Велимир, волхв языческой общины "Родолюбие Коляды Вятичей"

КНИГА ПРИРОДНОЙ ВЕРЫ - том 2

Глава 6 - Вокруг Руси

Жизнь и вера балтийских славян

Оглавление

 

В последние годы на Руси развелось немало теоретиков, которые рассуждают о единстве белой расы, и убеждают нас в единстве духа и образа жизни славян и германцев. Здесь мы опишем бытие и веру славян, которые прожили бок о бок с германцами много столетий, и в конце концов были ими истреблены. Для нас важны как традиции жизни балтийских славян, так и их вера. Важно так же понять: почему балтийские славяне потерпели поражение в борьбе с германским этносом? Нижеследующий материал в значительной степени опирается на книгу А. Гильфердинга "История балтийских славян", в которой упомянуты и учтены все первоисточники по нашему вопросу.
1. Первые упоминания о славянах - венедах, живущих на берегу Балтийского моря относится к второму-третьему веку до н.э. Связаны эти упоминания с тем, что море приносит венедам янтарь. Можно заключить, что венеды жили примерно на территории от современной Калининградской области до Дании. По-видимому, венеды представляли старый этнос, который жил матрической традицией, чурался оружия и впоследствии растворился среди балтов и поздних волн славянской миграции. Возможно, потомками венедов были пруссы, которых принято считать балтами.
В восьмом веке св. Бонифаций, который крестил германцев, писал: "Венеды народ мерзейший и самый дурной, хранят, однако, такую верность супружеского союза, что жена по смерти мужа сама отрекается от жизни, и считается между ними славная та, которая своею рукой убьет себя, чтобы сгореть с мужем на одном костре".
Германцы открыто называли славян собаками, и заявляли, что они имеют врожденную ненасытную свирепость. Все письменные упоминания германцев о славянах изобилуют гадкими эпитетами. Как правило, эти эпитеты ничем не подтверждаются, а следующие за ними конкретные описания славянской действительности противоречат им. В данном случае нам важно, что Бонифаций использовал имя венеды как обобщающее понятие. Конкретного племени венедов в восьмом веке мы уже не находим.
Начиная с восьмого по двенадцатый век, племена балтийских славян занимали область от низовий Лабы (Эльбы по - германски) до Одера, примыкая к берегам Балтийского моря. На западе и северо-западе за Лабой в сторону Дании, была великая пустошь. Это была как бы буферная зона между датчанами, германцами и славянами. В ней никто не жил и через нее непрерывно проходили бродячие дружины германцев с целью грабежа славянских земель.
От этой зоны на восток вдоль берега моря жили славянские племена: вагры, восточнее бодричи или рароги (огненные соколы). Еще восточнее лютичи. Их центром был город Вольгаст на острове Волине. Восточнее лютичей, на запад от Одера, жили укране. К востоку от Одера жили поморяне, их главным городом был Щецин.
К югу от бодричей и лютичей жили стодоряне, еще ниже их, к востоку от Лабы до реки Эльстры, жили лужицкие сербы. Немецкие поселения располагались к западу от Лабы, а земли между Лабой и Одером принадлежали славянам.
К северу от бодричей лежал остров Рюген, Руян или Буян. На нем жили ране или руяне. Вероятно, они и были потомками древних венедов. По крайней мере, они почитались за старшее славянское племя, но это старшинство носило весьма условный характер. Их центром был город Аркона, в котором находился почитаемый всеми славянами храм Святовита.
Надо думать, что венеды создали Аркону - крепость на острове Рюген, с целью перекрыть экспансию морских экспедиций датчан на восток. С востока венеды примыкали к балтам, с которыми у славян никогда не было непримиримых конфликтов. Поэтому в течение многих веков основные вооруженные силы венедов были сосредоточены на западе. Это позволяло венедам, живущим восточнее, спокойно наслаждаться миром, не знать оружия, и уметь держать только гусли. Живший во втором веке, античный историк Птолемей называл Балтийское море Венедским заливом.
Жили венеды на Балтийском море со времен ледникового периода, либо откуда-то пришли - мы не знаем. В третьем веке к ним пришли другие славянские племена, которые мы перечислили. Историки увязывают это с войнами Атиллы, который разгромил готов, и этим изменил геополитическую обстановку в Европе. Славяне были его союзниками, и наверное только они и выиграли от кратковременного нашествия гуннов.
В настоящее время остатки племен руян, бодричей, вагров, стодорян, лютичей, лужичан забыли свой язык, традицию и культуру, и превратились в датчан и немцев. А потомки поморян вошли в состав Польши.
