Велимир, волхв языческой общины "Родолюбие Коляды Вятичей"

КНИГА ПРИРОДНОЙ ВЕРЫ - том 2

Глава 6 - Вокруг Руси

Мир Калевалы

Оглавление

 

1. Собранные Элиасом Ленротом руны (песни) финнов Российской Карелии с 1828 по 1831 год были окончательно систематизированы и представлены в виде единой книги - "Калевалы" в 1849 году. Основные руны были записаны им от старца Архипа Перттунена на территории нынешнего Калевальского района Карельской республики. Это он рассказал Ленроту, что его дед со своим другом пели руны ночи напролет, взявшись за руки. При этом две строки пел один певец, а потом две строки другой, и в такт пению они покачивались. Таков был древний обычай исполнения рун.
Ленрот был человеком разносторонним и высокообразованным. В то же время он глубоко знал и чтил традиции своего народа и, пожалуй, первый осознал значимость национального эпоса. Сравнивая записанные Ленротом песни с текстом "Калевалы", ученые оценили, что корпус рун Калевалы на 94% принадлежит народному творчеству и примерно на 6% содержит смысловые конструкции, которые вынужден был восстановить или добавить сам Ленрот. Он имел на это право, поскольку сам оказывался прямым наследником: исполнителем, хранителем и составителем рун.
О том, что представляют собой руны "Калевалы" не утихают споры до сих пор. Наш анализ рун "Калевалы" показал, что они представляют собой многоплановое и многослойное фольклорное образование, которое не может быть охарактеризовано одной фразой, вроде того, что в "Калевале" заложен поиск национального самосознания через обращение к своей мифологии.
В "Калевале" есть руны фиксирующие традицию - осмысляющие рождение, юность, родовые отношения, женитьбу, мысли жениха и невесты, стремления их родителей, права и обязанности человека в различные времена жизни. Есть руны повествовательно - приключенческого содержания. Одновременно они оказываются нагруженными философским и аллегорическим смыслом, разгадка которого требует раздумья.
Ядро "Калевалы", конечно, составляют руны, несущие мифологию, рассказывающую о творении мира и происхождении вещей. Отразились в рунах чаяния и мечты народа о счастье, отразились и пережитые им бедствия, и весь исторический опыт. При этом все руны оказываются шедеврами народного творчества, так, что уже в прошлом веке "Калевалу" ставили в один ряд с "Одисеей" Гомера, который точно так же должен был собрать народный эпос, чтобы сложить его в единое произведение.
Не имея возможности произвести всестороннее исследование этого памятника, рассмотрим лишь его самые важные фрагменты. Проведем так же параллели между финским язычеством "Калевалы" и славянским язычеством.
2. "Калевала" начинается с картины творения мира. Одна из первых берегинь - дева творения Ильматр, мать воды, разбивает яйца, которые снесла посланная верховным Богом утица. Из них явилась мать-земля сырая, небесный свод, солнце, ясный месяц, звезды на небе и облака. Сама же Ильматр формирует морской берег и рождает прародителя певцов Вяйнямейнена.
Знание происхождения мира или вещей происхожденье, дает возможность власти над ними. Это как бы означает старшинство над вещью, а старшинство в родовом обществе означало власть. Поэтому знание происхождения мира и вещей никогда не было простой блажью. Оно предполагало всесилие. Потому и древность происхождения Вяйнямейнена означает его мифологическую значимость. Он появился раньше всех иных людей, сам является и богом и человеком, оказывается одновременно молодым и старым, и бессмертным.
При этом на Вяйнямейнине лежит мировое проклятие, связанное с тем, что он родился, будучи не зачатым. История Вяйнямейнена - это в бытовом смысле история его неудачных попыток обрести жену и стать биологическим продолжателем своего рода. Он занят этим до самого явления христианства, когда Вяйнямейнен уплывает от своего народа, так и оставшись свободным волшебным певцом. В этом и состоит его мировое предназначение.
Из "Калевалы" мы узнаем, как появляется трава и деревья, как вырастает и срубается Дуб - огромное мировое дерево. Мы узнаем, что Вяйнямейнен обрел у моря (своей матери) злаки и возделал поле, но мы не находим никаких сведений о том, как появились люди. Из "Калевалы" молчаливо следует, что люди - потомки богов. По крайней мере, "Калевала" не дает нам разницы в деяниях бога или человека, не указывает на какую-то разделяющую их границу. За людьми всегда остается возможность совершить божественное деяние. Из текста мы так и не узнаем - кто совершил то или иное деяние: бог или человек. Здесь мы говорим о богах "Калевалы" только на основе того, что они совершают деяния сверхъестественного характера.
3. Первая встреча с богами-людьми в "Калевале" как бы уже предполагает, что они давно существуют, и это совершенно естественно. В третьей руне Вяйнямейнен сталкивается с "юношей дрянным лапландским" Еукахайненом, который возмущен тем, что некто умеет петь, и владеет магией слова лучше него самого. Он едет состязаться с Вяйнямейненом в пении, и здесь мы впервые встречаемся в "Калевале" с конфликтом богов. Ибо Екухайнен так же бог, но иной.
