно вернуть его рог, что рог оказался у лесных дев и ежели будет он найден, то желаемое исполнится и благое воздастся, а ежели нет - то разгневается Велес, обнаружив пропажу. Рог же девки - русалки хранят, и взять его может тот, кто должные слова знает. Но дело не простое, эта нечисть может очаровать и в зверя или птицей оборотить, а коль рог не найдется, то таковыми на век и останетесь.
Слушали все это у костра в ночи. На заднем плане встают тени, в лесу шуршание, голоса дев. Знали, что в лесу где-то у ручья бродит берегиня, но есть где-то и рогатая ведьма, тоже бродит, и рогов ее наверняка не миновать, коль ее встретишь. Бродил по лесу и сын Велесов - сатирообразный козел, что временами набрасывается на людей, требует какие-то ответы, но иногда с блеяньем уносится, особенно если ему перепадет палкой. Было столкновение этого козла с берегиней, пришлось деве спасаться бегством.
10. И вот, разошелся народ на поиск рога. Девы - русалии хватали ребят, что вышли за рогом, окружали, хихикали, щекотали, требовали отгадать загадки. От них пытались убегать, зубы заговаривать, встречные вопросы задавать, однако мало что получалось, девы на своем стояли и загадки загадывали.
Полынь, хрен и перец на сих русалок действовали очень слабо. Лихая и гадкая подобралась компания. Кто загадок их не отгадывал - становился зверем, птицей или насекомым, и исполнял возложенное на них дело. Было у них два одеяния - одно белое, для фальшивой красоты, а второе темное, чтобы в засаде прятаться. Рожи были у них не рожи, а какие-то соломенные тюрбаны на все лицо.
В конце концов, Добромир отгадал три загадки и из трех ряженых дев по наитию указал ту, у которой рог. Он отгадал и загадку, на которую не ответил автор этих строк: "сверху дыра, снизу дыра, а посередине огонь да вода". Сперва Добромир ответил, что это котел в печи, но когда русалии медленно подступили с хищным радостным подвыванием, и уж было совсем сдавили его со всех сторон, то успел поправиться. Это и спасло положение. Рог был извлечен, и с его помощью у костра были сняты ночные чары. Вскоре его пришел вымогать велесов козел, прикидываясь самим Велесом и предъявляя рог уцелевший. Ему дали рог посмотреть. Мерил мерил к себе подлинный рог, но все увидели, что он не подходит, тогда рог забрали, а козла прогнали.

Продолжение

Оглавление

Об авторе

Язычество - Вера и образ жизниЯзычники в наши дниЛитература, Интернет-ресурсыЭкологическое ВозрождениеКольцо форумов СлавииНовое
О Содружестве Природной Веры
Основы ВероученияНаши целиОбщественные акции и этическое учениеОбряды "Славии"Вечевые Собрания

Реклама:


?aeoeia@Mail.ru
rax.ru: iieacaii ?enei oeoia ca 24 ?ana, iinaoeoaeae ca 24 ?ana e ca naaiaiy
 
Rambler's Top100