Балтийские славяне, казалось бы? имели перспективу и возможность объединиться в единое государство перед лицом общего врага. Но этого не произошло. Все эти племена до конца своей самостоятельной жизни имели родоплеменное устройство и принципиально отказывались от элементов государственности.
2. Нам очень важно рассмотреть образ жизни балтийских славян и сравнить его с германским. Ибо мы указывали, в наше время появилось много интеллектуалов, заявляющих о единстве славян и германцев, а заодно и о том, что у славян было кастовое строение общества.
Никакого кастового строения общества у славян никогда не было. Это говорит за не арийские начала славянской культуры. Даже прибыв в Индию, Афанасий Никитин не смог разглядеть кастовых различий. Настолько этот русский человек был далек от кастовых представлений.
В основе общественного устройства балтийских славян было хорошо известное и понятное нам вече или деревенская сходка. Всякое решение принималось полюбовно и обязательно единогласно. В отличие от новгородского, это вече нигде и никогда не кончалось дракой. Успех такого общественного устройства зависит от взаимной любви и уважения и не допускает вечно тлеющих антагонистических конфликтов. Чтобы их не было, балтийским славянам требовалось полное равноправие. Именно на равноправие был ориентирован быт и жизненная философия балтийских славян.
Да и сегодня если мы попадем в российскую глубинку, то встретимся именно с такого рода философией. Видимо, это общеславянское врожденное свойство, которого нет у народов Западной Европы. Идея заботы обо всех, готовность пожертвовать собой за всех, вселенский масштаб сознания как божественного начала в человеке, совесть, задающая такой глобальный стереотип поведения - все это генетически заложено в славянине. От этого можно временно уклониться, но нельзя уйти навсегда.
Совесть западного человека оказывается более приземлена и практична, и ее существование вообще стоит под вопросом. Ее отсутствие компенсирует группа других качеств, связанных с осознанием своих перспективных выгод.
Различие славян и германцев отразилось в их образе жизни. Если славянская деревня происходила из одной семьи, и дома стояли рядом, то германские избы стояли вразброс далеко друг от друга. Славянин пахал землю сам и гордился этим. Германец презирал землепашество. Оставлял земледелие женщинам. Сам же он занимался охотой или военным делом. Со времен Тацита (начало второго века) у германцев возникла личная собственность на землю. Ее наследовал старший сын, а младший и средний обязаны были идти добывать себе достояние мечем. У славян земля была собственностью общины.
Германский воин всегда имел оруженосцев и прислугу. Славянский воин всегда носил свое оружие сам и оруженосцев не имел. Исключение составляли только воеводы и войны из самых знатных родов, которые имели свои небольшие дружины, среди которых один всадник мог быть слуга, а не воин.
Славяне, будучи потомками богов, не признавали различий знатных и не знатных родов. Германцы исконно отдавали предпочтение неким знатным родам, которые только и вели родословную от божеств. Таким образом, аристократическое начало содержалось в основе германского сознания. И такое глубинное психологическое различие славян и германцев предопределило их вечный конфликт.
Славяне платили германцам тем же, что получали от них. Если датчане и германцы делали военные набеги на славян, то и славяне совершали такие же набеги. Славянские пираты свирепствовали на балтийском море с девятого по двенадцатый век. Это время совпадает с эпохой викингов, живших по древним представлениям на острове Туле (Скандинавский полуостров).
Все наши знания о балтийских славянах проистекают из датских и германских хроник, поэтому мы ничего не знаем об отношениях викингов и балтийских славян. За многие годы они могли объединяться в своем ремесле, так и вести морские войны.
Хроники повествуют, что славяне были мореходами, и, значит, они не могли не использовать ладьи того же профиля, что и викинги. Известно, что в отличие от речной ладьи, драккар викингов имеет форму корпуса, позволяющую подыматься на волну, а не подставлять ей борта для удара и перехлеста. Именно это открытие способствовало развитию мореходства и морского пиратства. Кто это открытие сделал - неизвестно, может быть и славяне. Обычно совершенные формы вырабатываются в течение столетий, и тут не обходится без коллективного творчества. Во всяком случае, для нас естественно, что Балтийское море в первом тысячелетии бороздили славянские корабли. И конечно балтийские славяне хорошо знали путь до Новгорода. Не исключено, что этот город был заложен еще венедами.