Удивительность руны в том, что в ней конфликт Еукахайнена и Вяйнямейнена одновременно есть и конфликт людей, и конфликт богов. Совершенно аналогичное впечатление возникает и при чтении "Старшей Эдды" и других древнейших памятников. Вдумываясь в текст, становится совершенно ясно, что монотеистические иерархические представления о мире богов и духов создателю руны не понятны. Он жил в родовом обществе, где не было никакой иерархии. Поэтому для него боги и духи всех уровней воплощены в тела, и все они имеют одинаковые потребности на земле, хотя имеют различные достоинства.
Поэтому современный читатель в конфликте героев видит чисто человеческое столкновение истинного творца и жалкого эпигона, который неизбежно терпит поражение в песенном состязании.
При этом мы знаем, что Вяйнямейнен - бог. Нам известно его происхождение. Он способен творить Словом. Правда у этого бога есть человеческие свойства - он живет традиционным людским укладом, и может творить не все. Творческая мощь его возрастает по мере прохождения духовного пути. Он научается творить, он добывает знания. Изначально же он это не умел делать, но учился и возрос.
Еукахайнен, казалось бы, обладает теми же возможностями. Он тоже умеет творить словом. Иначе говоря, обладает обязательным атрибутом бога. Но разница его с Вяйнямейненом в том, что он молод, глуп и безнравственен. Его божественная сила проявляется в метании стрел, а не в Слове!
Если Вяйнямейнен оказывается подобен Велесу, то Еукахайнен уподобляется Перуну, который начинает ненавидеть Велеса и направляет на него лук - оружие, против которого у Вяйнямейнена нет защиты.
В песенном состязании Вяйнямейнен превращает коня и собаку Еукахайнена в камень, меч его обращается молнией, лук - радугой, стрелы ястребами полетели, шапка и куртка стали облаками, а из пояса лапландца звезды в небе запестрели.
Мы как бы имеем еще одну картину творения мира из атрибутов, с которыми прибыл Еукахайнен!
С этой картиной оказывается в согласии русский заговор, где как бы производится обратное действие: "Еду я из поля в поле, в зеленые луга, в дольние места, по утренним и вечерним зорям: умываюсь медяной росою, утираюсь солнцем, облекаюсь облаками, опоясываюсь частыми звездами. Еду во чисто поле, а во чистом поле..."
Так же об этом говорит и русская народная загадка: "У брата кушак - всему миру не сосчитать. У сестрицы ширинка - всему миру не скатать?" (звезды и дорога).
Без описанного сюжета "Калевалы" нам так и остается не понятным - почему именно облаками одеваются, а звездами подпоясываются? А потому, что они были изначально одеждой пострадавшего в пути божества - Еукахайнена, который при этом сам чуть в болоте утоплен не был, но потом все обошлось - все ему вернул Вяйнямейнен. Значит, этому путнику посчастливилось, и его вещи несут часть удачи.
Однако Еукахайнен затаил злобу, и выжидал своего обидчика, держа прекрасный лук наготове. Вяйнямейнен ехал на сивом коне через водопад, и тот пустил в него из огненного лука стрелу. Первая стрела улетела на небо. Вторая захотела быть в подземном царстве, а третья - поразила коня в сердце.
Любопытно, что в Москве, в Коломенском, в Голосовом овраге, лежит Конь-камень. Это убитый Перуном конь Велеса. А ниже, где стрела Перуна ударила в землю - бьет гремячий ключ. От стрелы, ушедшей в небо, следа не осталось.
Вяйнямейнен падает с коня в море, и тут повторяется все то, что он пережил при рождении. Его носят волны, потом он достигает берега и плачет как дитя, а потом приходит в свой ясный ум. Вероятно, он должен был погибнуть, но тогда вмиг исчезла бы в мире радость, погибли бы все песни. И верховный бог Укко (Род) не допустил этого.
4. Приведенный "грозовой миф" вовсе не является "основным мифом". Разберем главный сюжет "Калевалы", связанный с Сампо. По вульгарным представлениям, Сампо - это мельница, которая оказывается вечным источником пиши. Необходимость ее осознает древнейшая богиня матриархата Лоухи. И в этом состоит бесспорное признание мудрости матрической эпохи.
В действительности, Сампо - объект многоуровневый. Для обыденного сознания это действительно мельница, которая мелет без засыпки зерна. Но если рассмотреть фантастическую картину его создания, то становится ясно, что это воплощенная философская категория народного счастья. В конечном итоге Сампо разбивается, и Лоухи подхватывает не функциональную, не существенную его часть, что так же глубоко символично - эпоха Лоухи кончилась. После этого богиня мельчает и превращается во вредную и бессильную ведьму. Вяйнямейнен же собирает нужные остатки Сампо, приносит их народу и говорит, что и этого будет довольно для счастливой жизни. Разумеется, в техническом смысле, эти обломки ничего молоть не могут. Но в ином, переносном смысле - они все же есть сохраненная в исторических передрягах мудрость и жизнеспособность народа.
5. Из чего Лоухи советует кузнецу Ильмаринену изготовить Сампо?
О кузнец ты Ильмаринен,
Вековечный ты кователь!
Ты сумеешь сделать Сампо,
Крышку пеструю сковать мне
Взяв конец пера лебедки,
Молока коров нетельных,
От овечки летней шерсти,
Ячьменю зерно прибавив?