Заметим, что на славянские новгородские земли викинги не устраивали набегов, а грабили датчан, англичан, французов. Возможно, это результат договора и разделения сфер влияния, а возможно, и результат браков между славянскими князьями и скандинавскими конунгами, начало которых теряется во тьме столетий. Причина такой взаимной любви крылась в том, что славяне запросто могли ударить через море в незащищенный тыл, когда ярл с дружиной уплывал грабить далекие земли.
Если мы будем сравнивать славян, датчан, норманов и германцев в способности к злодейству, то едва ли сможем отдать кому-то из них предпочтение. Такова была эпоха. Иначе было просто не выжить. Но если мы будем сравнивать эти народы по высоким человеческим достоинствам, то будем вынуждены отдать первенство балтийским славянам.
Славяне, как и древние греки, считали целомудрие угодным богам. Кто нарушал его в месте угодном божеству, того постигала кара. Природных рабов у славян не было. Славяне превосходили своих соседей в таких качествах как честность, добродушие, почитание родителей, щедрость и гостеприимство, сострадательность к ближнему, склонность к песням и веселью. Старость почиталась чрезвычайно. Так что балтийские славяне хоть и были по условиям жизни народом ожесточенным, но в то же время, по своей природе, являлись народом добрым и не жестким. Военная доблесть у них была первым долгом лишь в силу условий жизни.
3. Руяне, в отличие от всех остальных племен, имели княжескую власть и большую религиозность. Фактически князем мог управлять жрец Святовита, который на основе гаданий решал - угоден или не угоден божеству княжеский замысел. Князь так же был подчинен общему собранию народа. Именно такая государственная и религиозная власть позволила руянам противостоять западной экспансии примерно на век дольше, чем это удалось, например, лютичам, которые вообще отказались от княжеской власти. Они просто выгнали своих князей, а жрецов стали слушать лишь тогда, когда в одиннадцатом веке, вместе с принятием христианства, у них разразился мор.
Можно с высокой степенью достоверности полагать, что один князь из племени рарогов по имени Рюрик, вошел в конфликт со своим народом, и в тоже время получил приглашение из Новгорода на княжение. Подумав и обсудив с верными людьми это предложение, он всем семейством и дружиной погрузился на ладьи, поджег свой дом, и отплыл на восток. На щите он привез символ огненного Рарога - атакующего сокола.
Балтийские славяне видели, что княжение нарушает принцип их изначального равенства. Ибо князю надо платить на содержание дружины, а сам князь неизбежно стремится расширить и разнообразить сферу своего влияния.
У лютичей даже на войне не было начальника. Германские хроники пишут, что на них напала толпа лютичей, но никогда не называют имени воеводы. С отсутствием князя, очевидно, отсутствовали и воины - профессионалы. Поэтому вооруженные силы балтийских славян состояли просто из вооруженного народа, который запасался оружием, и учился владеть им по традиции и личной инициативе.
Это значит, что каждый мужчина в то же время был и самостоятельным воином, подчиненным старшему в роду, но не избранному племенем военноначальнику. Каждая деревня представляла собой самостоятельную боевую единицу. В таком случае постройка ею ладьи сразу открывала возможность морской экспедиции, ибо никакого иного закона над нею не было.
Если князей не было, то было самоуправление, идеальная анархия. Но в этой анархии со временем стала выделяться знать, поначалу имевшая лишь материальное превосходство над рядовыми представителями народа.
Расслоение общества по богатству явление неизбежное. И здесь случилось то, что случилось в конце советской эпохи. А именно, знать предала народ, ослабила его единство, перекинулась на сторону немцев и приняла христианство.
Случилось это быстрее всего у лютичей, где вообще не было центральной власти, способной этому противостоять.
4. Здесь мы подошли к самому важному. Знать балтийских славян с течением времени захотела жить так, как жила германская знать, иметь такие же привилегии.
В нашу эпоху технологии социальной рекламы хорошо разработаны и широко используются в информационной войне. Именно через рекламу прелестей западной жизни в семидесятые - восьмидесятые годы прошлого века было разложено советское чиновничество. В результате чиновники пошли на предательство, на смену государственного строя, что в девяностые годы обернулось экономическим крахом и распадом СССР, нищетой и вымиранием народа, потерей нацией своих духовных ценностей, оживлением христианства. Именно это случилось примерно восемь веков назад у балтийских славян.
Во второй половине первого тысячелетия развитых средств информации не было, и об информационных войнах в геополитических масштабах практически ничего не знали. Поэтому, события развивались медленнее, чем в наше время. О привилегиях германской знати балтийские славяне узнавали стихийно, в результате торговых контактов и военных столкновений. Германская знать имела, по сравнению с рядовыми германцами, закрепленные законом и традицией привилегии на владение землей, на содержание дружины, и другие. С течением времени круг этих привилегий расширялся за счет ограничения прав остального народа.
Знать балтийских славян отличалась от народа богатством и уважением, которое можно было легко растерять. Степень знатности определялась количеством коней, ибо это определяло число воинов. Никакого роста прав знати славянский родовой социализм не предполагал. Это извратило и сделало интересы знати тайными от народа, и это оказалось одной из главных причин гибели славянских племен.
Тогда, как и в наше время, возникла тяжелая историческая ситуация, не имеющая правильного нравственного выбора. Чтобы народ выжил в борьбе с другими народами, в нем должна возникнуть иерархия, предполагающая неравенство людей, которая ведет к образованию пирамиды государственной власти. Если бы балтийские славяне знали свой конец, возможно, они бы и объединились вокруг избранного царя или руянского князя. Но они погибали медленно в течение одиннадцатого - двенадцатого веков, ни как не желая ограничится в своей первозданной родовой и вечевой свободе.
Измена славянской знати была не единственной причиной поражения. Славяне и германцы в равной степени были слабо объединены властью своих князей и королей. Но с восьмого века германцев объединяло христианство. Рим и вся христианская Европа, толкали германцев к экспансии на восток. Германцы и сами были к этому готовы, но христианство объединило их в единую силу, обелило и дало идеологическое обоснование экспансии. Военноначальниками среди германцев стали не просто выходцы из знати, а князья церкви - епископы. И это единство действий в течение нескольких веков обусловило победу над балтийскими славянами. Первыми добровольно принимала христианство славянская знать. Она же первая и онемечивалась, отказывалась от своей родовой традиции, ибо эта традиция не позволяла иметь привилегии.
Дольше всех принятию христианства противились, конечно, жрецы. Но жрецы были фактически бесправны и их голос общественные собрания не принимали всерьез. Это ясно показывает, что жрецы не были объединены в организацию, которая обладала авторитетом и властью. Они не могли говорить от имени богов, но могли лишь истолковывать их знамения. Исключение составляли жрецы Святовита на острове Рюген.
Из жития Оттона (одиннадцатый век) мы узнаем, что у поморян в городе Вольгасте, жрец Святовита, желая напугать народ приездом христианского священника, стал из кустов разговаривать с проходящим человеком. Говорил он следующее. "Стой, человек, и внемли моему слову. Я бог твой. Я тот, кто облекает поля травою, и леса листвою. Плоды земли и деревьев и стад, и все, что служит человеку, все в моей власти: даю поклонникам моим и отымаю у противников моих. Скажи народу в Вольгасте не принимать чужого бога".
Эта попытка жреца говорит о том, что если бы он сам явился перепуганный к народу и сказал, что должен передать волю бога- то ему бы не поверили. Почему? Потому, что посягательства жреческого института на духовную власть так же пресекалось, как и стремление князя к власти мирской. В связи с этим, слова божества из уст жреца не принимались. Должную харизму имел лишь жрец Святовита Араконского, но и там производилось открытое гадание, и там жрецу не доверяли безоглядно.
Насколько можно понять, сперва католические эмиссары ехали крестить балтийских славян мирно, ибо те и другие имели возможность ездить торговать друг к другу, не смотря на частые войны. Изначальной ошибкой славян, да и всех языческих народов была их терпимость, проявлявшаяся в том, что они допускали христианских священников на свою землю, и далеко не всегда выгоняли их за богохульства.
Ликвидация жреческого сословия, вырубание священных рощ, уничтожение храмов и изваяний богов производилось христианами уже после военных побед над славянами и формального их крещения. При этом не обходилось без народных волнений, но они удивляют нас своей вялостью. Мы можем их понять, если вспомним коммунистические митинги после утверждения в России демократии. Теперь и тогда стоял вопрос одного содержания. Ежели коммунизм истинен - почему он так легко пал? Ежели наши боги велики, почему они не явят себя в гневе?
Балтийские славяне видели разрушения своих святынь и видели, что святотатцы остались живы, здоровы и даже обогатились за счет безнаказанного грабежа. И сам факт этого работал на христианство. Того же, что личная родовая свобода была им дороже единства, и в этом сами они отступили от своих же богов - балтийские славяне не понимали.