Этот полный загадок текст означает, что для создания Сампо требуется сплав, единство охоты (перо лебедки), скотоводства, (молоко и шерсть), и земледелия. Эти виды хозяйствования как-то должны обеспечить правильное устройство жизни. Как - покажет время, иначе говоря - горнило печи бога-кузнеца. Сама Лоухи туда заглянуть не может.
Что же из этих составляющих выковывает кузнец? Через три дня раздувания мехов и поддержания жара - "лук из пламени явился с золотым сияньем лунным. Был по виду лук прекрасен, но имел дурное свойство: каждый день просил он жертвы, а по праздникам и вдвое". Ильмаринен сломал лук и бросил его обратно в горнило. Следующим за луком "вышла лодка-красный парус, борт весь золотом украшен и уключины из меди. Был челнок прекрасен с виду, но имел дурное свойство: сам собою шел в сраженье".
И его изломал Ильмаринен. Снова три дня горит горн, и "на пылавшем дне горнила из огня корова вышла. У нее рога златые, среди лба у ней созвездье, меж рогов сияет солнце. Хороша корова с виду, но у ней дурное свойство: Спит средь леса постоянно, молоко пускает в землю".
Ильмаринен режет корову на мелкие куски, бросает в огонь. Вновь раздувают меха, проходит три дня, смотрит: "из огня там плуг выходит. У него сошник из злата, стержень плуга был из меди и серебряная ручка. С виду плуг тот был прекрасен, но имел дурные свойства - он пахал поля чужие, бороздил соседний выгон".
Плуг тоже был брошен в огонь. Наконец, еще через три дня Ильмаринен увидел, что Сампо вырастает, крышка пестрая возникла. И тогда стал он молотком стучать сильнее и довел создание Сампо до конца.
Таким образом, перед нами ряд фантастических образов - аллегорий. Сравниваем их с тем, что изначально было помещено в печь Сварога - Ильмаринена.
Лук - межплеменная распря, вызванная преобладанием охотничьего хозяйства с его жестким архаичным законом: встреченного в тайге чужака - убей. Иначе людей расплодится слишком много и будет голод.
Челнок - образ жизни викингов, когда хозяйство прибавляется за счет грабежа иных земель.
Священная корова - малопроизводительное лесное скотоводство с элементами ведической кочевой архаики, появившееся за счет вытеснения в леса степных народов.
Плуг - миграция на земли финнов славян - земледельцев с земледельческим культом и своим бытом.
Сампо - сопряженная со счастьем оптимальная организация хозяйствования, в которую вошли и лук и челнок и корова и плуг органически, утратив свои разрушительные качества.
Такова расшифровка исторического процесса, который кует в своей мировой печи бог - кузнец.
6. Сампо есть не только организация хозяйствования, но и объект духовного стремления. В тридцать девятой руне "Калевалы" герои отправляются на ладье восстановить справедливость - забрать Сампо у Лоухи, поскольку она не выполнила своих обещаний.
Это, казалось бы, военное предприятие с другой стороны несет исключительно символический характер. Ибо мы выясняем, что в ладье плывут не только воины, но и девы и старцы. Буквально - весь народ. Ведут народ трое вождей Старейший бог Вяйнямейнен - Велес. Бог среднего возраста Ильмаринен - Сварог, и молодой весельчак, и любитель женщин Лемминкяйнен - Ярило. Трое богов ведут ладью своего народа, чтобы преодолеть бури и битвы, и добыть счастье.

Продолжение

Оглавление

Об авторе

Язычество - Вера и образ жизниЯзычники в наши дниЛитература, Интернет-ресурсыЭкологическое ВозрождениеКольцо форумов СлавииНовое
О Содружестве Природной Веры
Основы ВероученияНаши целиОбщественные акции и этическое учениеОбряды "Славии"Вечевые Собрания

Реклама:


?aeoeia@Mail.ru
rax.ru: iieacaii ?enei oeoia ca 24 ?ana, iinaoeoaeae ca 24 ?ana e ca naaiaiy
 
Rambler's Top100