5. Скажем слово о богах и вере балтийских славян. Нам известно о них из хроник католических миссионеров, которые делали записи с чужих слов и не были очевидцами того, о чем писали.
На Рюгене в течение многих веков существовало поклонение богу Святовиту, которого почитали все балтийские славяне. Гельмольд отмечает, что ему, как и другим богам, было посвящено много храмов в разных местах. В Щецине и Волине поклонялись Триглаву. В большом и красивом храме лютичей, в городе Радигоще, стояли изваяния многих богов, обличенных в шлемы и латы, у основания каждого было написано их имя. Главным среди них был Сварожич. Полабцы (жили на Лабе к югу от вагров) чтили богиню Живу, она представлялась с цветами на груди. В Ретре - городе лютичей, почитали Сварожича, Яровита и Радигоста, последний осознавался исключительно миролюбивым богом.
Гельмольд отмечал, что среди многообразных богов, которым посвящены леса, поля и людские чувства, славяне признают единого Бога в небесах, который повелевает другими богами. (В данном случае, мы пишем Бог с большой буквы, поскольку это есть имя верховного божества). Но этот небесный бог занимается небом. Потому жителям земли должно обращаться к богам земли, которые ниже Бога, но которые слышат человека.
Богу они не создавали ни алтарей, ни храмов. И жертв ему тоже не приносили, а сосредоточили свое внимание на его потомках - земных богах.
Первым и главным среди земных богов был Святовит. Мы рассказали о нем в главе "Боги". Он и был богом богов. Святовит - бог белого света, в его руках урожай и голод земли, которую он охраняет. В Арконе в великолепном храме стоял его идол с четырьмя головами и четырьмя отдельными шеями. Головы были две спереди, две сзади и смотрели врозь. Бороды и волосы коротко острижены по обычаю руянского народа. В правой руке он держал рог, изготовленный из разных металлов. Одежда (надо думать, что одежда была из ткани) его опускалась ниже колен до голеней. Ноги были сделаны из фрагментов различных древесных пород, хорошо подогнанных. Пьедестала не было, ноги стояли как бы на полу. Поблизости находились уздечка, седло, меч и другие атрибуты божества. Ножны и рукоять меча были отделаны серебром и украшены резьбой. Здесь же хранилось священное знамя Станица, а недалеко содержался священный конь.
С одной стороны, Святовит имел все достоинства Одина, культ которого существовал рядом в одно и тоже время. Но светлой, лученосной световой ипостаси у Одина не было и этим Святовит отличается от нормано-англо-сакского бога. Святовиту более соответствует официальная прилюдная церемония, чем интимная шаманическая магия Одина, тяготеющая к индивидуальному откровению. Черный цвет более созвучен такой магической практике и в этом смысле на Одина более походил Триглав.
Триглав в Щецине так же имел коня, но не белого, а вороного. При гаданиях его так же, как и коня Святовита, проводили через девять копий, но копья клали параллельно, так что одно не касалось другого. В отличие от Святовита, Триглав понимался богом трех миров: воздушного, земного и подземного - миров путешествия шамана. Если со Святовитом связались понятия о добре и зле, то Триглав не нес нравственного закона, оставляя разрешение нравственных проблем народной традиции - оставляя за человеком свободу действия.
Трактовка белого и черного в магии и в религии многозначна. В паре созидателя и разрушителя Белбог - Чернобог балтийские славяне усматривали потребность быть где-то посередине и не отклоняться ни в одну из сторон. Во всяком случае, сила злого божества признавалась, хотя и не говорили о нем добрыми словами. Гельмольд пишет: "У славян господствует удивительное заблуждение. В своих пирах и попойках, они обносят кругом чашу и над нею говорят слова, не скажу благословения, а скорее проклятия, поминая богов доброго и злого. Они признают, что все благое происходит от доброго бога, а все дурное от злого, а потому и называют на своем языке злого бога Диаблом или Чернобогом..."
Таким образом, у балтийских славян мы находим признание силы разрушителей и носителей зла, но признание не есть почитание. Главным божеством их является носитель безусловного добра и света - бог Святовит.

Продолжение

Оглавление

Об авторе

Язычество - Вера и образ жизниЯзычники в наши дниЛитература, Интернет-ресурсыЭкологическое ВозрождениеКольцо форумов СлавииНовое
О Содружестве Природной Веры
Основы ВероученияНаши целиОбщественные акции и этическое учениеОбряды "Славии"Вечевые Собрания

Реклама:


?aeoeia@Mail.ru
rax.ru: iieacaii ?enei oeoia ca 24 ?ana, iinaoeoaeae ca 24 ?ana e ca naaiaiy
 
Rambler's Top100